«Генерал-штурм» | Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

«Генерал-штурм»

29 апреля 2015

           Василий Иванович
Чуйков родился 12 февраля 1900 года в многодетной крестьянской семье (было 8
братьев и 4 сестры) в селе (ныне посёлке) Серебряные Пруды, ныне Московской
области.  Окончил четыре класса
церковно-приходской школы (1907—1911) и в 12 лет поехал на заработки в Петроград
вместе со своими братьями. Во время гражданской войны стал помощником командира
роты, а затем и командиром. В 1922 году поступил на обучение в академию имени
Фрунзе,  окончив восточный факультет,  был направлен в Китай. 

Его сын Александр Чуйков рассказывал о матери маршала: «Елизавета Федоровна Чуйкова – простая
русская женщина, всю жизнь прожила в Серебряных Прудах. Она похоронена у
Никольской церкви. В 30-е годы Чуйкова была
старостой храма
. Эта церковь к 1940 году осталась единственной в Серебряных
Прудах, остальные все были взорваны или закрыты. Власти планировали взорвать и
этот храм, но Елизавета Федоровна его спасла. Она два раз ходила пешком в
Москву, добилась встречи со Сталиным, с всесоюзным старостой Калининым.
Представляете, как она рисковала? Но храм оставили. Потом из рук патриарха она
получила орден Русской православной церкви. В Великую Отечественную войну на
фронте воевали восемь ее сыновей. И ни один не был убит, искалечен, репрессирован.
Когда после войны все дети собирались в родительском доме, она говорила:
«Сынки, это я вас у Бога вымолила!» Вот такая у меня была бабушка.»

Находясь на должности военного аташе в Китае, Василий
Иванович  писал письма в Москву с
просьбой направить его на фронт и в 1942 году его отозвали.

С 12 сентября 1942 года командующий 62-й армией  В. И. Чуйков получил задачу отстоять
Сталинград любой ценой. Командование фронта считало, что генерал-лейтенанту
Чуйкову свойственны такие положительные качества, как решительность и
твёрдость, смелость и большой оперативный кругозор, высокое чувство
ответственности и сознание своего долга. Армия, под командованием В. И.
Чуйкова, прославилась героической шестимесячной обороной Сталинграда в уличных
боях в полностью разрушенном городе, сражаясь на изолированных плацдармах, на
берегу широкой Волги.

А.Чуйков: «Перед
отъездом на фронт он получил от матери благословение.Она вручила ему нательный
крест, по ее просьбе он переписал молитву такого содержания: «О, Могущий! Ночь
в день превратить, а землю в цветник. Мне все трудное легким содей и помоги
мне!…» Когда отец умер, в его партбилете нашли небольшой клочок бумаги с этой
молитвой. Думаю, она была с ним и в Сталинграде».

«Шёл такой тевтонский
клин, как на Чудском озере. И не дай бог тут проявить малейшую робость, тогда
на исходе этих вот четырёх суток он был со своим младшим братом, Фёдором
Ивановичем, ныне покойным, царство ему небесное, он всю войну с ним прошёл, он
у него был как офицер для особых поручений. И тогда вечером, 16-го или 17-го
числа, отец сказал: «Знаешь, Федя, я хочу, чтобы хотя бы кто-то из нас остался
в живых. Я не уверен, что мы выдержим. Поэтому отправляйся на левый берег. Это
мой тебе приказ!» Он при нём написал несколько строк. «Вот это моё письмо Вале,
моей жене. Не читай. И смотри, эта ночь, я чувствую, что она решающая, немцы
выдыхаются, но и мы на грани. Всё решают минуты и какие-то другие силы должны
уже вмешаться…»

В Сталинграде В. И. Чуйков вводит тактику ближнего боя. Наши
и немецкие траншеи располагаются на расстоянии броска гранаты. Это затрудняет
работу авиации и артиллерии противника, те попросту боятся попасть по своим.
Несмотря на то, что превосходство Паулюса в живой силе очевидно, советские
войска постоянно контратакуют, причём, преимущественно ночью. Это даёт
возможность отбивать оставленные днём позиции. Для Красной армии бои в
Сталинграде были первыми серьёзными боями в городе. С именем В. И. Чуйкова
связывают и появление специальных штурмовых групп. Они первыми внезапно врывались
в дома, а для перемещений использовали подземные коммуникации. Немцы не
понимали, когда и, главное, откуда ждать контрудара. Позже этот опыт пригодился
В. И. Чуйкову при взятии Берлина. Недаром его называли «генерал-штурм».

А.Чуйков: «Мама
рассказывала, что когда узнали соседки, что она жена того самого генерала
Чуйкова, которого Армия сейчас держит Сталинград, они все приходили и говорили:
«Передайте Василию Ивановичу, что мы все за него молимся все».
 

Валентина Павловна написала мужу такое письмо: «Дорогой мой! Настроение какое-то, не
передать словами, какое-то буйное. Самые тяжёлые, самые страшные, чёрные дни
остались позади. Вдохните шире, полной грудью воздух – и вперёд, к полной
победе! Мы в тебя верим, мы тебя любим. Будь здоров, мой любимый.  25 ноября 1942.»
Текст этой открытки
сделали листовкой и раздавали её солдатам в окопах.

