СТРАЖИ НАВСЕГДА

СТРАЖИ НАВСЕГДА

 «Птицы смерти в зените стоят.

Кто идет выручать Ленинград?

 Не шумите вокруг — он дышит,

Он живой еще, он все слышит:

 Как на влажном балтийском дне

Сыновья его стонут во сне,

 Как из недр его вопли: «Хлеба!»

До седьмого доходят неба...

 Но безжалостна эта твердь.

И глядит из всех окон — смерть.»

 Ахматова А. А.

 Скупые цифры говорят о том, что всего за годы Блокады умерло более 2500 сотрудников пожарной охраны и 1230 сотрудников милиции...

8 ноября 1941 года участковый уполномоченный 5 отделения милиции Ленинского района Винокурцев Павел Дмитриевич во время сильной бомбежки руководил работой по рассредоточению и укрытию в убежище населения района.

Внезапно на Перекопской улице возле дома 1, где находилось бомбоубежище, появилась девочка 3-4 лет. Она потеряла мать и с плачем металась от одной парадной к другой. Вокруг нее со свистом пролетали осколки. Люди, находившиеся в подвале дома, с напряженным вниманием следили за действиями смельчака в милицейской шинели. Воспользовавшись небольшим затишьем Винокурцев выбежал и встал под арку дома. В это время фашистский стервятник сбросил очередную бомбу и она с воем стала приближаться к земле. По звуку Павел Дмитриевич определил, что бомба упадет где-то рядом. Он рванулся из под арки дома и бросился к ребенку. Схватив девочку не руки, он пробежал несколько метров, но разрыв бомбы застал его на середине улице. Павел Дмитриевич упал на трамвайное полотно, прикрыв ребенка своим телом. Когда бомбежка прекратилась, подбежавшие люди нашли лежавшими на земле перепуганную, заплаканную, но невредимую девочку и Павла Дмитриевича с тяжелыми ранениями в голову и спину, от которых он скончался, не приходя в сознание. Девочку передали в детский дом и она была эвакуирована из блокадного Ленинграда.

 

08.11.1988 года райисполком Ленинского района г. Ленинграда принял решение назвать безымянный проезд между Витебским вокзалом и вестибюлем станции метро «Пушкинская» Винокуровским проездом в честь подвига П.Д. Винокурцева с установлением мемориальной доски.

 


В Александровском парке города Пушкина стоит строгий памятник, посвященный подвигу бойцов 76-го и 77-го истребительных батальонов.

Основными задачами истребительных батальонов были:

1. Охрана предприятий, организаций оборонного значения, особенно в ночное время.

2. Помощь сотрудникам дворцов в подготовке к эвакуации исторических ценностей.

3. Задержание дезертиров с фронта, ракетчиков, диверсантов и паникёров.

4. Рытье окопов, противотанковых рвов и установка заграждений.

5. Помощь милиции в формировании местной противовоздушной обороны. Ликвидация последствий налётов вражеской авиации и артобстрелов.

76-й батальон состоял из преподавателей, студентов, аспирантов Ленинградского института инженеров молочной промышленности (ЛИИМП), рабочих Завода № 26, работников прокуратуры и других организаций города.

77-й батальон состоял из учащихся 8-9 классов школ города, из сотрудников и студентов сельхозинститута, из рабочих Пушкинского ремонтно-механического завода, из рабочих хлебозавода, из рабочих и служащих Военторга и других организаций.

В результате непрерывных боев с 13 по 17 сентября 1941 г., прикрывая отходящие из Пушкина воинские части, 76-й и 77-й пушкинские истребительные батальоны потеряли значительную часть своего личного состава и, выполнив поставленные перед ними задачи, 17 сентября последними оставили город и отошли в район Шушары, Пулково.

Командовал батальонами начальник Пушкинского ГОНКВД И. А. Яковлев. В тяжелом бою — действовали еще и танки противника — сотрудники милиции понесли большие людские потери: погиб прокурор города А. И. Миронов, оперативники Курский и Уткин, милиционеры Акатов и Тютюник.

