НА СТРАСТНОЙ НЕДЕЛЕ | Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

НА СТРАСТНОЙ НЕДЕЛЕ

06 апреля 2015

 

 

С понедельника (в 2015 году – с 6
апреля
) православный календарь открывает череду печальных и торжественных
дней, именуемых по-славянски «Страстной седмицей», т. е. «Неделей
страданий» Иисуса Христа. За каждым из дней закреплено воспоминание и
богослужебное воспроизведение соответ­ствующих событий евангельской истории.
Чтения и протяжные песнопения ведут христиан по следам Господа, грядущего на
вольную смерть.

Страстной понедельник. Близкие
страдания и смерть Спасителя символизируются повествованием о жизни
ветхозаветного праведника Иосифа Прекрасного, проданного своими завистливыми
братьями в Египет за двадцать сребреников (Бытие
37 гл.). В евангельской притче о бесплодной смоковнице, не принесшей
плода, а потому проклятой, изображается гибельность пути духовной лености. Тему
продолжает притча о злых виноградарях,
которые должны понести заслуженное наказание (Матфей 21:18–46). Об этой страшной каре, которая положит конец библейскому Израилю,
так и не понявшему смысл своего пути в дарованной ему Богом Священной истории,
говорит скорбное пророчество Господа о близком разрушении Иерусалима (Матфей
23:37 — 24:35).

В Страстной вторник Господь призывает нас
к постоянному бодрствованию и приум­ножению своих дарований, поясняя это притчами
о десяти девах (мудрых и неразум­ных) и о талантах (в прямом и переносном
смысле), которые даны нам вовсе не для того, чтобы зарывать их в землю. Иначе
нет оправ­дания на Страшном суде (Матфей
24:36–26:2).

Приближается трагическая развязка, и смысловым
центром Страстной среды становятся
два взаимно противоположных по смыслу события: покаяние грешной женщины,
благодарно возлившей драгоценное миро на ноги Иисусовы, и страшный замысел
Иуды, одного из Двенадцати апостолов, предложившего властям помочь тайно
арестовать своего Учителя за тридцать сребреников (Матфей
26:6–16). Этот злосчастный ученик, быть может, лучше других понимавший
Учителя, не был туповатым скрягой, как его изображают наивные живописцы
(сидящим у выхода с денежным мешком, который он сейчас потащит в банк), и не
деньги подвигли его на предательство (но это особая тема).

СТРАСТНОЙ ЧЕТВЕРГ

Наступает Страстной, или Великий, четверг (9 апреля).
Умыв ноги ученикам и тем преподав им урок смирения, Господь вкушает Свою последнюю в земной жизни пасхальную
трапезу и устанавливает таинство Евхаристии
(буквально «Благодарения») – таинство Своего вечного единения и общения со всеми нами. В нём продолжается чудо
Вифлеема, чудо вопло­щения и
вочеловечения Бога, благодаря которому произошло реальное соединение двух миров
– Божественного и человеческого. Обращаясь к Отцу, Христос молится за нас: «Да
будут все они одно (едино); как Ты, Отец, во Мне, и Я в Тебе, так и они да
будут в Нас едино» (Иоанн 17:21). Люди, потомки единого Адама, становятся
«сотелесниками» Богочеловека Иисуса Христа и через это – единокровными
братьями.

Изменяется и
характер богослужений. Не слышно более ночного предупреждения «Се жених
грядет…», ибо Он уже пришел и в празднично убранной горнице совершает великую Вечерю Любви. Двойным чувством – радости и
печали – проникнуто богослужение Великого Четверга: печали о начавшемся
крестном восхождении Господа на Голгофу и радости о той великой Радости,
которую Господь уготовал всем любящим Его. Эта «крестная радость» и есть та
подлинная духовная радость, которая нам ныне дается. В знак ее
священнослужители на Литургии переоблачаются в светлые одежды. Чем же
заканчивается эта ночь четверга? Что ожидает Господа и всех нас, Его духовных
сопричастников на Тайной вечере, в пятницу?

Ночь над
Иерусалимом. В сионской горнице мерцают светильники. В печальном молчании возлежат
Двенадцать. «Один из вас предаст Меня», – звучат подтверждением надвигающейся
трагедии слова Господа. Шепот, испуганные
возгласы: «Не я ли?» Встает Иуда и ускользает в ночную тьму. Не спят и члены
Синедриона. Архиереи отдают тайный приказ воинам…

Апостолы
разделили священную Чашу и Хлеб. Господь говорит о страданиях, которые ждут
Его. Петр с горячностью обещает идти с Ним
на смерть. Он и не подозревает, как она близка.

«Заповедь новую
даю вам: да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы любите
друг друга» (Иоанн 13:34).

Трапеза закончена. Тихо напевая пасхальный псалом, они покидают дом,
выходят за городские ворота и углубляются в масличный сад Гефсимании. Там царит
тьма. Апостолы спят, лишь троих, самых близких учеников, Христос просит
разделить с Ним молитву. Но глаза у них слипаются и сквозь забытье они слышат
Его голос: «Отче! Если Ты хочешь, пронеси эту чашу мимо Меня! Впрочем, не Моя,
но Твоя воля да исполнится» (Лука 22:42).

