ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ

ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ

Единственным советским летчиком, который воевал на самолете с изображением великомученика  Георгия Победоносца, был Герой Советского Союза, генерал Георгий Нефедович Захаров.

Рассказывают, что в то время, когда его дивизия временно располагалась в окрестностях города Орел, около сотни верующих, молясь о победе наших воинов над захватчиками, пришли с Крестным ходом и благословили командующего дивизией Георгия Захарова иконой Святого Георгия Победоносца, вручив также собранные средства на новый самолет, тот самый, «Георгиевский», со знаком, и что, будто бы, позже, вызываемый на атеистические беседы, генерал неизменно отвечал, что самолет куплен на народные деньги, изображение Победоносца – народный наказ, а он воюет за народ. Подтверждения, как и опровержения, этой истории, пока не найдено, однако бесспорным является то факт, что на том личном самолете ЯК-3 с изображением Георгия Победоносца, прославленный генерал авиации пролетал всю вторую половину войны, а потом, несколько лет его легендарный истребитель стоял как экспонат в музее авиации под Москвой.

Некоторые исследователи сомневаются, можно ли считать изображение на фюзеляже Святого Георгия в образе советского воина (по некоторым версиям – самого Захарова), побеждающего змея с головой Геббельса, свидетельством христианской веры прославленного летчика, считая изображение вполне светским, а веру недоказанной. По документам и свидетельствам известно немногое, о неверии или вере, ее глубине, нелегко судить строго документально, но это не означает, что этого невидимого и незнаемого нами - не было.  В любом случае, Георгий Нефедович, вероятно, был из тех, кто ни с кем не обсуждал бы сокровенное.

Из личных записей Георгия Нефедовича известно, что он просил молиться, особенно молиться за летчиков, не вернувшихся с заданий.

Ему было кого вспомнить. Ведь он, никогда не избегавший самых страшных сражений, всегда впереди всех отчаянно бросавшийся в бой, чудом остался жив, несколько раз побывав на самом краю гибели, а столь многие из друзей и сослуживцев - погибли.

Кто был этот человек, вылетевший добровольцем воевать в Испанию еще в 1936 году, летавший там под  псевдонимом Энрико Лореса и сбивший десять немецких самолетов, два из которых  4 ноября 1936 года (в день Иконы Казанской Божией Матери), когда он вышел в одиночку против двенадцати истребителей противника?

Как часто он вспоминал своих погибших товарищей, например, Николая Смирнова, почему-то вылетевшего вместо него, на его, захаровском биплане И-152 и сбитого японцами, охотившимися за Георгием как за личным врагом – уже в на другой войне, в Китае 1937-го? После того, как Захаров сбил три японских истребителя, у противника было тайное задание сбить его самолет, что и было сделано, о гибели советского аса даже сообщила японская пресса, но оказалось, что вместо Захарова, погиб его сослуживец.

Не раз он оставался жив и в других критических, невообразимых ситуациях. Однажды удалось экстренно посадить самолет с отказавшим двигателем в ущелье, между гор, при этом, от удара самолета о землю не погиб, но, сломав руку, сам себе вправил ее в единственно верное положение, как сказали потом врачи.  Объяснить, как все это получилось, он не мог, так же, как не мог объяснить и того, как он смог гораздо ранее, в 1933-м, выйти из «штопора», уже стремительно падая вниз, но  внезапно очнувшись от потери сознания. Это было во время испытаний нового истребителя И-15, во время которых молодой тогда летчик решил подняться на предельную, максимальную высоту и там, в семи тысячах метров от земли, вдруг потерял сознание.

Несмотря на участие в многочисленных воздушных боях, за три войны, в которых он сбил 22 самолета противника, Георгий Захаров ни разу не был даже ранен.  Про таких воинов в народе говорят: «Смелого и пуля боится».

