О сентябрьской акции «Блокада»

О сентябрьской акции «Блокада»

__________________________________________________________________________________________

Традиционная ежегодная акция памяти «Блокада!» состоялась 10 сентября 2016 года. На этот раз она была посвященная памяти Шлиссельбургского десанта, забытого подвига восьмисот воинов 1-го Отдельного особого лыжного полка КБФ, погибших и пропавших без вести в попытке прорыва блокады Ленинграда в ноябре 1941 года.

Поездка осуществлялась при поддержке мотоклуба OST MC и прихода Храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» на Шпалерной, в акции памяти участвовали мотоциклисты, поисковики, историки и краеведы, ученики гимназии № 166 Центрального района, юноши и девушки из Дома молодежи Санкт-Петербурга. Мы посетили места боев, услышали интереснейшие рассказы о десантниках и о последних архивных находках, совершили церковное и гражданское поминовение защитников Отечества.

Поездка проходила через «бутылочное горло» оккупированной фашистскими войсками территории, отделившее в 1941 году Ленинград от всей остальной страны. Эта земля видела гибель десятков, а кое-где и сотен тысяч солдат, пытавшихся освободить город, здесь проходили самые жестокие и кровопролитные бои, и каждый метр оплачен ценой многих жизней.

После того, как 8 сентября 1941 года вокруг Ленинграда замкнулось кольцо блокады, начался отсчет многодневного мученического подвига жителей осажденного города. По словам организатора акции, протоиерея Вячеслава Харинова, блокада Ленинграда является «невыявленным фактом геноцида, беспрецедентной в истории человечества гуманитарной катастрофой, приведшей к гибели почти 800 тысяч мирных жителей». До сих пор мы не знаем точное число потерь, но даже эти приблизительные цифры ошеломляют и дают понять, что война велась против целого народа – война на истребление, в которой оружием были не только бомбы, но голод и холод.

Потери на Ленинградском фронте были огромны. Герои, пережившие самые страшные бои не устают повторять, что не считают напрасными эти жертвы, – они сами отчаянно шли против превосходящего по силе и вооруженности противника, «потому что иначе было нельзя, нужно было спасать город» (слова разведчика Николая Павловича Бавина, воевавшего под Шлиссельбургом).

Некоторые страницы истории на долгие годы были словно стерты – особенно о предпринимавшихся неоднократных попытках прорыва блокады, закончившихся неудачно. Такими забытыми были несколько шлиссельбургских десантов и подвиг десанта моряков-балтийцев, совершенный ими 28 ноября 1941 года в Липках, недалеко от Шлиссельбурга. Но прежде чем узнать о событиях того ноябрьского дня 1941-го, участники акции приехали в сам Шлиссельбург – именно здесь в сентябре 1941 года предпринимались первые попытки деблокады Ленинграда.

У памятника кораблям Краснознаменной Ладожской военной флотилии и судам Северо-Западного речного пароходства, затонувшим на Ладоге в 1941–1943 годах, отец Вячеслав рассказал о Ладожской военной флотилии, существовавшей в период 1939–1940 годов. Ее основной задачей которой во время блокады было снабжение города и эвакуация гражданского населения. В память о моряках Ладожской военной флотилии усилиями прихода Скорбященского храма на Шпалерной и мотоциклистов клуба OST MC  в этом году были  установлены памятные кресты на острове Сухо, где прошел легендарный героический бой одной батареи моряков против армады вражеского флота, и на острове Птинов в память о трагедии 17 сентября 1941, когда в водах Ладоги затонули три баржи.  Отец  Вячеслав рассказал, что этот памятник морякам Ладожской флотилии, перед которым отслужена была только что панихида – стоит здесь благодаря усилиям замечательного шлиссельбургского краеведа Валентина Николаевича Овсяникова, поблагодарил его сына Юрия, присутствовавшего на встрече, за память о войне.  Вот что рассказал Юрий Овсяников:

«Мой отец всю жизнь занимался изучением истории нашего города, в том числе и истории Великой Отечественной войны. Им в Шлиссельбурге было установлено пять памятников, среди них и этот. Я продолжаю дело отца, занимаюсь историей города и, конечно же, меня очень интересуют годы войны. Сейчас вышла моя книга, посвященная событиям, произошедшим в Шлиссельбурге в сентябре 1941 года. Она основана на архивных документах. Так, 20 сентября 1941 года на пристани был высажен десант – два взвода. Судьба ребят до сих пор не известна. На южной окраине пытались высадиться два батальона, но они даже не дошли до берега, были уничтожены. 25 сентября 1941 года на восточной окраине города высадились 189 моряков, в основном это были курсанты военно-морского училища. Живыми вернулись около 60 человек, 12 из них были ранены. Погиб и десант 26–27 сентября 1941 года. 30 сентября 1941 года в районе пристани были высажены наши бойцы, часть их была уничтожена, остальные спрятались под деревянным мостом и были сожжены огнеметами».

