Георгиевский крестный ход

Георгиевский крестный ход

________________________________________________________________________________________________

Традиционный Георгиевский крестный ход состоялся 5 мая.

Снова мы побывали на Невском пятачке, где звучала «Вечная память!», снова прошли по этой опаленной земле и спели пасхальный тропарь. Построение участников с реликвиями Великой Отечественной войны, каждение, осуществляемое протоиереем Вячеславом Хариновым, дорога ко Кресту в сторону берега – всё как всегда. Но нельзя привыкнуть к многочисленным могилам, невозможно без слез слушать слова о том, как наши солдаты попадали сюда с ничтожной надеждой остаться в живых, как падали здесь и укладывались штабелями, создавая заслоны из тел.

        

Спокойно и неторопливо отец Вячеслав расставил тех, кто должен идти впереди колонны, пронося образы Спасителя и св. Николая Чудотворца, большие и маленькие кресты, найденные поисковиками у солдат.

Сестра Свято-Георгиевского сестричества Алевтина несла Евангелие солдата, проигравшего снайперскую дуэль. Он пошел на нарушение главнейшей христианской заповеди, читая перед выстрелом Божие слово. Это кажущееся противоречие объясняется священным долгом защиты Отечества.

 На иконе Георгия Победоносца размещены личные кресты и иконки солдат. Отец Вячеслав может рассказать о каждом предмете. Прикрепить все находки невозможно (на подушечку в рамке они также не помещаются). Даже в нашем музее на Шпалерной улице уже не хватает места для этих свидетельств упования на Бога тех кто, идет на войну, и тех, кто провожает и ждет с надеждой на милость Богородицы-заступницы, на чудо святителя Николая, на защиту св. муч. Георгия, запечатленного на старинной монетке.

Отец Вячеслав показал участникам крестного хода найденную фляжку солдата Василия Павловича Кровлина.

На ней выгравированы лес, лодка, стрелки, показывающие направление переправы людей на плотах, есть и дата – 29 сентября 1941 г. По имеющейся надписи нашли фамилию солдата, узнали, где он жил, а также то, что на момент его пребывания на Невском пятачке юноше исполнилось «целых аж 18 лет!». 

 
 На Синявинских высотах венок цветов ко Кресту возложил Михаил, сын разведчика Владимира Спиндлера.

Отец Вячеслав рассказал, что Синявинские высоты как место наиболее выгодного соединения наших фронтов и стратегически важная высота были местом особой борьбы. Когда немецкие войска уже были изгнаны в Прибалтику, здесь в 1943 году ими еще удерживались эти две высоты (43.3 и 50.1). На одной сейчас стоит мемориал, а вторая распахана под совхозные поля.

 Вот воспоминания Владимира Спиндлера ветерана 124-й стрелковой дивизии: «В эту ночь я шел вместе с разведчиками. Когда мы вползли туда, мы увидели, что немцев-то и нет. И в ту ночь они не пускали ракеты, как обычно. Мы походили по первой траншее, дошли до второй — и поняли, что немцев нет. И тогда я вернулся в нашу первую траншею, и доложил командиру полка, что немцы отошли. Он не сразу поверил. Не сразу. Когда мои разведчики вернулись, то солдаты, кто был на передовой, уже стали ходить во весь рост, как в мирное время. А я в это время побежал к комполка, и с пеной у рта стал доказывать, что немцы ушли. Он стал запрашивать командиров рот и батальонов, и они подтвердили. И тогда он дал приказ вперед. Мы вышли из болот и пошли вперед, на Мгу».

Масштаб человеческих потерь понятен по сведениям из «Википедии». По данным Кировского РВК, в братской могиле захоронено 14363 человека (список неполный и в основном кончается на букве «У»). Захоронения найденных бойцов осуществляются каждый год и сопровождаются отпеванием протоиереем Вячеславом Хариновым.

Вспомним некоторых из них со словами «Вечная память!»:

«В бою за овладение участком железной дороги в районе п. Синявино А. А. Енатаев, при выходе командования батальона из строя, принял на себя руководство боем батальона. Под губительным артиллерийским и минометным огнем противника отразил неоднократные контратаки противника и удержал занятые позиции, тем самым выполнил боевую задачу батальона», – вот что писал 3 ноября 1943 года в боевом представлении командир 2-го отделения строевого батальона 138-го отделения стрелковой бригады капитан Селиванов. За этот бой Енатаев получил медаль «За отвагу».

