ГЕРОИ ЧЕСМЫ

ГЕРОИ ЧЕСМЫ

Победа над турецким флотом в Чесменской бухте и Хиосском проливе была первым крупным успехом России как европейской морской державы.  Славу героев Чесмы разделили адмирал Г.А.Спиридов, граф А.Г.Орлов-Чесменский, русско-шотландский адмирал С.К.Грейг, офицеры и матросы экипажей "Евстафия", "Трех святителей", "Европы", "Трех иерархов", лейтенант Дмитрий Ильин...

Григорий Андреевич Спиридов (1713-1790)

Род Спиридовых известен с XVI века в основном военной службой.
Г.А. Спиридов родился в 1713 году в г. Выборг в семье дворянина Андрея Алексеевича Спиридова(1680 – 1745 годы), служившего во времена Петра I комендантом в г. Выборг. С десятилетнего возраста Григорий является уже вольноопределяющимся во флоте (явление довольно обычное в XVIII в.) Произведен в мичманы 1732 году, а  в 1764 г. - в вице-адмиралы.

Самый трудный и ответственный период военной биографии Спиридова пришелся на русско-турецкую войну 1768 - 1774 гг. Екатерина II решила подкрепить сухопутную кампанию против Турции действиями в Средиземном и Эгейском морях и направить в район Греческого архипелага экспедицию русского флота. Во главе первой эскадры был поставлен Спиридов. 17 июля 1769 г. Екатерина II посетила корабли, готовившиеся к отплытию, наградила адмирала орденом святого Александра Невского и, благословляя к походу, надела ему на шею образ Иоанна-воина. Она приказала выдать офицерам и матросам четырехмесячное жалованье "не в зачет" и потребовала немедленного выхода эскадры в плавание. Перед адмиралом стояла трудная задача - проложить путь в восточную часть Средиземноморья, совершив туда первый в истории русского флота переход из Балтийского моря.
Переход был осложнен отсутствием собственных баз на пути следования, тяжелыми погодными условиями, болезнью Григория Андреевича в начале пути. Вследствие повреждения кораблей и их вынужденных остановок для ремонта эскадра двигалась медленно. Это вызывало недовольство императрицы, требовавшей от Спиридова: "...не допускайте до посрамления перед целым светом. Вся Европа на вас и вашу эскадру смотрит". Нервничал и генерал-аншеф Алексей Орлов (брат фаворита императрицы Григория Орлова), назначенный главнокомандующим в экспедиции и поджидавший русский флот в Ливорно.
Кроме испытаний, выпавших на долю эскадры Спиридова во время перехода вокруг Европы, его постигло и личное горе: от болезни умер один из двух его сыновей, плывших в составе Архипелагской экспедиции.

Главные события -  Хиосский бой и Чесменское сражение

24 июня 1770 г. в Хиосском проливе глазам русских моряков открылась такая картина: турецкие корабли стоят на якорях, образуя двойную дугообразную линию. Турецкий флот по количеству кораблей почти вдвое превосходил русский, турки имели 1430 орудий, на русских кораблях их было 820. Оробевший Орлов предпочел уступить выработку плана действий Спиридову. План ведения боя, предложенный адмиралом Спиридовым, предполагал полный отказ от классической линейной тактики, используемой тогда европейскими флотами. В кильватерной колонне русские корабли авангарда под командованием адмирала пошли на противника перпендикулярно к его боевой линии и атаковали с короткой дистанции авангард и часть центра турок. По сути, русский флотоводец впервые применил способ ведения морского боя, который лишь 35 лет спустя использует в Трафальгарском сражении английский адмирал Нельсон, ставший знаменитостью. Быстрота сближения, сосредоточенный удар, огонь, натиск - и турецкий флот начал терять управление. Его вторая линия при встречном ветре не смогла помочь атакованной первой линии. Спиридов командовал боем в полной парадной форме, с обнаженной шпагой:" Играть до последнего!" (на его корабле "Евстафий" звучала музыка).
В разгар боя "Евстафий" и турецкий флагман "Реал-Мустафа" сцепились в абордаже, подожженный турецкий флагман взорвался, вместе с ним погиб и русский корабль, после чего Григорий Андреевич перебрался на "Три иерарха".

  О мужстве, с каким  сражались моряки, говорит описанный случай. "Один из матросов вцепился в турецкий флаг. Неприятельская сабля отрубила смельчаку руку, он протянул левую руку, но и она была ранена. Тогда он вцепился в конец флага зубами. Но тут же был проколот насквозь".

Мы не знаем имя этого смельчака, как и не знаем имена тех 22 офицеров и 598 нижних чинов, которые погибли при взрыве «Евстафия». Но результат боя был очевиден: взрывы флагманских кораблей посеяли среди турок ужас и вызвали панику. Они бросились рубить якорные канаты, чтобы отойти в Чесменскую бухту под защиту береговых батарей. "Легко мне было предвидеть, - вспоминал Спиридов, - что сие их убежище будет и гроб их".

