Чтобы помнить…

Чтобы помнить…

 

Каждый год второе воскресенье сентября посвящается Дню памяти жертв фашизма, в этом году это 14 сентября.

Этот день прошел, но мир, каждый день подтверждающий свою хрупкость новостями с экранов, газет и пр., подсказывает — этот день не должен пройти просто так, без памяти-осознания. Кто же они, жертвы фашизма на нашей земле? Как же нам не забыть  уроки войны?

Сестры Свято-Георгиевского сестричества едут в деревню Лезье поминать воинов каждую субботу в храм Успения Божией Матери. Проезжая красивые леса и поля, мы не видим и уже никогда не увидим исчезнувшие в годы Великой Отечественной войны деревни. Их было в Кировском районе Ленинградской области около сорока: д. Арбузово, с. Анненское, д. Вороново, д. Гонтовая Липка…

«Призрачная деревня».

Есть такой памятник. Чтобы помнить…

При въезде на территорию Парка мира в д. Лезье недавно был открыт памятник малолетним жертвам концлагерей. Прошло 73 года со дня захвата гитлеровцами станции Мга. На территории Мгинского поселения осталось в живых 118 бывших несовершеннолетних узников. Дай Бог им здоровья на многая и благая лета. И сегодня трудно представить масштаб эвакуации: сколько же женщин, детей было вывезено? Сколько судеб поломано, сколько детских надежд не оправдалось, сколько свадеб не сыграно?..

Чин освящения нового памятника «Жертвам нацизма» совершил Преосвященный Мстислав епископ Тихвинский и Лодейнопольский. 31 августа Владыка прибыл в храм Успения Божией Матери в деревне Лезье для свершения Божественной Литургии и освящения памятника.

«Ваша боль бьётся в наших сердцах, ваша память жить будет в веках» — написано на памятнике. Чтобы помнить…

В Успенском храме за поминальным кануном висят списки 50-го Батальона Аэродромного обеспечения. Там собраны имена тех, кто принял бой 28 августа 1941 года — в престольный праздник. Среди них — Антон Матвеевич Гарбузов, погибший в нацистском лагере (stalag XI C Bergen-Belsen) в Германии. 

Антон был молодым стрелком (21 год), родом из небольшой деревни Затягино Идрицкого района Псковской области. Он был женат, дома осталась супруга Ирина. При обороне аэродрома Лезье в тот день, когда в село вошли немцы, Антон пропал без вести. Как выяснилось потом, попал в плен, содержался в концлагере в Тосно.

В Тосно тогда было 2 лагеря — в одном люди ютились в овощехранилище, в другом — в совхозном свинарнике. С начала оккупации на территории Ленинградской области были созданы лагеря, в которых содержалось от тысячи до десяти тысяч человек. Осенью 1941 года начали организовывать более крупные лагеря с числом пленных более 10 тысяч, одновременно продолжали создавать и десятки мелких пунктов заключения военнопленных, в которых содержалось от нескольких десятков до нескольких сотен солдат. Небольшие лагеря носили статус рабочих команд. Заключенные умирали ежедневно от голода и болезней, подвергались пыткам и истязаниям. Их использовали на ремонте и очистке дорог, железнодорожных путей, постройке и ремонте мостов и т. п. В дальнейшем рабочая сила зачастую переправлялась в лагеря Германии, Норвегии, Польши и других стран Европы. 

Из Тосно Антона отправили в Германию в лагерь Берген-Бельзен.

Без сомнения дни пребывания в любом нацистском лагере – от фильтрационного до рабочего - были бесконечным мучением. Днем узников отправляли на работы, ночь они проводили под открытым небом. Иногда пленным разрешали строить шалаши. Выдавали  одеяла — одно на четверых. Пищу давали крайне скудную. Гестаповцы могли кормить перемёрзшей, непригодной в пищу картошкой и наблюдать, как русские едят её сырой, вместе с кожурой. В иные дни узников не кормили, не всегда получали они «норму»: буханку хлеба на десятерых. На территории лагерей часто была съедена вся трава…

В Берген-Бельзен к декабрю 1941 — январю 1942 от голода, холода и болезней смертность стала повальной. Разразилась эпидемия тифа. У многих, как и у Гарбузова, указана «формальная» дата смерти — декабрь 1943. Но исследователи утверждают: многие погибли гораздо раньше, возможно в первую свою лагерную зиму скончался и Антон Матвеевич.

«Претерпевший же до конца, тот спасен будет». Эти слова Господа из Евангелия (Мф. 10:22), мы верим они и про нашего Антона. 


В этом году участники акции «Мир и Память» совершили поминовение павших советских солдат за рубежом. Протоиерей Вячеслав Харинов отслужил панихиду. Одна из сестер Свято-Георгиевского сестричества на территории Шталага XI возложила венок на могилу русских воинов, погибших в лагерях. Вероятно, Антон Гарбузов похоронен где-то здесь. На каменный крест прикрепили табличку с фотографией и именем Антона Матвеевича Гарбузова.

«Своих не бросаем» — эти слова должны определять отношение к нашим соотечественникам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Это как «дважды два — четыре» для тех, кто участвует в ежегодных акциях «Мир и Память», для тех кто занимается увековечиванием памяти о войне. Формат этой статьи не позволяет раскрыть огромный объем работы, проводимой протоиереем Вячеславом Хариновым.

Как символ жертв фашизма среди мирного населения стоит в Парке мира памятник Ульяне Финагиной с младенцем. Её, жительницу Сологубовки, выдал провокатор, которому она оказала христианскую помощь — накормила и предоставила ночлег. 

На том месте, где была осуществлена показательная казнь, чтобы жители деревни впредь не помогали партизанам, в 2014 году был установлен крест, его видно с дороги, когда въезжаешь в деревню Лезье…

Чтобы помнить…

Сестры Свято-Георгиевского сестричества
сестра Лина С., сестра Евфросиния Р.