Штурмовик под защитой Свыше

Штурмовик под защитой Свыше

27 мая 2002 года окончил свой земной путь  дважды Герой Советского Союза Алексей Николаевич Прохоров, который  в составе прославленного 15-го гвардейского штурмового авиаполка 277-й авиадивизии защищал Ленинград, участвовал  в прорыве блокады, освобождении Ленинградской области, Выборга, Эстонии, Латвии и Белоруссии, в боях за взятие Кенигсберга.


Он был сыном сельского священника Николая Прохорова. Известно, что после окончания семинарии, Николай Прохоров  поступил на физико-математический факультет Юрьевского университета в городе Тарту, а  после смерти своего отца, в 1918 году он, как старший в семье, стал священником Казанской церкви села Калмык (ныне село Октябрьское Поворинского района Воронежской области).

 

В 1921 году переехал в село Рождественское, где продолжал служить в церкви. 19 января 1923 года, на Крещение, родился сын Алексей. Как и большинство священнослужителей в те годы,  Николай Прохоров не избежал гонений, в 1930 он был вынужден перевезти семью в Борисоглебск, а в 1937 году, по ложному обвинению был осужден и выслан в Коми. Супруга, Лариса Васильевна, как медик, в то время занималась ликвидацией эпидемии малярии, затем принимала участие в Великой Отечественной войне. Отец  не видел, как она  отправила сыновей на фронт, он вернулся из ссылки лишь летом 1943 года. Работал в лесничестве, потом почтальоном и начальником почтового отделения в городе Борисоглебске...

Мечтая о полетах в небе, Алексей, еще учась в школе, в 1939 году поступает в аэроклуб, который оканчивает одновременно со средней школой. Его направляют в Балашовскую школу военных летчиков. Учится он с большим увлечением, осваивает несколько типов самолетов.
Но летать придется не в мирном небе. Начавшаяся война очень скоро приходит в дом страшной бедой: в боях за Смоленск погибает старший брат  Виктор – двадцатилетний начальник 38-й стрелковой дивизии.  Алексей решает, что теперь  он должен воевать за двоих, с нетерпением ожидая отправки на фронт.
В конце декабря 1942 года летчик-штурмовик сержант Алексей Прохоров прибыл на Ленинградский фронт. На всех вновь прибывших в 15-й гвардейский Невский авиаполк 277-й штурмовой авиадивизии самолетов не хватило. За новыми штурмовиками, построенными на средства жителей города Щелково, пришлось лететь на подмосковный аэродром. Вернулись лишь 10 марта 1943 года. 19 марта на одном из подаренных "илов" с надписью на борту "Щелковский штурмовик" Алексей Прохоров отправился на первое боевое задание. Предстояло уничтожить немецкую артиллерийскую батарею в районе Гатчины-Тосно.
Вот как он сам потом вспоминал об этом дне: «Это произошло 19 марта 1942 года. Был я тогда старшим сержантом и имел отроду девятнадцать лет. Мы вылетели двумя группами на штурмовку эшелонов противника на перегоне Гатчина – Тосно. Я держался ведущего, старательно повторял его маневры. И знаете, чему меня научили в училище, словно ветром выдуло из головы! В районе цели мы попали в зону зенитного огня. Сквозь чёрные хлопья разрывов прорвались к эшелону. Я толком не понимал, что происходило. Гремели выстрелы и взрывы, вслед за ведущим я делал резкие развороты, деревья, самолёты, снова земля. Одним словом сплошная сумятица, обрывки кинокадров… вот тогда-то и осознал я по-настоящему, что война - дело очень и очень суровое, что боевой вылет - это крайне напряжённая и опасная работа…»
В дальнейшем, он летал на штурмовку позиций дальнобойной артиллерии противника, которая обстреливала блокадный Ленинград. Положение на фронте было тяжелым. Аэродром, расположенный на крохотном пятачке севернее города, был зажат в тиски между Финским заливом, Ладожским озером, Карельским перешейком и рекою Невой, подвергался налетам немецких бомбардировщиков.

