«Певец детей» и война

 «Певец детей» и война

 Один из самых известных ленинградских художников родился 2 октября 1900 года в селе Варламове Вологодской губернии в крестьянской семье. Любовь к рисованию проявилась у Алексея Пахомова с детства. «На Пасху изба становилась праздничной и нарядной - вспоминал он - отец устраивал в избе выставку лубка». Эти выставки были традицией на селе, и маленький Алёша всю пасхальную неделю с радостью ходил из дома в дом, любуясь яркими рисунками. 

Рисовать Алёша начал рано. Отец Фёдор Дмитриевич был старостой, поэтому в доме всегда имелись бумага и карандаши. В деревне Алёшу знали как «мальчика, который хорошо рисует» - а мальчику в то время было всего шесть лет.  Учительница церковноприходской школы уговорила родителей отдать сына  учиться, а после и земский начальник В.Ю. Зубов поспособствовал поступлению юного художника в начальное училище г. Кадникова. На собранные по инициативе уездного дворянства деньги, после окончания училища в 1915 г. Алексея Пахомова отправляют учиться в Петроград, в художественное училище барона Штиглица. 

«Все годы учебы в Кадникове я  очень страдал от недоедания, и с тех пор беспечное детство в отчем доме навсегда стало казаться самым  счастливым и поэтичным временем» - писал в воспоминаниях Алексей Пахомов. Именно крестьянские дети, простой деревенский быт, наполненный ежедневными заботами и хлопотами, теплыми человеческими чувствами и переживаниями станут главными темами работ художника, излюбленными мотивами в иллюстративных циклах к произведениям русских писателей.

.      

 Дом Пахомовых стоял на краю деревни. Из окон была виднелась река Кубена, Бережецкий бор и возвышающаяся среди сосен колокольня Спасо-Преображенской церкви. «В двух верстах вниз по течению реки была церковь св. Василия, в двух верстах вверх по течению – другая церковь – Спаса, в шести верстах – сразу две церкви рядом: зимняя и летняя, да и на всей Руси Великой этих церквей не сосчитать. И все церкви заполнены живописью от паперти до купола, живописью покрыты все углы и простенки» - вспоминает художник детские впечатления. В деревне была часовня преподобного князя Александра Невского – её Алексей Пахомов изобразил в «Пейзаже с часовней»  в 1916 г. 

Уже взрослым художником Алексей Пахомов часто приезжал в родительский дом в Варламово, где можно было бесконечно черпать силы и вдохновение для творческой работы, постоянно рисовать все родное и близкое. Живое чувство детства оказалось неискоренимо в  душе художника: его не вытеснили ни бурные события революции, ни яркий круг новых художественных течений, в котором оказался художник в годы обучения во ВХУТЕМАСе, Академии художеств и после. Интересно, что в это время Алексей Пахомов обращался  к русской иконе, где находил отсутствующую в передовых произведениях эпохи  одухотворенность образа человека, глубоко прочувствованную еще ребенком в близких и односельчанах. В родном Варламове и застали художника  события 22 июня 1941 г. 


«Война грянула как неожиданное горе и несчастье» - вспоминал А. Пахомов, - «Мне кажется, что в деревенской тиши это особенно остро чувствуется, когда природа пышно расцветает, и все люди поглощены работой страдной поры. Плач и причитание там не скрыты за каменными стенами, их видишь на улице, слышишь из раскрытых окон». 

Художник сразу отправляется в Ленинград.
 Первое задание, полученное в Союзе Художников, был плакат «Все на крыши, на охрану наших домов!». И даже здесь обращение к детям нашло свое место: следующими плакатами стали «Ребята, защищайте Родину!», «Ребята, заменим отцов и братьев, ушедших на фронт. Поможем собрать урожай!». 

 Жизнь в городе замерла. Не стало заказов из книжных издательств, и художник стал ходить по городу с альбомом и карандашом.