Не менее трагичной была судьба десанта 28 ноября – десанта моряков-лыжников, которым и  была посвящена встреча. Почтить их память участники отправились на  6-й км Староладожского канала, где вблизи бывшей деревни Липки в прошлом году был установлен мемориальный знак.  Юрий Овсяников рассказал: «Не в силах пробить брешь с запада на восток, командование Ленинградским фронтом, благодаря раннему появлению льда на Ладожском озере, решило помочь наступающим с невских берегов дивизиям отвлекающим ударом с севера, атакуя «бутылочное горло» со льда Ладоги по всему побережью — от Шлиссельбурга до деревни Липки. Эту операцию было решено провести силами одной стрелковой дивизии и одного лыжного полка моряков Краснознаменного Балтийского флота.

Сложная обстановка на подступах к Ленинграду потребовала от командования оборонявших город войск создания специальных частей, способных выполнять тактические задачи в интересах фронта. Одной из таких частей стал 1-й Отдельный особый лыжный полк моряков Краснознаменного Балтийского флота. Полк был сформирован в начале ноября в Кронштадте из моряков добровольцев в количестве 1200 человек. Командовал полком пехотный офицер, майор В.Ф. Маргелов (будущий Герой Советского Союза, после войны – генерал армии, Командующий ВДВ СССР).

План операции предусматривал внезапную ночную атаку всех частей 80-й дивизии со льда Ладожского озера по побережью восточнее Шлиссельбурга».

У памятного знака  на 6-м км Староладожского канала, на месте, где пытались прорвать кольцо блокады моряки 1-го Отдельного особого лыжного полка моряков, присутствующие услышали историю этого боя.

Отец Вячеслав рассказал о том, что по плану командования, 80-я стрелковая дивизия должна была подойти первой к деревне Липки, совершить внезапную ночную атаку со льда Ладоги, а десантники-краснофлотцы – окончательно прорвать оборону и зайти вглубь через «бутылочное горло». Но согласованных действий не получилось. 80-я стрелковая дивизия опоздала к моменту штурма. Эта дивизия состояла из ополченцев, к тому же она была уже истрепана в боях. Непосредственно перед боями она пять раз сменила дислокацию, в отрыве от тыла, практически без оружия. Солдаты были голодные, уставшие. Но им предстояло штурмовать. Командир Фролов и комиссар Иванов понимали, что дивизия небоеспособна и доложили об этом командованию. Это стоило им жизни. Их обвинили в пораженческих настроениях и плохой подготовке дивизии, а впоследствии на них возложили и ответственность за поражение 80-й стрелковой дивизии. Моряки десантники из первого особого отдельного лыжного полка КБФ  –  это элитная часть. Физически выносливые, морально устойчивые бойцы перед штурмом три дня вели подготовку под руководством Маргелова в районе Коккорево, Осиновца. 28 ноября они по льду Ладоги прошли 15 км, это пусть маленький, но подвиг. С ними в связке должна была пойти 80-я дивизия, но опоздала. Моряки шли на штурм одни, они героически вскрыли первую линию обороны на Новололадожском канале, вышли к деревне Липки и здесь приняли бой. Со стрелковым оружием они были брошены на хорошо эшелонированную оборону – на пушки и пулеметы. Практически, их обрекли на верную гибель. Десант – по первоначальным сведениям – весь погиб. В память об этом бое, о десантниках, которые пали здесь героически в надежде, что 80-я дивизия их поддержит, Маргелов сделал тельняшку частью формы десантников».

Присутствовавший на встрече писатель Борис Акимович Костин, офицер ВДВ в отставке, автор книги «Генерал армии Василий Маргелов», рассказывая о Василии Филипповиче, подтвердил, что то время, когда Маргелов служил во флоте, было очень важным для него временем, отвага моряков – примером на всю жизнь. Известно, что моряки во всех десантах Великой Отечественной сражались отчаянно, недаром их, идущих в бой в тельняшках и бушлатах, немцы называли «черной смертью» и всерьез опасались. Так было и под Липками. В донесении 227-й пехотной дивизии вермахта прямо говорилось: «Русские оборонялись стойко и ожесточенно, и борьба была очень жестокой».