Имена бойцов, ушедших в бессмертие, гибель которых официально зафиксирована, выбиты на мемориальной доске. Список пополняется и найденные имена  можно найти на сайте http://gorod-pushkin.info/tsybin-article-76-77-bataliony

Зозуля Василий Назарович – милиционер Пушкинского ГОМ. Во время отступления советских войск из г. Пушкина по заданию командования нес службу на улицах города, до последнего момента помогал эвакуировать население и ценности. 17 сентября 1941 года на своем посту у здания Горотдела Пушкинской милиции он  встретил ворвавшихся  фашистов и отстреливался до последнего патрона; был схвачен и повещен на улице 1 Мая.

  

 Сегодня на этом месте, где всё время оккупации Пушкина фашисты проводили массовые казни,  построена часовня благоверного князя Игоря Черниговского, в память о закладке которой 9 мая 1994 года был установлен камень с надписью: "На этом месте будет установлен памятник жертвам фашизма 1941 - 1944".

 


Навсегда вошли в историю Петергофа бойцы 78 и 79 истребительных батальонов

За их боеспособность отвечал начальник милиции Петергофа Иван Филиппович Цыганков. 21 сентября 1941 года на Волхонском шоссе в бой вступили бойцы 78 батальона, а на следующий день, у Ропшинского шоссе, практически в открытом поле, с превосходящими силами врага вступили в бой бойцы 79 истребительного батальона. Под артиллерийским огнем врага они стойко отбивали атаку за атакой фашистской пехоты, давая жителям возможность уйти в Ломоносов. В батальоне, рядом с милиционерами, сражались и вчерашние старшеклассники петергофских школ, рабочие предприятий города. До последнего патрона сражались пулеметчики, братья Глеб и Владимир Гаркушенко. Рядом сними полегли в неравном бою их школьные друзья — Толя Иванкин, Лева Бушуев, Аня Мальцева, Лида Сапогова.

 В этих же боях погибли и сотрудники милиции Петергофа — начальник паспортного стола Ванцов, участковые уполномоченные Юматов и Савченко, милиционеры Кустов, Ахитямов, Васюков, Токарев... Около десятка бойцов, отрезанных немцами от основных сил, с трудом добрались до Ленинграда. Остальные, во главе с Цыганковым, пробились в Ломоносов. Здесь их встретил начальник Ломоносовской милиции Василий Арсентьевич Иванов, который и помог сослуживцам — людей накормили, дали возможность отдохнуть. Затем остатки истребительных батальонов Петергофа объединили с бойцами истребительного батальона Ломоносова. В память о тех, кто погиб под Петергофом, за новым формированием сохранили прежний номер — 79. Впоследствии почти все бойцы этого батальона сражались в составе Приморской оперативной группы, сыгравшей решающую роль в полном снятии блокады Ленинграда.

 В память о подвиге защитников Петергофа одна из улиц названа именем отважных бойцов, братьев Гаркушенко.


 Их мама Анна Гаркушенко написала для газеты "Правда" в 1968 г., что почти четверть века разыскивала без вести пропавших сыновей Владимира и Глеба:

«Никто ничего не мог мне ответить, а я все спрашивала, надеялась, ждала... Только те­перь, когда красные следопыты из 415-й школы и 49-й школы- интерната разыскали товарища Орлова Н. Н., участника обороны Петродворца, многое выяснилось. Теперь извест­на судьба 2-го комсомольского взвода 79-го истребительного батальона.

Перед войной Володя перешел в десятый класс. Глеб — в девятый. Учились они хорошо, к труду приучены были с мало­летства. Каждый убирал свою постель, гладил брюки, чтобы всегда была стрелочка, даже полы мне помогали мыть. Воду и дрова таскали только они. В школе их научили штопать, шить. Учительница говорила: «Солдат должен уметь сам почи­нить обмундирование, пришить пуговицу — там мамы не будет».

С первых же дней войны все в нашей семье изменилось. Я работала бригадиром в авиамастерских и домой возвраща­лась поздно. Володя и Глеб с другими старшеклассниками хо­дили рыть траншеи. Я не узнавала своих мальчиков. Добрые Володины глаза стали строже, темнее. Глеб уже не был таким шумным и непоседливым. Однажды прихожу домой — он ко мне с бумагой:

— Мама, вот здесь — подпишись...