Однажды он зашел в детский сад и увидел, как в единственной жилой комнате здания собрались вокруг печурки притихшие дети. Они сидели в полутьме, оживленной светом огоньков в печи и голосом воспитательницы, которая читала малышам книгу. Художник сел рядом с ними и начал рисовать ребят. Эти рисунки стали основой для  первого листа серии «Ленинград в дни блокады».

  

«В работе над блокадной серией я делал мало набросков с натуры» - вспоминал Алексей Пахомов, - Больше наблюдал и запоминал. Вначале не было разрешения на зарисовки, а когда разрешение и было получено, отважиться рисовать было не так-то просто. Население с таким неверием и злобой набрасывалось на рисующего, что рисование превращалось в непрерывное объяснение «…»

Уже в процессе выполнения я обращался к натуре, чтобы сделать действующих лиц и пейзаж более живыми и убедительными. Когда я с почти готовой композицией приходи в штаб МПВО, мне охотно позировали».  

Художник долго и тщательно искал образы работ, стараясь передать в них то новое, что принесла в Ленинград война: военных на  улицах и скорбные фигуры прохожих, везущих детские саночки, опустевший город…

     

 Но главной темой стала «боль за человека, забота о человеке» - как писал сам художник.

 Пожалуй, самый известный лист серии - «За водой», одна из первых работ блокадной зимы – изображает людей, которых художник видел, когда и сам ходил за водой к проруби на Кронверкском канале. Работу «В очаге поражения» сам он очень ценил, хоть и была она сделана на основе представления и рассказа дружинниц МПВО. В Москве позже эту работу назвали «Снятие с креста».

В композицию «Салют 27 января 1944 г.»  художник поместил на Кировском мосту (действительно переполненном людьми во время этого события) всех тех, кто стал символом выстоявшего города: раненую девушку и обнимающую её подругу,  мать, самозабвенно целующую свое дитя, подростков, работавших на предприятиях, а в центре – фигуру солдата.

           

Как любое художественное произведение, серия «Ленинград в дни блокады» призвана создать образ: человека, пережившего ужас войны, и города,  в  котором навсегда осталась память дней блокады. За этой серией  последовала другая -  «В нашем городе», где художник вновь рисует Ленинград, но  уже восстанавливающийся, оживающий и обретающий свой старый - новый облик, благодаря трудам ленинградцев. 

      

 За этой художественно-документальной летописью жизни города хочется увидеть не только замечательное мастерство художника (а ведь он рисовал еще и множество военных плакатов и открыток), но и силу духа, самоотверженность человека. Алексей Пахомов не только создал атлас по переливанию крови, он сам был донором. Как и многих других жителей,  в 1941 его сразу мобилизовали на строительство оборонительных сооружений. Довелось художнику и дежурить на крышах, тушить зажигательные бомбы. И все же он был призван служить своим талантом, данным душе: талантом художника. В нетопленной, промерзшей насквозь мастерской он усердно, неустанно работал, прятал  за пазуху, ложась спать, карандаш от оголодавших крыс, как рядовой солдат выполнял задания фронта. 

      

Многие односельчане вспоминали, как детьми он рисовал их, приезжая в родное село. Четырехлетний малыш на портрете - Алёша Изюмов - погибнет тридцатилетним бойцом на подступах к Ленинграду, накануне прорыва блокады в 1943. И многие другие защитники Родины навсегда останутся в портретах художника простыми деревенскими ребятами.   Но «певец детей» создал и блокадную летопись Ленинграда в своих работах,  хотя в действительности, тема войны была глубоко чужда его «детскому» взгляду на мир. Как человек, трепетно хранящий в себе память детства и посвящающий свое творчество детям, Алексей Пахомов глубоко понимал ценность всей жизни и каждого её мгновения.


Источники:

1. http://www.booksite.ru/pahomov/2.htm

 2. Художник и Великая война. http://www.harovsk-priziv.ru/?p=5934

 3. Неизвестные герои блокадного Ленинграда. http://morpolit.milportal.ru/neizvestnye-geroi-blokadnogo-leningrada/ 


Подготовила сестра Свято-Георгиевского Сестричества Анна Мартынова