Вот что рассказал Валерий Шагин, координатор проекта «Шлиссельбургский десант»: «Буквально полтора года назад я узнал, что мой дед был военным комиссаром 2-го батальона лыжного полка моряков, он погиб 28 ноября 1941 года. Я начал изучать историю этих событий по документам, по воспоминаниям участников. Этот полк моряков-десантников немцы назвали элитным. Он состоял из трех батальонов, в каждом из которых было около 300 человек. По последним данным, из 903 человек в живых осталось около 300. Когда мы восстанавливали судьбы погибших, раненых, мы не встретили ни одной фамилии моряка, который бы не получил хотя бы легкого ранения в этом бою. Немцы в своих донесениях отмечали высочайший боевой дух, смелость и отвагу русских моряков. Морская пехота сражалась на Ленинградском фронте героически. Мы нашли отчет Маргелова об этом бое, который лежал на столе у руководителя обороны Ленинграда Жданова. Там говорилось, что никто не струсил, никто не отступил без приказа, моряки проявили чудеса мужества и героизма. В военных документах нечасто встречается такая романтическая часть. Это были настоящие герои, и памятный знак, который мы открыли в прошлом году, – это только начало».

В 2015-м был найден ряд ценных документов, а создавшаяся инициативная группа проекта «Шлиссельбургский десант» работает над различными связанными с этим аспектами (проект памятника, книга, музейная экспозиция и т. д.). Сестры Свято-Георгиевского сестричества занимаются поиском и анализом информации о личном составе полка. На сегодняшний день, «в обработке» находится более 1000 имен. Сформированные общими усилиями итоговые списки будут увековечены на памятных досках и опубликованы. Ведется поиск уточняющей информации, которая поможет родственникам найти своего героического предка.

В ходе встречи отец Вячеслав напомнил, что, если мы «своих не бросаем», значит – мы должны не дать забвению поглотить их имена, значит эти имена будут высечены не только в камне, но и в наших сердцах.

Конечным пунктом мемориальной поездки было посещение храма Успения Божией Матери в с. Лезье-Сологубовка. Участники акции «Блокада» побывали в военно-историческом музее, расположенном в крипте храма.

Отец Вячеслав как настоятель храма, проводя экскурсию, рассказал о том, как здание храма, разрушенное немцами во время войны, восстанавливали на средства жителей Германии и России – на народные средства, а иконостас для церкви написал немец-фронтовик Андреас Блок, бывший враг, которого «пленила» красота и правда православной веры и который принес такой дар в знак покаяния. Так храм Успения Божией Матери в Лезье-Сологубовке стал символом примирения двух некогда враждовавших народов – Германии и России. Настоящая победа не в уничтожении врага, она – в нравственном преимуществе, в верности своим идеалам, в свидетельстве веры, которые делают людей, их культуру такими привлекательными, что бывшие враги, изумляясь явленному им, стараются вникнуть в основы мировоззрения тех, на кого они некогда шли с огнем и мечом и не сломили.

Та уверенность в непобедимости добра и правды, которая помогла тогда народу выстоять угадывается в звуках известного струнного квартета № 8 Дмитрия Шостаковича, исполненного петербургскими музыкантами в завершение встречи.

На обратном пути участники акции также смогли посетить храм Святого Благоверного Князя Александра Невского, возведенный недавно в Апраксине и являющийся храмом-памятником погибшим при прорыве блокады Ленинграда солдатам. На его стенах на латунных табличках увековечены имена более чем двух тысяч воинов, чьи останки были найдены поисковиками и чьи имена удалось установить. Эти солдаты похоронены на мемориале «Синявинские высоты», но имена их ранее не были увековечены.

Молитвенная память Церкви, пожалуй, наиболее долговечная из всех форм памятования, нуждается в нашем живом участии. У подножия памятника святому Александру Невскому, над могилой советских солдат, погибших при попытках прорыва блокады под Апраксиным, на камне высечена надпись: «Их судьбы известны народу, подвиги — Отечеству, имена — Богу».

 


 

Совсем недавно, 27 ноября, наш приход принял участие в акции памяти и митинге, которые состоялись у памятного знака Шлиссельбургскому десанту близ бывшей деревни Липки. 

Подробнее о ноябрьской поездке, юбилейной встрече, готовит статью наша прихожанка, дочь десантника, павшего смертью храбрых на этой земле.

 

Статью подготовили сестры Свято-Георгиевского Сестричества:

Наталия  Введенская (текст),  Рушана Ибрагимова (фото)

 2016 г.