Об одном из погибших героев вспоминает бывшая медицинская сестра дивизии Н.В.Рыбина: «Мы увидели убитого нашего связиста Васю Пустобаева. Он лежал на земле вниз лицом и в каждой руке держал по концу телефонного провода – заземляя их через себя. Мы хотели соединить два этих провода, но натянуть их не смогли…»

Командование 406-го полка создало специальную разведывательную группу. Руководил ею опытный офицер-фронтовик младший лейтенант Иван Кузмич Шмоткин. Его группа завязала ожесточенный бой, что позволило выявить огневые точки противника. Было захвачено два пленных, уничтожен вражеский пулемет. Выполнив задание, разведчики стали отходить, прикрывать их остался сам И. Шмоткин и его боевой друг В. Большаков. На нейтральной полосе Большаков был ранен. Шмоткин взвалил его на плечи, пытаясь вынести в расположение части, но и сам получил ранение. Однако, превозмогая боль, он донес товарища до своих окопов.

Разведчики 3-й батареи 46-го полка (командир батареи ст. лейтенант Г.Ф. Шмагин) четыре дня наблюдали за подвозом питания к переднему краю противника. Когда было установлено точное время прибытия кухни, батарея открыла огонь. Прямым попаданием двух 122-миллиметровых снарядов кухня была уничтожена, убито 10 вражеских солдат, целое подразделение противника было лишено пищи. В боях за Синявино батарея ст. лейтенанта Г.Ф. Шмагина подавила три артиллерийских и две минометные батареи, уничтожила несколько огневых точек противника.

Еще один подвиг совершила связистка, боец 124-й стрелковой дивизии. При обстреле связь между зенитными батареями была нарушена. Наташа Усачева с подругой, захватив с собой телефонный аппарат и катушки, пошла по линии. Вскоре обнаружила обрыв. Наташа по лестнице забралась на столб и исправила повреждение. Вдруг прямо перед ней взметнулся столб земли, через некоторое время раздался второй взрыв. Противник, обнаружив связистку, стал вести прицельный огонь. За свой подвиг Н. Усачева награждена орденом Славы 4-й степени.

После артиллерийского огневого налета пехота пошла в атаку. Действия батальона поддерживали 2-ая батарея лейтенанта В.К. Полякова и рота ПТР лейтенанта Потанина. Рота открыла прицельный огонь по огневым точкам противника и уничтожила два станковых пулемета в дзотах, мешавших продвижению пехоты, истребила двух снайперов. 2-ая батарея прямой наводкой уничтожила два пулемета противника, 37-миллиметровую пушку с прислугой, подавила огонь 50-миллиметровой минометной батареи.

Несмотря на сильный минометно-артиллерийский огонь со стороны противника, личный состав действовал смело и решительно. В бою отличились командиры отделений мл. сержанты В. Гришмановский, С. Катков, Н. Клевашев и другие. За отвагу и мужество, за умелое руководство боевыми действиями командир 2-й огневой батареи В. Поляков был награжден орденом Александра Невского.

В боях за Синявино отдал свою жизнь и ст. лейтенант Ж. Вартапетян, памятник которому стоит сейчас на Синявинских высотах. Он воевал в 406-м стрелковом полку 124-й стрелковой дивизии. Осенью 1943 года пришлось вести тяжелые бои с немецко-фашистскими захватчиками на Синявинских высотах. Вот, что пишет один из ветеранов в своем письме: «В полку хорошо знали отважного командира пулеметной роты 406 стрелкового полка. Вспоминаю ночной бой на Синявинских высотах. Немцы вели по нашим позициям ураганный огонь, а затем бросились в атаку. Часть наших огневых точек замолчала, многих ранило, а некоторые бойцы растерялись. И тогда в окопах появился Жорес. Его смелые и быстрые действия привели в порядок оборону участка. Атака врага была отбита. Наутро мы увидели, как много немцев погибло от нашего огня, от огня наших пулеметчиков». 


 Под звуки колокольного звона, осуществленного иереем Леонидом Полетаевым, крестный ход традиционно завершился у Успенского храма в Лезье.

Участники после панихиды и помазания у иконы Фронтового Георгия были приглашены к трапезе на свежем воздухе в парке мира. Все отметили, что каша, приготовленная инокиней Серафимой, и вообще всё, включая родниковую воду из святого источника под горой, были необыкновенно вкусными. Желающие звонили на колокольне, пользуясь «пасхальным» доступом.

Поездка получилась полезная – целебная для души и тела.

Фотографии Марии Мастеровой