Знамение будущей Победы

Знамение будущей Победы

________________________________________________________________________________________

Минувшим летом мы посетили город воинской славы Тихвин. В день празднования иконы Божией Матери Одигитрии-Путеводительницы сразу после длительного путешествия мотоциклисты и паломники, сопровождаемые отцом Вячеславом и экскурсоводом, устремились в главный собор Успенского монастыря, чтобы приложиться к святыне.

На иконе, написанной в строгой царственной византийской манере, Богородица указывает на своего Божественного Сына, будто определяя высокий смысл поднимаемых нашим паломничеством тем: значение веры, ее роль в устроении государственности и спасении отчизны от врагов. Икона Божией Матери Одигитрии перекликается с Лидской иконой, которая хранится на Святой Земле, Влахернской иконой и другими.

По словам экскурсовода, тема связи отцов и детей красной линией проходит через всю историю монастыря. Мы услышали о том, как цари относились к иконе, и подчеркнула, что семья Николая II, к сожалению, не приезжала в Тихвинский монастырь.

Далее мотобратия отправилась в музей монастыря. Там нас ждала история о том, как икона «уводила» захватчиков с нашей земли, а также о путешествии святыни через псковские земли и Латвию – в Америку. Кроме того, экскурсовод поведала о семье Иоанна Гарклавса, а также о возвращении иконы на родину.

Затем мы посетили крупнейшее воинское захоронение в Тихвинском районе на кладбище, расположенном на Николиной горе. Оно не произвело ощущение заброшенности, но было видно, что кладбище нуждается в реставрации. Первые захоронения начались здесь в июле-августе 1941 года. Сюда были перенесены останки воинов, погребенных в черте города, позже – из окрестностей Тихвина. Здесь находятся могилы двух танкистов Героев Советского Союза. С 1981 года на братском кладбище хоронят останки воинов, найденные поисковыми отрядами на территории Тихвинского района. По данным ОБД «Мемориал», в братской могиле захоронено 2571 человек: 2440 из них известны, 131 неизвестны. Поименный список погибших в карточке захоронения отсутствует.

У памятника на кладбище отец Вячеслав рассказал об оборонительной и наступательной операциях и подчеркнул значение последней: «Победа в Тихвинской наступательной операции – это знамение нашей будущей Победы». Мы приняли участие в церковном и гражданском поминовении защитников Отечества и жертв мирного населения, павших в годы войны и пострадавших от бомбардировок, и двинулись дальше.

Следующей остановкой стал вокзал. Тихвин – важный транспортный узел, через который шли эшелоны из блокадного Ленинграда. Отец Вячеслав не мог не подчеркнуть значение Тихвина, указав на то, что снижение нормы выдачи хлеба до 125 граммов в блокадном городе на Неве произошло, потому что немцы заняли Тихвин. Оккупация продолжалась месяц.

В 1941-м на станционных путях Тихвина стояли составы с горючим и боеприпасами, эшелоны с ранеными красноармейцами и эвакуированными из блокадного Ленинграда женщинами и детьми. Бомбежка продолжалась непрерывно более шести часов. До сих пор неизвестно точное число погибших женщин и детей, солдат и пожарных, железнодорожников и местных жителей во время этого авианалета. Историки предполагают, что каждый эшелон состоял более чем из 2500 человек – практически все погибли.

 

Памятник установили на 75-ю годовщину трагических событий усилиями множества граждан. Роль подвижника и архитектора Грачьи Погосяна в этом деле трудно переоценить. Низкий ему поклон за сохранение памяти нашего народа.

Памятник представляет собой четырехметровую гранитную плиту, с лицевой стороны которой располагается большое мозаичное панно с изображением скорбящей коленопреклоненной женщины на фоне горящего вокзала Тихвина, а рядом – упавший на рельсы игрушечный медвежонок – символ потерянной детской жизни. На задней стороне плиты – копия архивного снимка, на котором изображены малыши, отправляющиеся на вокзал, чтобы уехать из осажденного города на Большую землю. Венчает эту композицию мозаичная икона Тихвинской Божией Матери.

«Просто прочитайте стихотворение», – сказал отец Вячеслав, и последовавшее за этим молчание стало многоточием, завершающим ежегодный мотопробег. Дети и война… об этом трудно говорить, трудно думать… но забывать об этом нельзя.

 

Они были уже далеко от блокады –

Вывозимые в тыл ленинградские дети.

Где-то там, позади артобстрелов раскаты,

Вой сирен, стук зениток в прожекторном свете,

 

Надоевшие бомбоубежищ подвалы,

Затемненных домов неживые громады,

Шепот мам на тревожном перроне вокзала:

«Будет все хорошо, и бояться не надо!..»

 

А потом путь по Ладоге, штормом объятой,

Волны, словно таран, били в баржи с разгона.

Наконец, твердый берег – уже за блокадой!

И опять пересадка, и снова в вагоны.

 

Они были уже далеко от блокады,

Все спокойней дышалось спасаемым детям,

И стучали колеса: «Бояться не надо!

Бояться не надо! Мы едем! Мы едем!»

 

Поезд встал, отдуваясь, на станции Тихвин.

Паровоз отцепился, поехал пить воду.

Все вокруг, как во сне, было мирным и тихим...

Только вдруг крик протяжный за окнами: «Воздух!»

 

«Что случилось?» – «Налет. Выходите быстрее!..» –

«Как налет? Но ведь мы же далеко от фронта...» –

«Выводите детей из вагонов скорее!..»

А фашист уже груз сыпанул с разворота.

 

И опять свист и вой души детские рвали,

Словно дома, в кошмарной тревог круговерти.

Но сейчас дети были не в прочном подвале,

А совсем беззащитны, открыты для смерти.

 

Взрывы встали стеной в стороне, за домами.

Радость робко прорвалась сквозь страх: «Мимо! Мимо!»

И душа вновь припала к надежде, как к маме –

Ведь она где-то рядом, неслышно, незримо...

 

А над станцией снова свистит, воет, давит,

Бомбы к детям все ближе, не зная пощады.

Они рвутся уже прямо в детском составе.

«Мама!.. Ты говорила: бояться не надо!..»

 

Есть на тихвинском кладбище, старом, зеленом,

Место памяти павших героев сражений.

Здесь в дни воинской славы склоняются знамена,

Рвет минуту молчанья салют оружейный.

 

А в другой стороне в скромной братской могиле

Спят погибшие здесь ленинградские дети.

И цветы говорят, что о них не забыли,

Что мы плачем о них даже в новом столетье.

 

Помолчим возле них, стиснув зубы упрямо,

Перечтем вновь и вновь скорбный текст обелиска,

И почудятся вдруг голоса: «Мама! Мама!

Приезжай, забери нас отсюда! Мы близко!..» (Анатолий Молчанов)

 

 

О нашей прошлогодней поездке можно прочитать здесь:

http://www.bcex.ru/prihodskaja-zhizn/poezdka-k-putevoditelnicze

Использованы данные о захоронении с сайта:

http://www.lenww2.ru/index.php/region01/area16?id=1411