МЫ ИЗ ПРОШЛОГО! | Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

МЫ ИЗ ПРОШЛОГО!

30 июля 2018

Майскими, короткими ночами,

Отгремев, закончились бои…

Слова этой песни каждый невольно проговаривал про себя, когда 23 июня мы встречали участников акции «Свеча памяти» в Отрадном у Ивановского пятачка.

Мы стояли бок о бок с военным оркестром, исполняющим знакомую мелодию.

…Здесь у нас в районе, песнями богатом,

Девушки уж больно хороши…

Эти строки вызывали ком в горле. Ведь рядом с нами, сестрами Свято-Георгиевского сестричества, встречали колонну и те, кто непосредственно пострадал во время боевых действий. Ветеранов осталось совсем мало, в основном это были дети войны, сейчас – обычные пожилые люди. Автобус с ними уже несколько лет подряд присоединяется к традиционной поездке, приуроченной к 22 июня, дню начала Великой Отечественной войны.

«Той самой войны, в которой по некоторым подсчетам мы потеряли 27 миллионов жителей нашей страны. Почему мы не меняем маршруты из года в год? –протоиерей Вячеслав Харинов дает ответ на этот вопрос. – Потому что не меняются солдаты, лежащие на этих местах, и они все так же ждут нашего участия, нашей памяти».

Когда начинает говорить отец Вячеслав, обычные выезды приобретают смысл, и слова на стеле – «В память об ожесточенных боях 19–25 августа 1942 г.» – становятся  образно и эмоционально понятными. Тогда-то мы и осознаем, почему мы сейчас именно здесь…

 «...Наша история там. Мы оттуда вышли…» – рефреном звучало на всех остановках знаковых мест войны, и история становилась близкой каждому стоящему здесь человеку. Отец Вячеслав рассказал, как начиналась война, как велись дипломатические переговоры. «…Если бы мы оказались в 1939 году, мы бы запутались, кто с кем дружит, кто чей союзник, напомнил о готовности нашей армии к боевым действиям, о том, что нападение стало неожиданностью для руководства и катастрофой для народа, о важных событиях в Европе, которые предшествовали этому и отодвинули нападение (блицкриг германской армии на Крите и восстание в Югославии), о том, как располагались части немецкой армии и как планировался захват территории, о беспощадной политике уничтожения народа и о том, как события развивались дальше.

И конечно, на первой остановке на Ивановском плацдарме, отец Вячеслав рассказал об Усть-Тосненской десантной операции 19 августа, которая стала важным итогом 1942 года: «Благодаря этой операции, мы оттянули немецкие войска с Волховского фронта. Задача у десанта была дойти до храма Иоанна Милостивого. Командовал старший лейтенант А. Е. Кострубо. В целом операция прошла неудачно. Хотя 55-я армия сделала все, что смогла.  И в результате ситуация в Гайтолово была облегчена».

Об уровне накаленности ситуации на поле боя мы можем услышать в песне «За нами город Ленина». Четыре дивизионных радиста – сержант Рувим Спринцон и красноармейцы Владимир Люкайтис, Михаил Тютев и Сергей Бубнов – были отрезаны в подвале кирпичного завода в Ивановском в ходе того же боя и трое суток корректировали огонь артиллерии, под конец вызвав его на себя.

О мести взывают развалины, трубы,
И детские трупы, и дым городов.
И мстить, как бойцы лейтенанта Кострубо,
Любой из нас, братья, сегодня готов.

За подлым врагом по кровавому следу
Мы грозно рванемся в решающий час.
Штыком и гранатой мы вырвем победу,
Лучистое солнце сияет для нас!

Музыка: А. Владимирцов, слова: В. Лифшиц.

Мы отслужили панихиду, помянули десантников, бойцов 268-й стрелковой дивизии и военно-морскую базу наших моряков, всех тех, кто обеспечивал проведение этого десанта. А после поехали на Невский оборонительный плацдарм.

Место известное как «самое кровавое» на земной поверхности по статистике необратимых воинских потерь. «Твоя жизнь, твоя история началась здесь»,– повторяет отец Вячеслав.