В детстве он едва не умер от голода:  «…самый тяжелый на моей памяти двадцатый год» - писал он позднее о себе, двенадцатилетнем тогда мальчишке - «Некогда крепкое село уже давно разорено до основания.… Начался голод, и в лютую зиму в течение нескольких дней от голода умерли отец и мать. Потом умерла бабушка. Взрослых дома не осталось. Несколько дней мы жили тем, что я срезал полоски с лошадиной шкуры, которой была обита дверь, а старшая сестра Василиса из этих обрезков делала нам отвар. Шкуры хватило ненадолго, и вот Василиса устроилась нянькой в одну зажиточную семью. Младшего брата на время взяли к себе дальние родственники. Меня и сестру Сашеньку они прокормить уже не могли. Тогда намотал я на себя и сестренку все, что могло служить одеждой, забил двери дома досками, и ранним морозным утром мы пошли прочь от родного дома, в котором нас ожидала неминуемая голодная смерть. Вряд ли мы прожили б ту зиму, если бы однажды не повстречали двух таких же оборванцев – брата и сестру. Они были нам ровесниками. Мы вместе ходили весь день, собирая подаяния, а на ночь они привели нас к себе в дом. Это был покосившийся и запущенный вдовий дом. Навстречу нам поднялась изможденная женщина. Мы с Сашенькой стояли на пороге, готовые по первому ее знаку уйти или остаться.

Женщина заплакала, и мы остались.

В этом доме мы прожили до весны. Потом я батрачил, был в приюте, снова батрачил. Так прошло много месяцев – мы выжили…»

А в шестнадцать лет он уже – председатель сельского крестьянского комитета по взаимопомощи. Еще через четыре года – отправляется учиться в рязановский сельхозтехникум. Там его особенно увлекает техника, он разбирается в моторах, осваивает управление трактором, работает комбайнером. Но, не доучившись двух месяцев, бросает техникум и уходит в армию. В военкомате Георгия отбирают для поступления в Высшую школу летчиков, в Сталинград.

После окончания Высшей школы и прохождения  курсов командиров звеньев, Георгия направляют служить на Украину, в Киев – в 109 авиационную эскадрилью, в должности старшего летчика, командира звена. А в 1936-м 28-летний лейтенант уже воюет в небе над Мадридом. Меньше чем за год на его счету 11 сбитых самолетов. Далее, уже в звании старшего лейтенанта,  отважного летчика-истребителя отправляют на другой конец света – в Китай, уже как командира авиационной эскадрильи. За бои в Испании и Китае он был награжден тремя орденами Красного Знамени. После окончания курсов при Военной академии Генерального штаба, получил звание полковника и был назначен на должность командующего ВВС Сибирского военного округа. 4 июня 1940 года Захарову Георгию Нефедовичу было присвоено звание генерал - майора авиации. Несмотря на высокую должность, он продолжал вылетать на боевые задания.

Великую Отечественную войну он встретил в качестве командира 43 Истребительной Авиационной Дивизии, на Белорусском фронте. Отличился при освобождении Витебска, Орши, Минска, Гродно.

 В первый же день войны Георгий Захаров сбил под Минском два немецких самолета.  Вот как он сам пишет об этом позднее: «Низко над Минском ходили большие двухмоторные машины. Я видел их, подлетая, но мне и в голову не могло прийти, что это ходят Ju-88. Они ходили на малых высотах и прицельно швыряли бомбы на отдельные здания. Вражеских истребителей в небе не было. Подвергая городок в течение дня непрерывной бомбардировке, превратив аэропорт в жаровню, "Юнкерсы" под вечерок чувствовали себя в полной безопасности.

Я находился выше, прямо над центром города, когда увидел Ju-88 над крышей здания штаба округа. Спикировал, пристроился ему в хвостище и стрелял в упор длинными очередями. Ju-88 не загорелся, но внезапно накренился и упал в районе Оперного театра. Над окраиной я атаковал другого и поджёг его. Он уходил, дымя, но я думаю, что не вытянул - как и у первого, у него чересчур мал был припас высоты...»

