Крещение. Ведь это... | Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

Крещение. Ведь это...

14 октября 2011

Праздники в Церкви – вещь, право, совершенно удивительная. По крайней
мере, с праздниками в обычном их понимании церковные Праздники имеют
явно не много общего. Хотя, это, конечно, смотря как понимать и те, и
другие...

Думаю, в первую очередь можно сказать так: праздники в обычной жизни
существуют для того, чтобы эту обычную жизнь на время забыть. Чтобы
отдохнуть. А Праздники в Церкви живут для того, чтобы о Церкви, о
церковной жизни хоть на время – вспомнить. Чтобы задуматься. Эта разницу
видно, так сказать, невооруженным глазом. Ведь обычный праздник – это
прежде сего выходной, а потом непременно еда, питье и вообще всякое
веселье. А Праздник церковный – это прежде всего молитва. И непременно
Литургия.

Хотя, с другой стороны, и молитва в Праздник предполагает отдых от
обычной жизни, от привычного труда. И обычные праздники все всё же имеют
какое-то название, в них празднуют не вообще, а что-то вполне
определенное. Они отличаются от простых выходных. Может быть, в конечном
счете, не зря и те, и другие все же одинаково называются, носят одно и
то же имя – праздник?

Где-то я встречала такое выражение: скажи мне, что ты празднуешь, и я
скажу, кто ты. У человека есть удивительная в своей настойчивости
способность думать, и, как ни крути, рано или поздно хоть некоторое
осмысление собственной жизни становится совершенно необходимым. И тут на
помощь приходят праздники. В целом, как явление. Гораздо веселее
работать, думая о том, как в праздник можно будет наконец встретиться с
друзьями и весело и вкусно провести время. Значит, праздник даже в самом
незатейливом его понимании помогает человеку, организует, наполняет
смыслом всю его жизнь.

Но ведь даже для устроения самого простого праздника нужен все же
хоть какой-нибудь, хоть самый простой повод. Вот тут, по тому, какой
повод оказывается достаточным для праздника в жизни данного конкретного
человека, и можно увидеть, что именно наполняет смыслом его жизнь.

В обычной жизни мы склонны праздновать события в первую очередь
радостные. Жизнеутверждающие, так сказать. В частной жизни отдельного
человека это могут быть день рождения. Или день свадьбы. Вот только одна
неприятность: рано или поздно эти праздники становятся праздниками
печальными. День рождения, например, каждый год неумолимо прибавляет к
нашему возрасту очередную вряд ли желанную единичку...

Но, при всей своей возможной печальности, день рождения все же явно
веселее, чем день чьей-нибудь смерти. Особенно если речь идет о смерти
горячо любимого, близкого человека. Тут уж никому, вероятно, не придет в
голову назвать такой день – праздником... Никому – кроме христиан.

Христианские, Церковные праздники организуют жизнь не отдельного
человека, а всей Церкви. Время в Церкви отличается от нашего времени.
Потому что время в Церкви – о вечности. А вечность в понимании Церкви и
есть Жизнь. Вот и получается, что и Церковь отмечает события
исключительно жизнеутверждающие. Только в другом смысле...

Вот, например, Крещение. Я не буду говорить о том, что хорошо
известно и без меня: «Во Иордане крещающуся Тебе, Господи...» Возможно,
главная, скажем, проблема, главная сложность всех Церковных Праздников в
том, что в том виде, в котором они существуют, в их вечности и
непреложности, их крайне сложно применить к своей собственной жизни.

Сложно, почти невозможно обнаружить, какое отношение имеет событие
Крещения Господня ко мне лично, здесь и сейчас. Не явление крещения, а
именно событие, как таковое. Об этом можно, конечно, и не думать. Но
тогда Церковный Праздник перестает быть праздником в своем изначальном
смысле. Если он ничего не значит лично для меня, если он никак не связан
с моей собственной, пусть маленькой, но все же лично для меня
единственной и потому огромной, жизнью, он никак не может организовать и
наполнить смыслом эту мою единственную маленькую частную жизнь...

Удивительное дело, но в Церкви мы, кажется, вообще крайне редко
вспоминаем об одновременной частности и огромности собственной жизни.
Точнее, как раз о них мы чаще всего и думаем прежде всего. Только, к
сожалению, вне всякой связи с Церковью. «У меня очень много проблем, у
меня нет времени на то, чтобы выстаивать церковные службы... Впрочем,
ладно, я схожу в храм. Может быть, от этого разрешится хоть часть моих
проблем!» «Рождество! В храме так красиво! Эх... Пора возвращаться к
своей обычной жизни»

И всё-таки: Крещение. Ведь это... Ведь это день, когда никуда не
деться! Никуда не деться от себя, никуда не деться от жизни... Я поясню,
что я имею в виду.

Каждый человек на Земле, как бы велик или мал он ни был, сначала
рождается, потом живет, а потом умирает. И каждый человек рождается –
младенцем. Это естественно и очевидно.

Менее очевидно и естественно то, что каждому человеку приходится
расти и взрослеть. Сначала он младенец, потом ребенок, потом подросток, и
лишь потом... Как выходит так, что кто-то вырастает - великим? Можно ли
сказать, что был велик тот младенец и тот подросток, или велик лишь тот
взрослый, который однажды из них – вырос? Велик ли человек сам по себе
или великим его делают другие? Велик ли он потому, что таковым родился,
или потому, что таким вырос? Если честно, я с трудом представляю вопросы
важнее, ценнее и увлекательнее.

Христос был Богом, в это мы верим. Но Церковь учит нас тому, что он
был и человеком, в самом полном, самом настоящем, самом реальном смысле
этого слова. А значит он тоже был и ребенком, и подростком. А значит -
как-то рос, как-то взрослел. И как-то приходил к ОСОЗНАНИЮ того, Кто
Он...

Мы ничего не знаем о том, какой была внутренняя жизнь Христа. Но,
мне кажется, вполне естественно предположить, что Он никак не рвался к
тому, чтобы его природа, его суть сделались явными. Для Него это просто
не могло быть ни нужным, ни желанным. Мы знаем, что основным содержанием
Его жизни было послушание. А значит единственно естественным для Него
было - ждать. Просто жить. Как всякий обычный добропорядочный человек. И
просто ждать. Целиком во всем полагаясь на Отца.

И именно в таком Своем послушании Он и пришел к Иоанну. И Отец, сам
Отец указал на Него... И человек Иисус тихо, послушно, безропотно принял
на Себя всю тяжесть, всю ответственность Своей избранности. Своего
одиночества. Своего сыновства.

В жизнь каждого из нас, вероятно, рано или поздно приходит вот такой
момент. Момент выбора. Момент, когда мы вдруг оказываемся лицом к лицу –
с жизнью. Когда жизнь нам как будто бросает вызов, как будто говорит:
давай! Пришел твой час! Ты вырос, ты можешь! И мы либо принимаем вызов,
несмотря на всю тяжесть возможной ответственности, либо...

Пусть в нашей жизни никогда не встречается того, что предполагает
это «либо». Мне кажется, именно об этом говорит нам сегодняшний
Праздник.

Анастасия Лысенко