Души моей молитвы

Души моей молитвы

 

В двадцатые годы известный советский кинооператор Евгений Сергеевич Михайлов был взят в заложники ГПУ, когда  возвращался со свадьбы сестры своей жены. Его отвезли в Кронштадт, где он стал свидетелем того, как священники Петрограда пели, перед тем, как  все погибли в водах Финского залива.

 

… Как хор звучал торжественно и чудно,

И в каждом звуке изливалась вера,

И упование на милость Божью

Уже за скорбной гранью бытия…

Эти строки напишет через много лет Анна Евгеньевна Михайлова, вспоминая о событии, о котором отец рассказал незадолго до смерти.

Поэзия Анны Евгеньевны Михайловой

Она родилась 20 декабря 1926 года в Ленинграде. Детство прошло в дружном  семейном кругу, согретом любовью матери. Семья Михайловых жила в доме на Литейном проспекте. Няня водила маленькую Аню в Спасо-Преображенский собор (собор Преображения Господня всей гвардии).

 Ранние детские воспоминания связаны с  торжественными песнопениями Божественной Литургии, Святым Причастием, перед которым няня брала девочку на руки.

Войну Аня встретила в 15 лет и стала участницей группы самозащиты. За свой труд она была награждена медалью «За оборону Ленинграда»,  которой особенно гордилась, ведь ей пришлось разделить всю горечь потерь и бед вместе с жителями города. Многие её родные и близкие  погибли в эти тяжелые годы.

После окончания инженерно-строительного института и двух лет работы на строительстве Южно-Кузбасской ГРЭС, Анна Михайловна вернулась в родной Ленинград. В 1960-е гг. она услышала в филармонии исполнение песнопения «Достойно есть» на музыку С. Рахманинова, и эти слова молитвы вновь привели её в храм, куда много лет назад она шла с няней за руку.

Стихи она начала писать в 55 лет, и в них отразилось все, что дорого и близко, что наполняло жизнь,  что заставляло сердце сжиматься от боли и скорби, все радости и печали многих лет. Близкие, родные люди и живописные образы природы, любимые поэты и художники, воспоминания и размышления о судьбе России, церковные праздники  и слова молитвы – все вместил в себя её поэтический мир. Из его мозаичного многообразия хочется особенно выделить  две темы: войны и веры.

Здесь нет ни одной выдуманной или случайной строки – они все правдивы и от первого до последнего слова прожиты автором. Этим и дорога поэзия Анны Евгеньевны, написанная «для себя» и вместе с тем  раскрытая для читателя в своем глубоком звучании жизни удивительного человека. Ключ к её пониманию дан самим автором:

Не ищи в моих стихах

Ни изысканные рифмы,

Ни затейливые ритмы:

Это праздники мои

И души моей молитвы

 

 

 


* * *

Мы не умеем умирать,

А вот бы научиться,

Как старая сосна стоять

И с миром разлучиться.

 

Чтобы свободная душа,

Покинув наше тело,

На свет легко и не спеша,

Как бабочка летела.


Чтобы спокойно, не страшась,

Мы землю покидали,

И, от земного отрешась,

Без муки умирали.

1984 г.


* * *

Блеклой, светлой пастелью

Нынче подкрашено утро.

Прячется желтое солнце

За чешуей перламутра.


Розовым облаком иней

Наши окутал березы.

Куст у дороги, как ветка

Нежной пушистой мимозы.


Падает матовый отсвет

Розово–желтого неба.

И утопает в сугробах

Чуть подсиненного снега.


Замерло все в ожиданье,

Дым, как у Авеля вьется.

Раннее светлое утро

Не шелохнется. 

1996 г.

* * *


Блокада

 Блокада, как болезнь, была,

Зимой выматывала силы

И постепенно подкосила

Сердца, и души, и тела.


Все лица голод исказил,

Глаза заплыли и потухли,

На скулах желваки набухли

И щеки светлый пух покрыл.


Среди развалин и огня

Мертвее мертвых люди были,

Окаменелые бродили,

Родных и близких хороня.


А смерть косила всех подряд,

На детских саночках возила,

В траншеи братские валила

Без разговоров ряд на ряд.


Кто смог ту зиму пережить,

Весною начал поправляться,

Вновь научился улыбаться

И каждым часом дорожить.

1984 г.


* * *

Отечественная война

 Война всех лучших унесла:

Землей в окопах завалила,

Огнем безжалостным сожгла,

На переправах утопила.


Убила в первых же боях

Всех мальчиков из нашей школы,

Весной еще на вечерах

Беспечно-глупых и веселых.


А девочкам дала в удел

Стоять на страшной смертной грани –

На поле брани среди тел

Определять, кто мертв, кто ранен.


И жди - не жди, как зверь, жадна

Мужей любимых перебила

И к одиночеству она

Вдов молодых приговорила.


Младенцы по ее вине

Так рано сиротами стали,

Их эшелоны по стране

Под вой бомбежек разметали.


Заставила старух завыть

Не у могилы на погосте,

И в каждый дом могла входить

Она непрошеною гостьей.


А кто все тяготы взвалил

Себе на согнутые плечи,

Тот ничего не получил,

Душой и телом искалечен.

 

* * *

Нет, не понять всех ужасов войны

Тем, кто не знает, что безмерно хрупко,

Как тонкая яичная скорлупка,

Все, чем владеем мы и чем окружены.


Кто не слыхал, как выла смерть сама

И с шелестящим скрежетом металла,

С разбойным свистом землю колыхала,

Раскалывая надвое дома.


Не чувствовал, что в этот скорбный час

Среди развалин кто-то погибает

И голову от страха пригибает

И молит, как и мы: «Не в нас! Не в нас!»


Не видел, как на пятом этаже,

Над грудой кирпича и пыли,

Где светло-синие вчера обои были,

Висела дверь, ненужная уже.


Не испытал натянутость струны,

Томленье ожидания в разлуке,

За близких страха не изведал муки…

Спаси нас, Бог, от ужаса войны!

1984 г.


* * *

Прилежно Бога я благодарю

За то, что на земле имела

И полюбить душой успела

За жизнь прошедшую мою.



За милых, близких и родных,

Кто были мне всего дороже

И дорожили мною тоже,

За всех – усопших и живых.



За ненаглядный Ленинград,

Дома, где я бывала дома,

За Эрмитаж, где все знакомо,

За баснословный Летний Сад.



За дивный праздничный балет,

За музыку в роскошном зале,

Где, как свою, меня встречали,

Где провела я много лет. 


За Псковский Троицкий собор,

За святость Литургий и Бдений,

За православных песнопений

Возвышенный и стройный хор.

 

За бесподобные стихи

Трех замечательных поэтов.

За мудрость притчей и заветов

Любой евангельской строки.


Весь этот легкий груз возьмет

Душа в далекую дорогу

С любовью благодарной к Богу,

В последний устремясь полет. 

 

Текст подготовила  кандидат в члены Свято-Георгиевского Сестричества Анна Мартынова