На страницах своей книги пожилой  генерал вспоминает и подвиги друзей: первый в мире двойной таран Николая Терехина, когда тот, 10 июля 1941 года в одном из воздушных боёв, израсходовав все боеприпасы, тараном «подрубил» один самолет противника, и затем, уже повреждённой своей машиной, - вторым тараном сбил ещё один самолет. Николай погиб в бою через полтора года. Многих и многих других своих сослуживцев -героев вспоминает  Георгий Нефедович…

43-я истребительная дивизия была очень хорошо подготовлена – она была одной из немногих, сражавшихся тогда на равных с авиацией противника. За первые полтора месяца боёв дивизия уничтожила 167 самолетов противника.

 В ноябре 1941 года, в период неудач Красной Армии, Георгий Захаров чем-то не угодил начальству,  был снят с должности комдива и отправлен в Среднюю Азию командовать Учебной истребительной авиашколой в Улан - Уде, а ещё позже - начальником авиационного училища. Однако, уже в октябре 1941 года его назначают начальником истребительной школы летчиков в Улан-Удэ, а потом - Ташкентской школы стрелков-бомбардировщиков. А через год он возвращается на фронт - командиром 303 истребительной авиационной дивизии, в состав которой входила знаменитая эскадрилья «Нормандия», состоявшая из французских добровольцев (14-ти летчиков и 58-ми авиационных механиков), не пожелавших служить предателям французского народа – и  прибывших в Советский Союз, чтобы продолжить борьбу с врагами своей родины совместно с Красной Армией.

 За доблесть и самоотверженность, проявленные при освобождении Смоленска 303-ей истребительной авиадивизии было присвоено звание "Смоленской".

В 1945 году лётчики прославленной дивизии сражались уже в Восточной Пруссии.

 14 апреля 1945 года в представлении на присвоение звания Героя Советского Союза было написано: «…В бою смел, решителен и безудержно напорист, чем постоянно служит образцом отваги и мужества для своих подчиненных. … Умелым руководством генерал Захаров сколотил свою дивизию в крупную боевую единицу. … В составе дивизии все время находится полк французских летчиков “Нормандия”, среди которых генерал Захаров пользуется неограниченным уважением и авторитетом. … Генерал Захаров умело передает свой огромный боевой опыт молодому летному составу и постоянно учит их искусству воздушного боя, за что пользуется большим заслуженным авторитетом…. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленную доблесть, мужество и отвагу в 153 боевых вылетах, в которых было проведено 48 воздушных боев и сбито 10 самолетов противника – генерал-майор авиации Захаров Георгий Нефедович вполне заслуживает высшей правительственной награды звания Герой Советского Союза».  Указ был подписан 19 апреля 1945 года.

Всего Георгий Нефедович Захаров был награжден: тремя орденами Красного Знамени, орденом  Ленина и медалью «Золотая звезда» при присвоении звания Героя Советского Союза и второй раз орденом Ленина в 1955 году;  орденами: Александра Невского, Кутузова II степени; медалями: «За Кенигсберг», «За Берлин», «За победу над Германией», орденом «Красная звезда» (трижды), французскими орденами «Офицерский крест почётного легиона» и «Военный крест». Является почетным гражданином Франции.

После окончания войны Георгий Нефедович продолжал службу в ВВС. Всего за свою лётную карьеру освоил 45 типов самолётов, налетал 7 тысяч  часов в воздухе. После окончания в 1950 году Военной академии Генерального Штаба,  занимал ряд ответственных командных должностей. Заканчивал  службу на Дальнем востоке. Выйдя в отставку, жил в Москве. Написал книги: "Рассказы о истребителях" и "Я - истребитель".  

Георгий Нефедович умер 6 Января 1996 года. Вечная память!