Поседевший в свои двадцать два года, за время войны Алексей Прохоров прошёл путь от рядового лётчика до командира авиаэскадрильи. 15-й штурмовой авиационный полк, в котором служил Алексей Николаевич, был гвардейским и получил наименование «Невского», полк награжден орденами Красного Знамени, Суворова и Кутузова III степени. Двадцать летчиков полка удостоены звания Героя Советского Союза. Как и Алексей Прохоров дважды представлены к званию Героя Советского Союза его однополчане – прославленные воздушные асы Владимир Алексенко, Григорий Мыльников  и Евгений Кунгурцев.  Летчики-штурмовики полка особенно отличились на Ленинградском фронте и очень много сделали для прорыва блокады.
14 января 1944 года началась широкомасштабная Ленинградско-Новгородская наступательная операция советских войск с целью полного снятия блокады Ленинграда. Боевой приказ получили и летчики 15-го гвардейского штурмового полка. В то утро землю покрыл сильный туман, но командование все же решило поднимать в воздух по 1-2 экипажа. Задача ставилась довольно сложная: обнаружить движение вражеских войск, особенно танков, на участке нашего прорыва и нанести бомбовые удары по противнику.
Экипажи Алексея Прохорова и Владимира Алексенко поднялись в воздух одновременно. Туман стоял такой густой, что не видно было даже плоскостей своих самолетов. К счастью, он был низким. Пробив слой тумана, летчики направились по намеченному маршруту. Набрав высоту 700 - 800 метров, они подошли к линии фронта. Внизу, в разрыве облаков, была видна шоссейная дорога, по которой двигались танки и моторизованные части немцев. Снизив скорость и высоту, Прохоров и Алексенко дважды прошлись над вражеской техникой, нанося сокрушительные удары.
Сбросив все имевшиеся бомбы и выпустив реактивные снаряды точно в скопление техники и войск противника, отважные летчики по радио доложили о выполнении боевого задания и направились на свой аэродром. Но тут самолет Алексенко был атакован сзади истребителем противника. Владимир резко развернул свою боевую машину вправо и скрылся в густых облаках. Прохоров не успел произвести необходимый маневр, и немецкий истребитель ударил по хвостовой части его самолета. Было нарушено управление, прекратилась внутренняя и внешняя связь. А сверху из облаков появились еще "Мессершмитты". Их было четыре.
Прохорову и Алексенко пришлось принимать неравный бой. Прикрывая друг друга, отбиваясь от непрерывных атак, «илы» стремились добраться до спасительных облаков, перейти линию фронта. Однако, истребители противника  не отставали. То поочерёдно, то все вместе они бросались в атаку. Прохоров всё плотнее прижимал машину к земле, бросал её вправо и влево, увёртываясь от атак. Вражеские истребители почти всё время держались позади, так что Прохорову редко удавалось пустить в ход свои пушки – надежда была лишь на стрелка,  Владимира Криванова.

Уже зияли пробоины в крыльях «ила», мотор работал с перебоями, с трудом подчинялся руль поворота. Стрелки приборов остановились,  охлаждающая жидкость непрерывно попадала Алексею в лицо... Вдруг он почувствовал сильный толчок, позади раздался взрыв. Связь со стрелком - радистом прервалась. Пулемёт его смолк. Владимир, бесстрашный и неунывающий стрелок из Ташкента - уже не отвечал…

Высота падала, мотор еле тянул. Истребители добивали израненную машину. Алексей Николаевич, не теряя самообладания,  прилагал все усилия, чтобы вырваться из огненного кольца. Однако самолёт терял манёвренность, он уже почти развалился.