Володю приняли в истребительный батальон и зачислили в комсомольский взвод — ему уже было 18. А Глебу только 16, и, чтобы поступить, требовалось согласие родителей — под ан­кетой должны были расписаться отец или мать. Признаюсь, Мне стало страшно. Я промолчала и увидела умоляющий взгляд сына. Будто чужой рукой поставила я подпись там, где Глеб показал. Он сразу заторопился, стал прощаться: «Мама, не волнуйся, не плачь. Все будет хорошо, слышишь?» Он меня по­целовал и ушел.

Через день нашу бригаду послали на полевые аэродромы, и я уже не смогла вернуться домой проститься с сыновьями. Враг рвался к Ленинграду. На его пути рядом с Красной Ар­мией встали народные ополченцы.

22 сентября 1941 года вдоль Ропшинского шоссе занял обо­рону 79-й истребительный батальон. Владимир и Глеб лежали рядом на сыром осеннем поле у пулемета. Это был пулеметный расчет братьев Гаркушенко. В полдень гитлеровцы, после силь­ного огня, поднялись во весь рост и пошли в «психическую» атаку, стреляя на ходу из автоматов...

Н. Н. Орлов, живой участник и очевидец, рассказывает, как проходил этот бой.

— Силы были неравные. Наш взвод состоял из необстрелян­ных старшеклассников, вчерашних мальчишек. Володя открыл прицельный огонь, враг нес потери, но шел вперед. Ряды на­ших юных воинов тоже убывали. Потом гитлеровцы залегли и открыли по истребительному батальону сильный миномет­ный огонь. Смертельно был ранен Володя — ему оторвало обе ноги. Глеб тоже был ранен, но нашел в себе силы заменить бра­та — пулемет продолжал косить вражескую цепь, снова под­нявшуюся в атаку. И вот кончаются пулеметные ленты. Глеб, схватив ручной пулемет, поднялся и крикнул: «Комсомольцы не сдаются, я за брата отомщу!» Он стал расстреливать фаши­стов в упор. Только обойдя его, выстрелив ему из автомата в за­тылок, враги сразили Глеба." (Анна Гаркушенко. Правда, 1968, 20 февраля.)

 


   

На окраине Санкт-Петербурга там, где заканчивается Дорога Жизни и начинается Ржевский коридор, установлен памятный знак «Регулировщица» в память о бесстрашных девушках, которые в холод, под бомбежками следили за порядком на дорогах войны

 Дорогу жизни обслуживали 350 регулировщиков. Если во время обстрела падал снаряд, регулировщицы сразу устремлялись туда, ограждали опасное место и указывали путь.


 Для регулировщиц Ленинграда были также высокие требования дисциплины: разговаривать они могли только с начальством, покидать посты не разрешалось ни в самые лютые морозы, ни даже во время бомбежек – многие замерзали, получали ранения и погибали с жезлом в руках. Движение в осажденном городе регулировали в основном девушки 18 – 20 лет. Жили регулировщицы в казарме на набережной реки Карповки, на службу добирались часто пешком, в разные части города. И, конечно, стойко переносили все тяготы и лишения блокадного города: голод, холод, болезни. Кроме того, город постоянно обстреливался, и регулировщицы погибали прямо на посту. Так были убиты: Галя Пимоненкова, Лида Зосимова, Маша Блинова, Надя Марченко...

Милиционер Зосимова Лида 22 декабря 1943 года во время артиллерийского обстрела не покинула своего поста. Осколок разорвавшегося снаряда, пробив комсомольский билет и удостоверение к медали» За оборону Ленинграда», поразил бесстрашную девушку в сердце.

Вечная Память!

 Источники:

1)"ПОДВИГ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПРИ ОБОРОНЕ ЛЕНИНГРАДА. 1941-1944 гг." Книга   подготовлена   по   материалам   Музея   милиции   ГУВД Санкт-Петербурга  и  Ленинградской  области  и    пожарнотехнической выставки УГПС ГУВД. ДЬЯЧКОВ В. П.

 2) http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=5139

3)_http://spbvoditel.ru/2015/05/08/054/

4) https://78.mvd.ru/folder/2995045