 

Выбор символа-как выбор судьбы

Символические изображения святых покровителей давно известно в истории военной техники. В кораблестроении пример тому - так называемые галеонные фигуры, деревянные скульптуры впереди корабля, которые лишь в древние языческие или последние «просвещенные» века могли часто изображать морских чудищ или русалок, в остальное же время, в основном, являли собой образы христианских святых.

Со времен Куликовской битвы святой Георгий считается покровителем русского воинства.

 Так, нос трехмачтового 88-пушечного корабля Балтийского флота «Норд Адлер» (спущен на воду в мае 1720) украшала прекрасная пятиметровая конная скульптура Святого Георгия, поражающего копьем дракона.

 

В двадцатом веке, неся на носовой части впереди себя соответствующую эмблему, охранял Севастополь в Первую мировую войну броненосец с именем «Георгий Победоносец».

 

 

 

 Нацисты  фашистской Германии также увлекались эмблемами: романтическая рыцарская символика, геральдические знаки были почти у каждой дивизии в разных родах войск.

 

 

 

 

Самые различные эмблемы можно было увидеть на мотоциклах, танках, самолетах…

В воспоминаниях советских летчиков нередко попадаются рассказы о немецких самолетах со знаком дракона. У одной эскадрильи Люфтваффе и вправду, была такая эмблема – колючий червяк с широко раскрытой пастью, мифологическое существо из языческих преданий той местности в Германии, откуда родом были пилоты. Часто попадались также «личные» знаки в виде ведьм и других представителей мира тьмы. Самые различные «адские» символы были эмблемами групп и личными знаками в немецкой авиации.

 

 На советских истребителях, как правило, если и было что-то «неуставное», то чаще изображались звезды (по количеству сбитых самолетов противника), писались имена погибших товарищей, за которых продолжалась борьба, либо обозначалось, от кого подарена фронту драгоценная машина. Так, к примеру, на одном штурмовике ИЛ-2 была необычная надпись «От Леночки за папу». Деньги на самолет собрали школьники страны, поддержав дочку погибшего летчика старшего лейтенанта Анатолия Азаренкова, внесшую первый вклад.

Есть немало свидетельств того, как солдаты и офицеры тайно носили с собой кресты, ладанки, небольшие иконы и образки…  Но, конечно же,  возобновить традицию выходить в бой со святым образом, было бы невозможно в советское время.  Однако, изображение Святого Георгия Победоносца, по-видимому, настолько вдохновляло, взывая к глубинной народной памяти, что никто не посмел запретить этот священный символ Победы добра над злом.

Символично-закономерно для нас, как и для людей, укрепивших свою веру в огне войны, таких как Герой Советского Союза, генерал Георгий Нефедович Захаров, что полный разгром фашистской Германии пришелся на празднование Светлого Христова Воскресения, совпавшего в  1945 году с днем памяти святого Великомученика Георгия Победоносца.

 В документах­ о государств­енной символике современно­й России читаем: «Эмблема Военно - воздушных сил: золотой двуглавый орел с распростер­тыми крыльями, держащий в лапах скрещенные­ серебряные­ пропеллер и ствол зенитного орудия. На груди орла размещен щит, увенчанный­ золотой короной. В щите, на красном поле, - серебряный­ всадник, поражающий­ копьем дракона».

Пусть будет так всегда.

"Величием тя, страстотерпче святый великомучениче и победоносче Георгие, и чтим честная страдания твоя, яже за Христа претерпел еси".

 

 

Источники:

Павел Яковлев. «Со святым Георгием на фюзеляже». pravoslavie.ru
Захаров, Георгий Нефедович. «Я - истребитель». militera.lib.ru
warheroes.ru
podvignaroda.ru
http://forum.modelsworld.ru
http://waralbum.ru
www.ul.aif.ru
http://www.otvoyna.ru
http://airfield.narod.ru
http://airaces.narod.ru
www.retroplan.ru