Из воспоминаний героя ВОВ Юрия Пореша: «Трудно об этом вспоминать, но так было: укрытие, в котором мне и моим двум товарищам довелось разместиться, было вместо наката перекрыто окоченевшими трупами, трупами были частично выложены стены, амбразуры для ведения огня были оборудованы между трупами, уложенными вдоль окопов вместо бруствера. Вся площадь пятачка представляла из себя кладбище незахороненных солдат и офицеров».

Из источника: http://www.pobeda1945.su/frontovik/38430. «Утром 24 апреля 1942 года, когда пришел в движение невский лед, начались ожесточенные атаки гитлеровцев в целях уничтожения защитников плацдарма. Советское командование смогло переправить с плацдарма две роты из состава 284 стрелкового полка. Телефонная связь штаба дивизии с 330 стрелковым полком оборвалась, но наблюдение с правого берега и показания первых раненых, которых успели с величайшим трудом эвакуировать, позволили воспроизвести картину того, что там происходило. В течение трех дней и ночей герои пятачка делали все, что было в их силах. Это была борьба не на жизнь, а на смерть. Никто не покинул поле боя. Раненые находились на своих позициях.

26 апреля с утра гитлеровцы еще больше усилили артиллерийский и минометный огонь. Гитлеровцы атаковали район командного пункта 330 стрелкового полка. Их встретила группа бойцов под командованием начальника штаба 86 стрелковой дивизии подполковника Козлова Якова Васильевича, в которую входили комиссар полка старший политрук Красиков Алексей Васильевич, начальник штаба полка майор Соколов Александр Михайлович, его помощник старший лейтенант Кукушкин, командиры Гринблат и Кузьмин. Более 12 раз поддержанные мощным артиллерийским огнем, используя огнеметы, гитлеровцы бросались в атаку, и каждый раз откатывались с большими потерями. К исходу 27 апреля 1942 года в штаб 86 стрелковой дивизии с пятачка пришла последняя радиограмма. В ней сообщалось: «Как один бойцы и командиры до последней капли крови будут бить врага. Участок возьмут только через наши трупы. Козлов, Блохин, Соколов, Красиков». Фашисты усилили атаки, ввели в бой свежие силы. Оборона 330 стрелкового полка была разрезана. В нескольких местах фашисты вышли к Неве.

Начальник политического отдела дивизии батальонный комиссар Щуров Александр Васильевич был ранен осколком снаряда. Он мучился не только от страшной боли, но и от сознания того, что ничего не может изменить. Не желая попасть в плен, он выстрелом из револьвера покончил с собой. Начальник штаба дивизии подполковник Козлов Я.В., возглавляя оборону в районе командного пункта полка, во время одной из контратак был смертельно ранен и скончался в блиндаже на пятачке. Героически встречали смерть бойцы, командиры и политработники. На боевом посту, увлекая за собой в атаку бойцов, пал смертью храбрых комиссар полка старший политрук Красиков Алексей Васильевич. С утра 27 апреля 1941 года остатки подразделений 330 и 284 полков отошли к центру плацдарма на 300–400 метров. Вся прибрежная часть Невы оказалась в руках немцев. 29 апреля в 21.00 прервалась последняя связь с “пятачком”. Последнее, что видели с правого берега Невы, это кусок маскировочного халата, на котором крупными буквами было написано: «Помогите».

Одними из немногих, переплывших Неву, были связной А. В. Щурова Лявданский и раненый начальник штаба 330 стрелкового полка 86 стрелковой дивизии майор Соколов Александр Михайлович. Мастер спорта по плаванию и чемпион Приволжского военного округа, он, несмотря на три серьезных ранения, сумел переплыть холодную Неву.

Командир 330 стрелкового полка майор Блохин С.А. числился пропавшим без вести. Из списков Красной Армии был исключен приказом начальника Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии № 0450/пр. от 27.06.1942 года, как пропавший без вести. Однако он был тяжело ранен, контужен, взят в плен. Немецкие врачи ампутировали ему обе ноги выше колен. Гитлеровцы, уходя из-под Ленинграда, принесли его в избу, отдали русским женщинам, и германский врач сказал: “Это ваш герой, вы его и берегите”. После освобождения были и СМЕРШ, и допросы, и подозрения следователей: почему враги так его лечили и уважали? В начале семидесятых годов он жил в подвальной комнате Новоизмайловского проспекта города Ленинграда. Умер и похоронен Блохин Сергей Алексеевич в городе Ленинграде.