И вдруг пулемёт стрелка - радиста заработал, стрелок был жив. Как потом узнали, раненый Владимир Криванов, все это время старался  плоскогубцами выправить пулеметную ленту, разбитую снарядом и заклинившую пулемет. А когда  это наконец удалось, заслал несколько патронов в пулемет и короткой, но меткой очередью сбил вражеский истребитель. «Мессершмит», подошедший буквально на десять метров к штурмовику, чтобы добить его, вспыхнул и рухнул на землю. Три других истребителя, поражённые неожиданным исходом атаки ведущего, отпряли в сторону.
С земли по самолету ударила пулеметная очередь. Прохоров вел уже совсем низко и посадил машину на огород, в пятистах метрах от передовой, рядом с минным полем.
«Посадка была довольно условной»- вспоминал Алексей Николаевич. Едва самолёт коснулся земли, как отломился хвост вместе с кабиной стрелка - радиста. Оторвавшись, одно из колёс покатилось вперёд машины. Алексей, с трудом выбравшись из поврежденной кабины, дважды выстрелил из сигнальной ракетницы в воздух, давая знать своим, что требуется помощь. Вблизи упавшего самолета находился блиндаж, из которого вышли два бойца с санитарной сумкой. Они помогли летчику вытащить раненого стрелка из-под обломков  развалившейся машины, отвели в медсанбат, где из его тела извлекли около 40 осколков. Владимир чудом остался жив, от снаряда его спасла та самая пулеметная лента, которую он сумел все-таки починить. Он уже улыбался. У него, как и всегда, было все «в порядке». «Мы, ташкентцы – веселый народ» - часто говорил он.
Сам Алексей Николаевич не только в этом бою, но и за все время войны ни разу не был ранен, хотя беспрестанно подвергался опасности. Самолет его дважды был сбит. Только в течение одного года Прохорову приходилось четыре раза совершать вынужденные посадки без шасси в различных условиях местности, а потом с невероятным трудом и опасностями добираться до расположения своих войск.  В составе 15-го гвардейского штурмового авиаполка воевал Алексей Николаевич до самой Победы.  Он участвовал в обороне Ленинграда, Ленинградско-Новгородской, Белорусской стратегической (Вильнюсской и Каунасской фронтовых), Прибалтийской и Восточно-Прусской наступательных операциях. Всего к 10 мая 1945 года совершил 238 боевых вылетов на штурмовике Ил-2. В этих вылетах лично уничтожил 5 самолётов врага на земле, 15 танков, 96 автомашин, 48 железнодорожных вагонов, 2 паровоза, 4 склада с боеприпасами, 119 конных повозок с грузами, 3 тягача с орудиями, 1 самоходное орудие, 8 артиллерийских батарей, 9 отдельных полевых орудий, 17 дотов, 17 зенитных артиллерийских и 23 зенитных пулемётных батарей, 38 пулемётных гнёзд, 6 миномётов, свыше 1.200 солдат и офицеров врага. Свой последний боевой вылет он совершил 8 мая 1945 года под Кёнигсбергом.
19 апреля 1945 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а 29 июня 1945 года он был награжден второй медалью "Золотая Звезда". Среди его боевых наград: орден Ленина, три ордена Красного Знамени, орден Александра Невского, два ордена Отечественной войны I степени, два ордена Красной Звезды, орден "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени, многие медали.

В послевоенное время Алексей Николаевич Прохоров, окончив Военно-воздушную академию в Монино, долго летал, командовал полком, работал преподавателем на кафедре Военно-Воздушных Сил Военной академии имени Фрунзе. Потом был заместителем начальника Высшего авиационно-инженерного училища в Иркутске. Алексей Николаевич встречался с молодежью, рассказывал о войне. Приезжал в Борисоглебск, навещал своих учителей и престарелых родителей. Отец  умер в 1963 году, мама - через десять лет после...

В ноябре 1976 года Алексей Николаевич получил звание генерал-майора авиации и в 1979 году вновь возвратился в Академию имени Фрунзе на должность старшего преподавателя. В 1987 году переведен временно на должность начальника отдела службы безопасности полетов Военно-Воздушных Сил. С этой должности в 1988 году он был уволен по состоянию здоровья.
Вместе с женой Галиной Михайловной, в юности пережившей ленинградскую блокаду, вырастил двух сыновей и дочь. Старший  сын  Алексея Николаевича, Владимир Прохоров – став летчиком-испытателем, участвовал в боевых действиях в Афганистане, является Заслуженным летчиком-испытателем Российской Федерации. Младший сын Николай - авиационный инженер, участник ликвидации последствий чернобыльской трагедии.

Алексей Николаевич Прохоров умер 27 мая 2002 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве. Является почетным гражданином города Борисоглебска. Вот что написал один из летчиков о том, что почувствовал он на похоронах Алексея Николаевича: «Во время отпевания, мы, воспитанные в духе атеизма, каким-то внутренним чувством ощутили глубокий смысл этой торжественной процедуры и искренне и вдохновенно, держа в руках горящие свечи, осеняли себя крестным знамением в положенных местах богослужения. И вдруг почудилось мне, что незримо стоит возле гроба Алексея его Ангел-хранитель, который 238 раз во время его боевых вылетов отводил костлявую руку смерти от своего подопечного. И, возможно, говорил при этом: «Прости, раб Божий Алексий, я сделал, что мог, но против естественной смерти я бессилен».

Источники:
warheroes.ru
geroiros.narod.ru
vborisoglebske.com
bvvaul.ru
lib.convdocs.org
militera.lib.ru
airaces.narod.ru