О поездке в Кингисеппский район

О поездке в Кингисеппский район

_______________________________________________________________________________________

Поездка в Кингисеппский район Ленинградской области, которая состоялась 17 июня, по словам организатора акции протоиерея Вячеслава Харинова, была посвящена «одному из героев страны, чьи имена и личности не должны тускнеть в памяти народа».

Маврикий Трофимович Слепнев одним из первых получил звание Героя Советского Союза за проявленные во время спасения «челюскинцев» мужество и отвагу.

 

Он был пионером освоения воздушных маршрутов в Средней Азии, Сибири и Арктике. В годы войны с гитлеровской Германией Слепнев служил заместителем командира авиационной бригады ВВС Черноморского флота, в Главном управлении ВВС ВМФ и Главном штабе ВМФ.

 

Редкое имя он получил от верующих родителей, которые были простыми крестьянами. Они назвали сына в честь святого мученика Маврикия, капитана Фивейского легиона, одного из наиболее почитаемых святых в Западной Европе.

Первой остановкой для участников акции стало место в деревне Ямсковицы, в которой родился легендарный летчик. Именно там расположился небольшой мемориал. Здесь отец Вячеслав рассказал о злодеяниях оккупантов в Кингисеппском районе.

Немецко-фашистская оккупация города Кингисеппа и района длилась 29 месяцев (до 1 февраля 1944 года). В здании бывшей ратуши находился один из концлагерей для военнопленных, который также использовался и для гражданских лиц. В бывшем манеже Царицинского полка дореволюционной армии (теперь ДЮСШ) фашисты устроили концентрационный лагерь. Кроме того, было создано несколько трудовых лагерей, куда сгоняли трудоспособное население. За период оккупации немецко-фашистские захватчики расстреляли, повесили и замучили около тысячи мирных жителей. Из Кингисеппского района было угнано в Германию и депортировано в Финляндию около восемнадцати тысяч человек.

 В этой деревне, «где родню Героя Отечества, вырезали "под корень", начиная с малых детей» установлен черный обелиск, на котором выгравировано «Уважаемому земляку с благодарностью от односельчан»...

Понять то, почему после войны жители деревень ставили плиты в память о своих знаменитых селянах, за которых их резали нацисты, очень трудно. Почему «они гордились тем, что родом из их деревни были такие мужики, за которых враг не щадит и не прощает».

Рядом с обелиском мотобратией была установлена памятная доска с информацией о жизненном пути Маврикия Слепнева и его подвигах.

 

  Второй остановкой мотопробега стало братское кладбище в деревне Мануйлово. На бывшем месте ожесточенных боев, где покоятся солдаты 2-й дивизии народного ополчения, летчики. Здесь было совершено церковное и гражданское поминовение, возложение цветов.

По данным ОБД «Мемориал», в братской могиле захоронено 504 человека, 68 из них известны, 436 неизвестны. Сюда производятся захоронения солдат и офицеров, обнаруженных отрядом «Форпост» в результате поисковых работ в Кингисеппском районе.

 

Долговременная огневая точка, скрывающаяся в зелени, это единственное, что, на первый взгляд, может говорить сейчас о серьезных боях в этих живописных местах. Но мы не должны забывать о трагедии, о том списке населенных пунктов района, которые были сожжены в период оккупации 1941–1944 годов, из архива краеведа Д.И. Смольского: Андреевщина, Бабино, Бабинское озеро, Великово, Верхние Лужицы, Выйтлус, Глубокий ручей, Глубоково, Головкино, Горелово, Детково, Евсеева Гора, Жабино, Киноши,  Колгомня, Копанское озеро, Коровино (Ольгино), Костино, Красный поселок, Криворучье, Крутые ручьи (Лепрозорий), Купково, Купля, Курголово, Липовский аэродром, Ловколово, Малое Кленно, Малые Корчаны, Мукково, Мундировка, Муравейно, Нахково, Нежново, Новая деревня, Новое Коровино, Новое Устье (Малая Систа), Новоленинское, Номме, Ольховый ручей,  Парфеевка, Пиповский аэродром, Получье, Поповка, Поречье, Прибой, Приречье (Землероб), Репино, Ручьи, Савикино, Семейск, Сережино, Сидоровка, Сменково, Собинка, Сойкино, Суйда Гора, Федоровка, Хаболово, Хабаловское озеро, Чигеринка, Эдази (всего 61).