Трагический
финал близок. Стража уже пересекает по тропинке овраг. Следует приветственный
поцелуй Иуды, указующий на Того, Кто именно должен
быть арестован; неуместная попытка Петра с мечом в руках защитить Учителя,
вскоре сменившаяся столь же искренним троекратным отречением; малодушие и
бегство учеников; допрос у архиерея на спешно созванном Синедрионе, лживые
показания, издевательства челяди. Последний страшный вопрос Кайафы, в котором заключен
смысл всей ветхозаветной истории: «Богом Живым заклинаю Тебя, скажи нам:
"Ты ли Мессия (Христос), Сын Божий?" Говорит ему Иисус:  "Ты [сам это] сказал. Более того говорю
вам: отныне узрите Сына Человеческого, воссевшего по правую руку Силы и
шествующего по облакам небесным". Тогда первосвященник разодрал на себе
одежды и сказал: "Он изрек богохульство! Для чего нам ещё свидетели? Вот,
теперь вы [сами] слышали богохульство. Что вы решите?" Они же сказали ему
в ответ: "Он должен умереть!"» (Матфей 26:63–66).

В память всех этих событий, увенчанных Крестной смертью, в наших храмах
совершается Утреня с чтением двенадцати Евангелий Святых Страстей (Страданий)
Господа нашего Иисуса Христа. «Страстные Евангелия», как их обычно
называют, – это отрывки из всех четырех Евангелий, распределенные по
хронологического принципу и охватывающие события от Тайной Вечери до погребения
Спасителя. Число двенадцать символизирует полноту библейской ночи, состоящую из
двенадцати часов. Числом ударов колокола возвещается порядковый номер
прочитываемого Евангелия. Молящиеся стоят в темном храме с зажженными свечами;
звучат тихие и протяжные припевы: «Слава Страстям Твоим Го-о-осподи», «Слава
долготерпению Твоему Го-о-осподи». Согласно приходской традиции, эта служба
совершается накануне Страстной пятницы, то есть вечером Страстного четверга.

СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА

Наступает Страстная пятница (10
апреля) – центр великопостной скорби, день Крестной смерти и погребения нашего
Господа. В православных храмах звучат чтения и песнопения о последних часах Его
земной жизни.

Представим себе раннее утро дня накануне еврейской Пасхи. Иисус Христос
приведён в преторию, и от Понтия Пилата требуют подтверждения смертного приговора.
Тот брезглив и недоволен. Какое дело римскому губернатору до иудейских
религиозных споров о Мессианском царстве, тем более – о царстве «не от мира
сего»?! Он искренне сочувствует мужественному Человеку, явно оклеветанному
врагами, и хочет отпустить Узника. Христос для Пилата – безобидный учёный мечтатель,
похожий на странствующих античных философов, к которым «здравомыслящие» римляне
относились скептически-насмешливо, как к вечным детям.

«Зачем Ты пришёл сюда», – спрашивает у Христа префект. – «Я для того
родился и пришёл в мир, чтобы быть свидетелем истины», – слышит он в ответ и
саркастически усмехается: «Что есть
истина?» Грубый солдат, он не верит в неё. Он верит в силу золота и римских легионов. Сохранить благово­ление мрачного императора Тиберия, давшего ему власть над этой беспокой­ной провинцией, для него важнее всего. И Пилат, несмотря на предупреждения жены (Матфей 27:19), малодушно умывает руки.

Около полудня измученного Христа приводят на место казни и распинают между двух разбойников. Мир содрога­ется. Солнце скрыло свой лик и непонят­ная тьма надвигается на Голгофу. В оди­ночестве, с высоты Креста, встречает Он мрак. А внизу – люди, глумящиеся и встревоженные, равнодушные и плачу­щие. Он умирает, разделив со всеми, пере­жившими муки и смерть, ужас последних минут... Иисус громко воскликнул: «"Отец! В руки Твои предаю дух Мой!" И с этими словами испустил Он последний вздох» (Лука 23:46).

Утром в храмах читаются Царские Часы, посвященные воспоминанию минувшей ночи и наступившего дня смерти Спасителя. (Часы – это бого­служения суточного цикла; «царскими» они называются в данном случае потому, что когда-то в Константинополе на них присутствовали императоры со всем двором.) Божественная Литургия, на которой совершается бескровная Евхаристическая жертва, не служится, ибо «жертва в этот день принесена на Голгофе» (прот. К. Никольский). (Единствен­ное исключение – в случае совпадения Страстной пятницы с праздником Благовещения; тогда совершается Литургия св. Иоанна Златоуста.)

Около двух часов дня священнослужители выносят из алтаря Плащаницу – большую икону, на которой умерший Иисус Христос изображен во весь рост, лежащим в гробнице. Она полагается посреди храма на особом возвышении (катафалке), и принесенные верующими цветы окружают ее с трех сторон. Остается лишь место для приходящих поклониться Спасителю мира и облобызать Его пречистые ноги.

Наступает вечер, а с ним – «Чин погребения». Верующие становятся участниками погребальной процессии и, со свечами в руках, сопровождают обносимую вокруг храма Плащаницу с пением «Святый Боже». Звучит скорбно-затаенный перезвон колоколов и умолкает, когда Плащаница вновь занимает своё место в храме, среди белых цветов.

Кандидат исторических наук, кандидат богословия, доцент СПбГУ Юрий Иванович Рубан