Маршал бронетанковых войск М.Е. Катуков в книге «На острие
главного удара» вспоминал:

 «Сам командарм — воплощение энергии. Перед
началом наступления он носится по плацдарму в своём вездеходе и не дай бог,
если заметит непорядок: несдобровать нерадивцу. О требовательности, иногда даже
о крутом нраве командарма хорошо известно всем. Но за внешней грубоватостью В.
И. Чуйкова скрывается любовь к простому солдату, к своему военному ремеслу.
Генерал дорожит репутацией армии, и его требовательность, горячность
объясняется прежде всего стремлением выполнить поставленную задачу как можно
лучше.»


А.Чуйков : «Посмотрите
вот эти сталинградские фотографии. Отец в окопе стоит, с биноклем и в белых
перчатках. На самом деле это не перчатки. Это руки в бинтах. Во время
Сталинградской битвы обстановка была такой сложной, что отец жутко нервничал, у
него на руках образовалась экзема. Ладони постоянно кровили. Медсестры в тазике
разводили марганцовку, отец в этом растворе держал руки, дезинфицировал раны.
Потом ладони ему бинтовали.»

За героизм и стойкость личного состава армию Чуйкова
наградили гвардейским званием, и она стала называться 8-я гвардейская армия. Впоследствии
армия под командованием Василия Чуйкова участвовала в Донбасской операции, в
битве за Днепр, в Одесской, Снегиревской и Берлинской операциях, освобождала
Польшу и концлагерь Майданек в частности.

А.Чуйков: «Невероятный
случай произошел с ним на Украине. Фашисты, видимо, узнали, в каком здании
размещается Чуйков со своим окружением. Три звена немецких штурмовиков бомбили
дом, в котором находился командарм. Сбросили весь свой боезапас на незащищенное
здание. Люди выбежали из него кто куда. Чуйков стоял у стены со сжатыми
кулаками, бежать было бесполезно. 15 минут продолжалась бомбежка. Когда она
закончилась, командарм оглянулся, а стены нет. Она вся иссечена осколками. Отец
рассказывал: «Хотел крестное знамение сложить пальцами, но не смог разжать. Так
кулаком и перекрестился». С тех пор он крестился кулаком».

В ночь на 1 мая Чуйков в своем штабе принял начальника
генерального штаба немецких сухопутных войск генерала Кребса, сообщившего командующему армией о самоубийстве
Гитлера и о предложении нового правительства Германии заключить перемирие. Так
как правительство Германии отклонило требование о безоговорочной капитуляции,
подтвержденное Верховным Главнокомандованием, советские войска продолжили
штурм.

После войны армия Чуйкова была размещена в Германии, где он
и остался командовать. В 1946 году Чуйков стал первым заместителем, а в 1949
году Главнокомандующим Группой советских войск в Германии.

 Интересные
факты:

Когда в 1947 году Чуйков приехал с
женой в Париж на конференцию стран-победительниц. Валентина Петровна Чуйкова
заявила французским газетам, которые назвали ее самой красивой и элегантной
женщиной России: «Пусть генералы гордятся своими победами, а я всегда гордилась
званием русской женщины и ни перед кем его не роняла».

В 1955 году Чуйков получил звание Маршала Советского Союза.

С 1964 года Чуйков работал в должности начальника
Гражданской обороны СССР. К этому времени он уже стал членом ЦК КПСС и
депутатом Верховного Совета СССР. За свою жизнь Василий Чуйков также написал
несколько книг: «Начало пути», «Беспримерный подвиг», «Сражение века» и другие.

В июле 1981 года написал письмо в ЦК КПСС: «… Чувствуя приближение конца жизни, я в
полном сознании обращаюсь с просьбой: после моей смерти прах похороните на
Мамаевом кургане в Сталинграде, где был организован  мной 12 сентября 1942 года мой командный
пункт. … С того места слышится рёв волжских вод, залпы орудий и боль
сталинградских руин, там захоронены тысячи бойцов, которыми я командовал …27
июля 1981 года. В. Чуйков».

Василий Иванович Чуйков скончался 18 марта 1982 года.

Согласно завещанию, похоронен в Волгограде на Мамаевом
кургане у подножья монумента «Родина-мать», рядом с воинами своей армии,
погибшими в Сталинградской битве. Проститься с Василием Ивановичем вышел весь
город.

 В 2006 году в поселке
Серебряные Пруды построили новую школу, которую назвали именем Чуйкова. А.Чуйков - стал известным скульптором и рядом со школой по его проекту установлен необычный памятник:« Да, некоторым чиновникам пришлось объяснять, что Чуйков был верующим человеком. Многие пожилые серебрянопрудцы это могут подтвердить».Василий Иванович в форме
генерал-лейтенанта держит в руках православный крест.

«За Украину и
Познань он стал дважды героем Советского Союза. За Сталинград он получил орден
Суворова I степени…»

Вот другой памятник автора А. Чуйкова в Волгограде. Лицом маршал, одетый в гранит, смотрит в сторону Волги. За
его спиной - главная высота России Мамаев курган. А на самом памятнике сын
выбил слова отца:
"Есть в огромной
России город, которому отдано мое сердце. Он вошел в историю как
Сталинград".

  

Материалы:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D1%83%D0%B9%D0%BA%D0%BE%D0%B2,_%D0%...

http://www.echo.msk.ru/programs/time/674457-echo/

http://www.annews.ru/news/detail.php?ID=220971