На территории Кингисеппского района сейчас находится около шестидесяти братских захоронений. 

Это только скупые факты, хотя за каждой находкой поисковиков кроется удивительная история жизни бойца и его близких. Вот, например, ребята возложили венок на могилу летчика Павла Петровича Титова.

  

 

Историю  о нем рассказал отец  Вячеслав.

В октябре 2003 года поисковики во главе с командиром отряда Виктором Костюковичем нашли обломки самолета с телом летчика-истребителя. В болоте хорошо сохранились вещи, а на груди в кителе рядом с комсомольским билетом нашли письмо от девушки, как потом выяснилось, учительницы Марии Ивановны Моревой. Она написала за 11 дней до его гибели:

«… 10 августа 1941 года. Здравствуй Павел! Я послала тебе письмо 24 июля, но ответа на это письмо не получила. Не знаю почему, или много работы, или послал, а я не получила. И решила написать еще письмо, в которое вкладываю свое фото, хотя правда фото очень плохое, просто изуродовали меня. Хотела не брать, нужно снова перефотографироваться и еще 15 дней ждать. Ну я и решила послать хоть это. Носи Павел меня с собой, я буду с тобой в воздухе, на земле и на воде, везде и всюду помогать тебе уничтожать врага…»

 После выхода в эфир программы «Вести – Санкт-Петербург», в которой рассказали о находке, в редакцию позвонила дочь Титова. Только не этого летчика, а танкиста Николая Титова. При встрече она рассказала:

«У мамы до войны был жених, летчик Павел Титов. Но он погиб в начале войны, летом 1941 года. Они познакомились в Ленинграде, в 1940 году, когда мама Мария Ивановна Морева заканчивала учебу в пединституте. Как вспоминала мама, когда уже учительствовала в поселке Вырица, иногда Павел пролетал над их домом и сбрасывал с самолета вымпел, в который была вложена записка. Летом 1941 года они хотели сыграть свадьбу, но началась война. Мамин жених Павел Титов пропал без вести в самом начале войны, а когда к Вырице стали подходить немцы, мама с бабушкой пешком добрались до Ленинграда и попали в блокаду. В 1942 году, когда мамин брат, дядя Саша, после ранения находился в одном из Ленинградских госпиталей, он попросил своего соседа по палате, который уже мог сам передвигаться, сходить в дом к матери (моей бабушке) и сестре (моей матери), отнести немного продуктов. Этим офицером был Николай Титов. Тоже Титов, вот какое совпадение!.. Принесенные им продукты, наверное, и спасли маму от голодной смерти, так как бабушка была уже мертва. Николай стал чаще навещать Марию, и в 1944 году, после снятия Ленинградской блокады, они поженились. Потом появились на свет и мы с сестрой. Но в нашей семье все знали, что у мамы был жених летчик, тоже по фамилии Титов – Павел Титов. Мама не скрывала этого. Не знаю, как относился папа к словам матери, но очень часто мать повторяла: "…Вот найдется Павлик, и я останусь с ним…" В конце сороковых мама даже ездила на остров Валаам, где находился госпиталь, в котором были размещены инвалиды войны без ног и рук, и искала там своего Павла. Мария Ивановна Морева умерла в 1989 году…»

...Знание о том, что не убиваемо, что вечно и свято, эта женщина хранила в своем сердце всю жизнь. Об этом «неубиваемом» мы говорим на Пасху: Христос Воскресе! Это «неубиваемое» мы иногда находим в своем сердце, но не можем удержать, не можем запомнить... 

Верность и уверенность у всех разная, а примером послужит Мария Ивановна, как и многие другие герои Великой Отечественной войны, о которых мы узнаем.

 Воинские почести героям. Салютная группа

Июнь 2017 года

Источники:

1) https://sites.google.com/site/pilotsbaltic/letciki-baltijcy-sluzivsie-v-13-koiae/titov-pavel-petrovic

2) http://libr-kingisepp.narod.ru/olderfiles/6/derevni.pdf