"Живые, пойте о нас"

    27 сентября этого года состоялся мотопробег "Кронштадт"— в память об оперативном десанте Балтийского флота, высаженном 5 октября 1941 года в ходе Стрельнинско-Петергофской наступательной операции  в район Нового Петергофа.
У памятника в Кронштадте мы услышали трагическую историю этого десанта.
В сентябре 1941 года немецкие войска, провав оборону войск РККА,  вышли  к Финскому заливу; перекрыв Балтийскую железную дорогу, захватили Петергоф, Стрельну и Урицк. Соединения 8-й армии оказались дважды блокированными на так называемом "Ораниенбаумском плацдарме", и их снабжение теперь могло осуществляться только морским путем через Кронштадт и то по фарватеру, простреливаемому противником со стороны Стрельны. С целью деблокады "Ораниенбаумского пятачка" в Кронштадте был спешно сформирован и отправлен для высадки в районе Нового Петергофа батальон морской пехоты  из 477 моряков-балтийцев, добровольно вызвавшихся участвовать в десанте.
У них было всего четыре дня на подготовку, тактике сухопутного боя моряков обучить не успели,  артподготовка не проводилась (для обеспечения "скрытности операции"). К тому же десантники были одеты в темные бушлаты, столь заметные на суше... В результате операции выйти в расположение наших войск не удалось, десант вскоре был замечен противником, и  уже на берегу развязался ожесточенный бой, в котором погиб практически весь десант, выжили лишь единицы. Отрезанные противником от берега, бойцы двое суток оборонялись без связи и подкрепления; весь личный состав десанта проявил исключительный героизм и самопожертвование, сражались до последнего патрона, иногда и врукопашную; в плен были взяты лишь те, кто был в бессознательном состоянии. Многие десантники были застигнуты и растерзаны специально обученными немецкими овчарками в береговых камышах...
За памятником увековечены в бронзе слова из предсмертной записки одного из участников десанта: "Живые, пойте о нас". Мы пели им "Вечную память"...
Панихиду отслужил протоиерей Вячеслав Харинов.
Его рассказ дополнил представитель кронштадтского Совета ветеранов, напомнившего о беспримерном мужестве кронштадтцев, в условиях осады и жесточайшей бомбардировки продолжавших работать на военном заводе, снабжая фронт. Пожилой ветеран со слезами на глазах поблагодарил участников акции за память о героях, за правду о войне. Он также призвал всех нас благодарить Того, Кто даровал нам Победу в той страшной войне...
Его искренние слова еще долго вспоминались, уже позже, когда участники мотопробега знакомились с современным Кронштадтом, рассматривали выставку уличной скульптуры у городского исторического музея: скульптуру Троянского коня, Ангела, удерживающего колесо Истории и потом, когда были уже в Свято-Никольском Морском соборе.
Все, кто посещал его еще лет десять назад, помнили, как под этими теперь искусно расписанными сводами летали черные птицы. А сейчас внутреннее убранство этого храма (храма-памятника всем погибшим в море) ошеломляет великолепием, оно пронизано золотым сиянием фресок, которые кажутся порой чем-то невозможным, словно из другой, из высшей реальности.

И позже, уже проходя темными сырыми коридорами форта "Константин", в холоде и мраке думалось о том, что для того чтобы человек мог вынести ужасы и тяготы войны, отдавая ей все силы и даже жизнь, в сердце, наверное, должна быть память о Непобедимом и Вечном — не менее яркая, чем те фрески...

После войны в Петергофском парке в земле была найдена старая фляга. Когда отвинтили крышку, изнутри выпало две записки.
В одной из них — последний командующий десантом Вадим Федоров писал: "Люди! Русская земля! Любимый Балтфлот! Умираем, но не сдаемся. Рядом убит Петрухин. Деремся вторые сутки. Командую я. Патронов! Гранат! Прощайте, братишки! Вадим Федоров".
В другой было всего пять слов:
"Живые, пойте о нас! Мишка"
Сестры Свято-Георгиевского сестричества:
Наталия (текст), Руфина (фото)