Акция "Кровь Блокады" | Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

Акция "Кровь Блокады"

18 июля 2018

"Детям Ленинградской земли, погибшим от рук немецко-фашистских захватчиков в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.". Эти слова - посвящение на гранитной, с проступающими из камня детскими личиками стеле у кладбища живописного поселка Вырица Ленобласти, можно выделить эпиграфом-темой всей поездки этого дня. 

К нашей колонне, образованной  мотоциклистами и приходским автобусом,16 мая присоединились участники и гости арт-фестиваля "Милосердие Белых ночей". Отец Вячеслав проводит экскурсии с фестивалем уже несколько лет.

Совершили церковное и гражданское поминовение на мемориале, посвященном жертвам Вырицкого детского лагеря.


Отец Вячеслав рассказал как в  оккупационный период на территории посёлка был детский концентрационный лагерь. На берегу реки Оредеж в двухэтажном особняке находилось более 200 детей в возрасте от 3-х до 13-14 лет. Незаметный лагерь тайно просуществовал с лета 1942 до конца 1943 года.

Малолетних узников фашисты заставляли зимой работать на переборке картофеля и овощей, а летом в парниках. Рабочий день доходил до 12 часов, питание было отвратительным. Дети теряли силы и умирали. Хоронили их на территории лагеря. От более здоровых детей фашисты брали кровь для своих раненых офицеров.
Об этом лагере мало кто знал. А выплыла правда после постройки гидро-станции на реке Оредеж, когда поднявшаяся высоко вода стала подмывать берег, и местные ребята время от времени находили останки - хрупкие косточки - умерших в лагере детей. Этим фактом заинтересовался директор школы №2 Борис Васильевич Тетюев, с 1960 года он вместе с учениками стал изучать историю поселка: переписывались и встречались с людьми, знавшими о существовании в Вырице детского концлагеря.

Выяснили, что Вырицу в 1944 году освобождала 72 дивизия; нашелся и разведчик этой дивизии - Петрук, который рассказал, как был обнаружен лагерь, в котором находилось еще 50 живых детей, но больных, изможденных трудом, голодом и побоями. Детей свозили сюда из Шлиссельбурга, Мги и дачных поселков Ленобласти, причем старались брать детей-сирот и детей из многодетных семей...

По собранным данным, здесь умерло более 2000 мальчиков и девочек, останки которых в 1964 году были захоронены около поселкового кладбища. Вырицкие школьники решили поставить погибшим детям памятник. Чтобы заработать необходимые на это деньги, они трудились на уборке урожая в совхозе, на мебельном комбинате, собрали 17 вагонов металлолома.

В 1985 году памятник был установлен.


...Тогда, в годы войны, кругом, как и теперь, были лес, сосны, река... Только сейчас, после строительства плотины, река Оредеж стала очень широкой в этом месте, ее уже не перейдешь вброд как встарь. Река изменила облик этого уголка Вырицы, как будто не было войны, не было детского "приюта". Многое пережили в те годы юные невольники, да и попали они сюда из огня боев в самых ответственных для битвы за Ленинград районов, из фронтовой полосы. Лагерь был обнесен колючей проволокой, за побег полагался расстрел. А им всем хотелось к маме - да разве могло быть иначе, и еще... им все время хотелось есть. Дети пытались убегать из лагеря по раскачивающемуся мостику из досок, что был переброшен через узкую тогда речку. Но бегать боялись - с высокого берега могли заметить надзиратели. А потому некоторые отчаянные мальчишки перебирались через реку, прыгая с камня на камень. Самые слабые и маленькие, частенько увлеченные водоворотами в этой части реки, тонули. Падали они и с мостика. Немногих удавалось вытащить и откачать. Поскольку убегали дети постоянно, немцы устраивали облавы, находили беглецов, плетью отгоняли их от матерей. Потом - карцер-подвал, где было темно, сыро и бегали крысы. Наказывали всех, даже шестилетних малышей. Карали и за унесенную с работы на поле картофелину... Смертность в лагере была огромной — это видно и по меняющемуся ежедневно числу детей: в отчётах их значится то 50, то 42...

По воспоминаниям детей из лагеря, на территории стояло характерное немецкое здание, двухэтажный главный корпус, в нем был подвал, где во время военных действий был устроен карцер-бункер. Слева от каменного здания находился деревянный жилой корпус обслуживающего персонала, справа от главного корпуса сохранилось небольшое здание кухни, за которой, ближе к реке, стоял дом для приближенных коменданта лагеря. Прямо у въезда справа сохранилось здание лазарета, перед ним некогда был «барак» для грудничков и большой барак для старших детей. Лагерь был отделен от леса забором с колючей проволокой внизу. Справа от входа располагалось лагерное кладбище, а за ним тянулось поле.

