Поиски павших - священное дело.

27 февраля 2020

 

Отец Вячеслав, более 20 лет вы занимаетесь поиском и захоронением павших в годы Великой Отечественной войны. Расскажите, пожалуйста, об этом направлении своей деятельности. Как Вы пришли к этому?

 Мотивация заниматься поиском и захоронением павших сформировалась у меня под влиянием истории моей семьи. Мой дед воевал, отец воевал, мама была вывезена из блокадного Ленинграда, а бабушка погибла здесь. Воспоминания о войне постоянно звучали в нашем доме. Я замечал, что к моему отцу как к фронтовику у его друзей и родственников было особое уважительное отношение. Отец ушел на фронт в 17 лет, воевал на передовой, был ранен и к тому же тяжело заболел в окопах, стал практически инвалидом. У него большой военный опыт и много боевых наград. В том числе в июле-августе 1944 года он принимал участие в Шяуляйской операции 2-го Прибалтийского фронта. Тогда наши бойцы попали в окружение, многие погибли, но моему отцу повезло: раненого его вывезли в госпиталь. Помню, как отец сетовал о своих погибших однополчанах: «А мои друзья все остались там…». Папа ушел из жизни в 68 лет, а я занимаюсь его друзьями – теми, что остались лежать под Шяуляем. Заканчиваю то, что не смог сделать мой отец, занимаюсь «его» друзьями не только теми, что остались лежать в России, но и по всей Европе.

Поиски павших - священное дело. Часть 1, изображение №1

 

История поиска павших началась с того, что я, будучи еще студентом семинарии, оказался в Кировском районе Ленинградской области, где открыл для себя совершенно заброшенный Успенский храм деревень Лезье и Солгубовка на берегу реки Мга. Храм был закрыт еще в 30-е годы, когда практически все духовенство Кировского района было уничтожено, последний священник храма был расстрелян в 1937 году. Храм этот оказался на передовой, на границе Ленинградского и немецкого фронтов. Как только я попал туда, на меня просто «обрушилась» война. Я узнал, что в начале войны неподалеку от храма находился военный аэродром. Немцы быстро прорвались ко Мге, и 50-й инженерный батальон, обслуживавший самолеты, дал врагу многочасовой бой. Это маленькая, но героическая страница обороны Ленинграда.

В 90-е и 2000-е годы на Синявинских высотах и на Невском пятачке мы хоронили по 2-3 тысячи воинов за один раз. Например, в 2000 году было очень сухое лето, вода отошла, и открылось большое количество останков и артефактов. И лежат на наших полях все вперемешку: и немцы, и русские. Эту проблему тоже нужно было решать.

Ещё одной большой проблемой в те годы было трофейничество. На полях сражений люди находили бесценные артефакты, которые попадали не на полки музея, а в частные руки, бесследно исчезая. Так, например, на моих глазах парень копался в расположении 330-го стрелкового полка. Этот полк входил в состав 86-ой стрелковой дивизии, держал оборону на Невском пятачке с октября 1941 до конца апреля 1942 года, когда полк принял свой последний бой. Тогда погибли почти все, в том числе весь штаб полка, застрелившийся в своем блиндаже, чтобы попасть в плен (11 человек). Эти бойцы прикрывали отход наших частей по льду Невы.

И паренек из Сибирского поискового отряда, в десяти метрах от легендарного блиндажа комиссара Щурова – нашел ложку, на которой было выцарапано «Щуров». Я спросил его тогда: «А ты знаешь, кто такой Щуров?» Мальчишка ответил: «Неа». – «Что ты будешь делать с этой ложкой?» – «Не знаю. Дома положу». Я тогда, можно сказать, впал в ступор, ведь для меня это находка бесценна… Позже чудесным образом личные вещи Щурова и другие свидетельства трагической гибели и героизма 330-го стрелкового полка оказались в постоянной экспозиции нашего музея при храме на Шпалерной.

За 20 лет многое поменялось. И в том числе для поискового движения. Сегодня в него вовлечено большое количество людей, среди которых много молодых. И наконец-то установился самый главный принцип движения: для нынешних поисковиков самое важное – узнать имя солдата! В идеале мы должны определять его по смертному (похоронному) медальону, но, к сожалению, их не выдавали с 42 года! Поэтому исследования ведутся по личным предметам.

