Явленное о тайном в Койранкангасе

Явленное о тайном в Койранкангасе

11 октября наш приход вместе с мотоциклистами посетил закрытую часть ржевского артиллерийского полигона - «Койранкангас».  

Это финское  название местности во Всеволожском районе означает «Собачья пустошь». К ней раньше  вплотную примыкали теперь несуществующие деревни Киурумяки, Конколово, Лепсари.  Полигон использовался военными с конца XIX века и постепенно расширился до самого Ладожского озера. Уже в 1921 году на его ближайшем к городу участке в Ковалевском лесу  стали совершаться казни и захоронения по приговорам НКВД. Карательная функция полигона обнаруживалась  свежими зарытыми  ямами в лесу, найденными останками,  движением зажженных фар грузовиков на дороге и выстрелами по ночам - всему этому невольно становились свидетелями местные жители. Несмотря на найденные многочисленные могилы, документальных архивных сведений о Койранкангасе-как месте расстрелов нет до сих пор.

     

 В тот выходной день в осеннем  лесу собрались  люди с  разных приходов, более полусотни байкеров, поисковики отряда «Святой Георгий», духовенство. Мы приехали  сюда в очередной раз, чтобы увидеть как поисковики  являют миру доказательства: расплющенные,  раскрытые от соприкосновения с костями пули, гильзы от оружия бывшего на вооружении НКВД - кольтов и браунингов образца 1911 и 1904 годов (все задокументировано в  Актах). Через писк металлоискателя выдается место, где следует копать и мы видим результаты раскопок - человеческие останки захороненные кое-как, вповалку, в странных позах, друг на друге, с пулевыми отверстиями в черепах.
Строителям коммунизма для утверждения идеи Свободы, Равенства, Братства почему-то нужны были эти жертвы.  Разные люди – молодые и старые, мужчины и женщины, разных сословий, разных талантов, разных темпераментов, разных национальностей  - уравненные бесчинным расстрелом  лежат теперь здесь в земле.

Я, как внучка репрессированного, много раз пыталась представить себе как деда, такого сильного , красивого, подтянутого выводят в ночь, на холод  из тепла семейного очага. И потом через несколько дней без суда и следствия неизвестно где убивают. Что же он думал в последние минуты? Может быть: «НИКТО НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ»…Каждого из тысяч здесь лежащих, привезенных ночами в этот лес, я думаю, тоже мучила такая мысль: «НИКТО НИКОГДА  НЕ УЗНАЕТ». И палачи надеялись: «НИКТО НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ». И архивный штатный работник абсолютно секретного ведомства до сих пор равнодушно думает: «Пусть НИКТО НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ».

Но поднимают ребята – поисковики их на свет Божий, чтобы явить всему миру и потом присыпать снова землей, потому что не имеют пока расстрелянные здесь права на захоронение. Трудно представить сколько их лежит на этой огромной территории  (76 тыс. га), сгруппированных на разных участках полигона.

Над местом постыдного и тайного судилища звучала поминальная молитва. 

Место захоронения почти во всех расстрельных документах не указывается.  Это те «отеческие гробы», к которым просится сердце тех, кого насильственно лишили кормильцев и защитников. Со временем они в свою очередь уходят из жизни, унося в прошлое тепло надежды и кровного родства. Место захоронения – залог памяти. И у нас есть раз в год возможность приехать сюда. Будем надеяться, что командование полигоном будет и впредь благосклонно к нам и разрешит приезжать сюда общественности  и в другие дни для поминовения, а специалистам для проведения необходимых работ для исследования этой огромной территории.

В моих генах заложено как надо скрывать прошлое, потому что репрессировали и жен, и детей врагов народа; мне известен страх перед системой, мне известна неполноценность и обездоленность большой многодетной семьи (бабушка ждала деда 30 лет!). Мне известно свое  безволие и  немощь собраться с силами и духом, чтобы начать поиски, и наконец узнать место захоронения деда. Поэтому я понимаю как много  нужно сил, чтобы сдвинуть мертвый  вопрос придания расстрельному полигону Койранкангас статуса – места массового захоронения репрессированных, как сильно нужно захотеть разным людям объединить свои усилия, преодолевая обиды и ожидание покаяния от другого.

 Протоиерей Роман Гуцу  и протоиерей Вячеслав Харинов говорили, что эти свидетельства братоубийственной вражды, нам нужны, чтобы не развивалась она снова в обществе, и победить добро должно прежде всего в своем собственном  сердце; что нужно никого не обвиняя, назвать все своими именами, дать возможность специалистам работать, а  простым людям знать правду и возможность поминать невинно пострадавших соотечественников.

 

После панихиды и возложения цветов все мы помянули  погибших  чаем с бутербродами.

Парень прокатил на мотоцикле мальчика.
Затененное от  шлема лицо байкера было  уверенным и спокойным.  По его холодному самоотрешению  было понятно, что он не в первый раз здесь. И не в последний…


 Сестры Свято-Георгиевского сестричества: Лина (текст), Руфина ( фото)

 

 

Прочитать про полигон можно здесь:

http://dima-mixailov.blogspot.ru/p/blog-page.html

http://www.grad-petrov.ru/newsindex.phtml?id=1281