Рассказ О. Г. Васьковой, жившей в этом лагере со своими детьми: она вспоминает, что в 1941 году немцы организовали приют для детей, потерявших своих родителей. «В нашей семье было шестеро детей, и когда в наш район пришли немцы, то нас отвезли в Вырицу. Всего в детском лагере собралось 300 детей. Главным в детском лагере был комендант. Детей кормили баландой, прокисшим супом, а иногда готовили пищу из мясных отходов. Летом старшие дети ходили со взрослыми в лес. Но все равно дети хотели есть. Некоторые копали картофель на участках, принадлежавших немцам. За это детей наказывали, сажали в карцер, били, а иногда и убивали. Дети болели, лекарств не хватало. Лекарь доставал их понемногу. Говорил, что ему их давали партизаны. Одежду и постельное белье немцы не выдавали детям. Поэтому приходилось просить у жителей. Дети слабели от недоедания, были постоянно грязными. Скоро в лагере начался тиф. Немцы очень боялись тифа. Комендант сказал, что если заболеет 50% детей, то они сожгут их. Мы скрывали количество заболевших».
И при всём при том немцы ещё хотели, чтобы дети пели для них: под Рождество все разучивали праздничную песенку на немецком языке «О, Тан-ненбаум!..», а за работой нужно было петь «Катюшу». И дети пели её, но переиначивали слова: «Это наша русская Катюша немчуре поёт за упокой!.. Очень опасно было такое петь: как бы не услышал кто из русских надзирателей. Один раз ребят чуть было не расстреляли за это. У детей было принято шептать немцам в спину: «Ничего, у меня брат (или отец) на фронте, он за меня отомстит!» - рассказывает Серафима Ивановна Дмитриева.
В конце 1943 года немцы заспешили: нужно было убираться из Вырицы, чтобы не очутиться в «котле». С собой забирали всё ценное, всё ненужное бросали. В лагере ценными посчитали тех детей, что постарше и поздоровей: их вместе с матерями (у кого они были) погнали в Германию; остальных — тех, что помладше и послабей, перевели в новое здание — «детский дом» на углу Коммунальной и Кирова...

Зимой Вырицу освободили; первой в посёлок вошла группа разведчиков. Разведчики и обнаружили этот новый «детдом», где в подвале прятались человек тридцать детей — совсем маленьких, едва живых от голода, от болезней, от страха. Их вымыли, накормили — и отправили в настоящий детдом, Шлиссельбургский.
Бывшая узница Г. Левченко вспоминает: "Всех, кому исполнилось 10 лет, гоняли на работу на поля, в лес, в овощехранилище на территории бывшего совхоза им. Володарского. Кормили нас похлебкой из турнепса. Иногда приходил врач, делал нам уколы с неизвестной целью. Грудные дети, в ос-новном, умирали, особенно те, которые были без родителей".

Памятник детям в Вырице долгое время был единственным в России и напоминает не только о детях-узниках минувшей войны, но и о тех, кто им помогал выжить.

Через реку, почти напротив лагеря, стоит в Вырице с 1914 года храм во имя Казанской иконы Божией Матери. Уцелевшие лагерные дети помнят о молитвеннике иеросхимонахе Серафиме Вырицком и дают немало свидетельств молитвенного служения старца в годы войны.
В 1933 году, после возвращения из заключения, о. Серафим поселился в Вырице. Господь сохранил его во время испытаний, как светильник для тысяч священников и мирян, приезжавших к нему в место его последнего земного пристанища и неизменно получавших у него помощь и укрепление.

Участики акции посетили храм, уцелевший в годы войны, и часовню, в которой покоятся мощи святого Серафима Вырицкого.

На братской могиле, которая находится возле вокзала,  на мемориальных досках увековечено 156 человек.
По данным ОБД "Мемориал", в братской могиле захоронено 183 человека, из них 154 - известных, 29 - неизвестных.

Кроме детской темы в этой поездке отец Вячеслав говорил о советской и немецкой науке в годы войны, также уже  традиционно  о стойкойсти  наших защитников и случаях коллаборационизма, об ужасах плена и свободе Веры.  Хорошим дополнением к увиденному в этот день послужил просмотр фильма "Кровь Блокады".

Фото на память в местном Доме культуры после просмотра фильма.

Фотографии Анны Афониной