К нашей новомученице

К нашей новомученице

____________________________________________________________________________________________

Не всегда мы можем позволить себе уехать на целый день из города на внешне малопривлекательную экскурсию: захолустный провинциальный город, кладбище на берегу реки... Кажется, на что здесь можно смотреть каждый год?

Несмотря на полупустой автобус, мы, как-то особенно сплоченными, укрепленными и благодатными, вернулись с места, где 17 декабря 1937 года с группой священнослужителей были расстреляны Екатерина Арская и Кира Оболенская.

Пока мы ехали в автобусе, настоятель нашего храма протоиерей Вячеслав Харинов по традиции рассказывал житие нашей героини. Мы снова слушали историю о замечательной семье, в которой благотворительность и благородство были нормой. Слушали «про Россию, которую мы потеряли», как ни печально это осознавать.

Биография Е. Арской: http://www.bcex.ru/muzej/svyataya-muchenicza-ekaterin...

Отец Вячеслав в этот раз в своем рассказе уделил особое внимание архиепископу Гавриилу (Воеводину). Ведь по его делу она и была арестована, с ним проводились очные ставки в Боровичской тюрьме. Силу духа женщин Екатерины Арской и Киры Оболенской, не выдавших никого из Александро-Невского братства, отец Вячеслав противопоставлял авторитету опытного духовника, владыки Гавриила, который сдался властям.

Возле здания тюрьмы – последнего пристанища новомученицы, в котором сейчас располагается полиция, наш автобус ненадолго задержался. Хотелось помолчать в тишине. Восемьдесят лет назад зимой здесь проводились пытки и допросы.

 

Затем мы посетили дом, в котором Екатерина Андреевна снимала маленькую комнату. Мы небольшими группами входили и осматривали старинную печь, окно... Многое осталось неизменным с тех пор. Например, резные украшения на деревянном доме и старинные металлические детали. У мальчика, который сейчас живет в комнате, на стенах развешены грамоты. Мы ему сказали: «Без сомнения, Святая Екатерина тебе помогает».

На общей фотографии рядом с отцом Вячеславом стоят протоиерей Валерий Дьячков с матушкой Ниной – наши постоянные, добрые спутники. 

 

По дороге к месту казни новгородский экскурсовод рассказывал, что дорога вдоль берега реки Мста проходит по историческим местам и соответствует древнему водному пути «из варяг в греки». Пешком двигались узники к месту расстрела вдоль живописных берегов или нет, остается только догадываться. 


Мы вышли возле храма, который был свидетелем расправ во времена красного террора.

В этом храме Тихвинской иконы Божией Матери проводились богослужения с 1874 года. В 1938 году церковь была закрыта. Вскоре рядом с ней был образован лагерь управления НКВД № 270 для репрессированных, а во время войны – военнопленных (http://egla.cerkov.ru/main-page/).  По этой причине площадь кладбища гораздо больше, чем огороженной территории. Местный экскурсовод рассказал о своих детских воспоминаниях: вся земля рядом и по дороге к поставленному польским военнопленным кресту была неровная, сплошные бугры-могилы.

 

На площадке, где, предполагается, покоятся останки более пятидесяти расстрелянных 17 декабря 1937 года человек, была совершена панихида.

 

 

По традиции мы уходили, оставляя за собой дорожку алых гвоздик. «Они пытались похоронить нас, но они не знали, что мы семена». Эта популярная в интернете мексиканская пословица кажется наиболее точной, если говорить о новомучениках.

 

В конце дня нас ждала трапеза и посещение возрожденного Валдайского Иверского Святоозерского монастыря.

 

Статью подготовили сестры Свято-Георгиевского Сестричества: Лина Стрелкова (текст), Мария Абрамова и Анна Афонина (фото)

2017 г.