В связи с этим поисковая деятельность усложнилась и расширилась. Она включает аналитическую работу с архивными материалами, с картами, военной литературой. Я помню, как в конце жизни отец сидел над военными мемуарами – это было его любимое занятие. А я посмеивался над ним: «Как ты читаешь, у тебя ж все время одна и та же страница?». Через много лет я понял, в чем смысл такого чтения. Теперь я сам подолгу сижу над одной и той же страницей, стараясь понять логику действия, сопоставить события с картой. Одна страница может дать огромный объём информации!

Сегодня есть официально зарегистрированные поисковые отряды, и я член одного из них – отряда «Святой Георгий». Но проблем все равно еще много. Нужна серьезная государственная поддержка. У нас много заброшенных полковых и дивизионных кладбищ, которые требуют установления официального статуса воинских захоронений, и еще очень много не погребенных воинов. Работы много, она очень важна для общества, ведь именно такая деятельность, на мой взгляд, формирует настоящих патриотов.

– Отец Вячеслав, вы много лет связаны с мотодвижением. Как оно пересекается с поисковой работой?

– Непосредственно. Я являюсь организатором около 20 мотопробегов, связанных с отечественными войнами,, в том числе мотопробега «Мир и Память». Это большой международный проект, который реализуется с 2010 года. Его цель – восстановление памяти наших соотечественников, павших в Европе во время Второй Мировой Войны. Там погибали не только воевавшие солдаты и офицеры, но и военнопленные, и гражданские лица, угнанные на принудительные работы или насильственно перемещенные. В результате поисковых работ на территории Европы мы нашли следы 50-го батальона, самоотверженно защищавшего кусочек земли, на котором стоит Успенский храм. Это офицеры, попавшие в плен.

Среди байкеров я нашел множество единомышленников, людей с высокой культурой, со зрелой духовностью, и мне с ними интересно. Мне важна идея поминовения защитников Отечества, и наши поездки для меня — еще один способ увековечить память о них.

Поиски павших - священное дело. Часть 1, изображение №2

 

Аналогичный проект – мотопробег «Свеча Памяти» — проходит 22 июня или близко к этому дню. Он нашел отклик у огромного количества наших жителей. «Свеча Памяти» — это поездка по местам особенно ожесточенных боев за Ленинград: в основном это мое благочиние, Кировский район, самое кровавое место на земле по статистике необратимых воинских потерь на единицу площади... Мы совершаем церковное и гражданское поминовение на местах боев и воинских захоронений, в том числе с отданием воинских почестей.

– Архивные исследования открывают Вам неизвестные или мало изученные страницы Великой Отечественной войны. Поделитесь, пожалуйста, над чем Вы работаете в настоящий момент?

– Могу привести в пример Ржевский аэродром, который так и не вычислили немцы. В годы войны он назывался Смольное и связывал блокадный город с «Большой землей». Аэродром Смольное находился под прикрытием ложного аэродрома в Бернгардовке, где «стройармецы» – мобилизованные девушки – каждый день выкатывали на летное поле картонные муляжи самолетов. Пилоты, вылетая с Ржевки, шли на бреющем полете, чтобы взмыть над Бернгардовкой. Поэтому немцы считали камуфляжный аэродром действующим и нещадно бомбили. Именно на Смольное прилетал маршал Жуков, отсюда вылетал в Ульяновск митрополит Ленинградский Алексий, единственный раз за всю Блокаду покинувший Ленинград, отсюда стартовал Жданов и другие руководители.

Сейчас земля, на которой размещался аэродром Смольное, отдана под строительство жилого комплекса. Поисковики добиваются того, чтобы в его центре был установлен мемориал памяти павшим летчикам и обслуживающему аэродром персоналу. Это героическая, но мало исследованная страница блокады, и она не должна быть забыта. Об этой части 50-го батальона, обслуживавшей аэродром Смольное, мы хотим написать книгу.

Занимаюсь я и водной артерией через Ладогу, она также мало изучена. Поисковая деятельность открывает нам целые пласты истории подвига летчиков, речников, простых солдат и офицеров, совсем юных девчонок и мальчишек, отдавших свои жизни за каждого из нас, ныне живущих.

Источник: по материалам МО " Литейный округ" https://vk.com/@moliteiny-poiski-pavshih-svyaschennoe-delo-chast-1