На протяжении шести месяцев пребывания на плацдарме, постоянно пополняясь, вплоть до ликвидации плацдарма войсками противника, дивизия потеряла убитыми и ранеными свыше 7000 бойцов и командиров».

Драму этого места отец Вячеслав актуализировал тогда еще и тем, что, обращаясь к участникам акции, выделил и назначал героев Невского пятачка. Сначала его слова: «Где майор Блохин?»– вызвали недоумение… Потом отец Вячеслав нашел среди нас, в толпе, дивизионного комиссара Щурова, майора Бориса Аграчева с Оленькой Будниковой, Владимира Спиридоновича Путина... Командующего Жданова не стали выбирать, потому что он  не смог бы стоять рядом с Щуровым…

«Все они – это мы с вами! Если бы мы смогли актуализировать историю, то мы бы почувствовали героизм защитников плацдарма. Здесь есть аллеи  и памятники от каждого региона нашей Родины, которые поставляли сюда бойцов. Они навсегда заслужили наши добрые слова и наши добрую память».

 

Третья остановка в Марьино

Мы побывали в удивительном для нашего города месте, месте прорыва блокады, которую никак не могли прорвать в течение двух с половиной лет. Операция по прорыву была какая-то совершенно фантастическая. Тогда в асфальт замерзла святая вода, которая выручила наших солдат, и сам штурм немецких позиций на линии фронта, длиной 13 километров, был уникален, об этом говорилось много раз. Мы говорили о том, как работала наша авиация и артиллерия, о том, что действительно эта спасительная для нашего города операция была благословенна Богом, Небесами.

С нами ездил духовой оркестр, и отец Вячеслав вспомнил, что 136-я дивизия шагнула на лед именно благодаря духовому оркестру, который заиграл, пытаясь воодушевить бойцов, а они восприняли это как сигнал к началу атаки и выступили на лед раньше других. Тогда еще шла артподготовка, и немцы сидели в окопах, пригнувшись, и не видели, что наша дивизия уже давно на льду. И тем самым они застали немцев врасплох.  Этот духовой оркестр, который ездил с нами, будто бы по некоторой случайности тоже был из прошлого.

Но ничего случайного в жизни не бывает, акцию мы провели под слоганом: «Мы из прошлого!» Казалось все: и прорыв, и десант, и оборону Невского плацдарма – мы пережили в эту поездку. Мы пытались словно бы примерить ту войну на себя, на наших близких, на дорогих и любимых, для того чтобы война стала ближе, для того чтобы почувствовать, как много боли и горя она принесла людям.

Но самое главное в том, что мы действительно из прошлого. Наша история, наша страна, мы сами начинаемся с тех времен, начинаемся с Великой Отечественной войны. Если бы там не пали эти самые мужики, к которым мы снова и снова едем по этому маршруту каждый год, то нас таких разнообразных, неординарных и неодинаковых людей просто бы не было. Поэтому в этом постоянстве,постоянстве нашей любви к отеческим гробам, наша сила...Спасибо нашим отцам.

Отец Вячеслав выразил благодарность «Мотосолидарности», которая обеспечила этот очень сложный и протяженный прохват, Управлению внутренних дел, поддержавшему нас, и духовому оркестру, который, как тогда, 12 января 1943 года, играл для бойцов, шагавших в Бессмертие, точно также играл сегодня и для нас, напомнив об очень важном времени войны. Времени прошлого, из которого все мы выросли…

На Невском пятачке отцу Вячеславу была вручена грамота от губернатора Санкт-Петербурга  Г.С. Полтавченко.

Заключительные и самые приятные моменты "Свечи Памяти" всегда происходят в деревне Лезье у храма Успения Божией Матери, где сестры Свято-Георгиевского Сестричества ждут гостей и участников акции, приготовив трапезу.

Здесь можно отдохнуть на траве в Парке Мира. Обычно бывает хорошая погода, и под куполом неба появляются аисты.

 Фильм Юрия Стопинова:

https://www.youtube.com/watch?v=gbs3IzATylM

Фотографии Рушаны Ибрагимовой и Юрия Стопинова