В ночь на 26 июня генерал-аншеф Орлов и адмирал Спиридов приняли решение атаковать и уничтожить турецкий флот. По плану адмирала был предпринят комбинированный удар брандерами (зажигательными судами, начиненными горючим и порохом) и мощным артиллерийским обстрелом с близких расстояний. Первым такой удар нанес авангардный отряд С. Грейга, стремительно вошедший в бухту и ставший на якорь вблизи турецких кораблей. Героический подвиг совершил лейтенант Д.Ильин, брандер которого взорвал турецкий корабль.

Лейтенант Дмитрий Ильин (1737-1802)

Скромному, ничем не примечательному флотскому офицеру - уроженцу села Демидиха Весьегонского уезда Новгородской губернии - Дмитрию Ильину было суждено совершить блистательный подвиг, который, в сущности, решил исход грандиозного Чесменского боя…

Артиллерийская дуэль длилась с переменным успехом, и тогда командование решило направить на турок брандеры — пожалуй, самое опасное оружие ближнего боя на тогдашнем флоте. Брандер представлял собой небольшое деревянное судно, нагруженное порохом. Подходя вплотную к вражеским кораблям, он зажигал их и уничтожал. Четыре русских брандера повели в атаку добровольцы — князь Василий Гагарин, капитан-лейтенанты Дугдаль и Макензи (оба — англичане на русской службе) и Дмитрий Ильин. Турки вовремя заметили перегруженные, медленно двигающиеся по бухте корабли и сосредоточили на них артиллерийский огонь. Брандеры Дугдаля и Макензи вскоре взорвались, не дойдя до цели, а корабль под командованием Гагарина поджег уже горящий турецкий линкор. Оставался брандер Дмитрия Ильина. Лейтенант, искусно лавируя под огнем противника, подвел свой корабль к борту огромного турецкого 84-пушечного линкора и с помощью абордажных крючьев сцепился с ним. Ильин собственноручно прибил горящий кранец к борту линкора. Теперь уже ничто не могло спасти «турка» от скорой гибели. От летящих во все стороны искр на брандере занялся порох. Мгновенно загорелись снасти и паруса вражеского корабля, начали рваться запасы пороха у пушек. Через несколько минут турецкий линкор уже напоминал огромный костер, освещавший собой большую часть бухты. Лейтенант Ильин с экипажем брандера успел вовремя отойти от горящего корабля. Но вряд ли он ожидал, что результат атаки на один из турецких линкоров окажется таким блестящим. Пламя с пылающего «турка» через несколько минут перекинулось на другие корабли. Вражеские моряки пытались тушить пожары, но все было тщетно. Один за другим гремели оглушительные взрывы, превращавшие турецкий флот в груду горящих обломков… Разгром был неслыханным — в Чесменской бухте было сожжено и взорвано 14 линейных кораблей, 6 фрегатов, около 40 других кораблей, погибло 11 тысяч турецких моряков. Недаром на памятной медали в честь Чесменского боя, отчеканенной в России, выбита лаконичная надпись: «Былъ». Судьбу турецкого флота трудно описать точнее и лучше. И решили эту судьбу во многом мужество и храбрость 32-летнего лейтенанта Ильина. За свой подвиг Д. С. Ильин был награжден недавно учрежденным в России орденом Святого Георгия IV степени.

В дальнейшем офицер-герой командовал бомбардирским кораблем «Молния», в 1774 г. по состоянию здоровья был переведен в Петербург и три года спустя вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга. Умер герой Чесмы в своем поместье Демидиха 19 июля 1802 г. в бедности и был похоронен рядом с храмом Успения Пресвятой Богородицы села Застижье Весьегонского уезда Тверской губернии. Г.В. Гераков описал подвиг Ильина (1803) и поднес свое сочинение императору Александру I , который назначил дочерям Ильина пенсию, а одной из них приказал выдать 500 рублей в приданое.

Память о Дмитрии Ильине бережно сохранялась в русском флоте. У нас нет его портрета, но в Военно-Морском музее хранится указ Екатерины II о награждении его орденом Св. Георгия. Название «Лейтенант Ильин» носили два эскадренных миноносца (1887, 1916), а в 2000 г. это название было присвоено одному из тральщиков Черноморского флота.

На могиле Д. С. Ильина еще в 1895 г. был установлен величественный надгробный памятник, который в 2002–2003 гг. был отреставрирован. А в 2005 г. имя лейтенанта Ильина присвоено одной из улиц Твери. 

 Героями Чесмы стали также  командиры кораблей: капитаны 1 ранга Круз ("Евстафий"), Клокачев ("Европа"), Хметевский ("Три Святителя"), и многие другие...

 

 Грейг Самуил Карлович - адмирал (1736 - 88), родом англичанин; в 1764 г. принят на русскую службу капитаном 1-го ранга, и вскоре ему поручено командование фрегатом "Святой Сергий" и кораблем "Трех Иерархов". Особенно отличился 26 июня 1770 г., при сожжении турецкого флота в Чесменском заливе. В 1773 г. командовал эскадрой в Архипелаге, в 1788 г. победил шведский флот при Гохланде.

 

Хметевский Степан Петрович (родился в 1730 г.) - контр-адмирал, воспитанник морской академии, участник целого ряда морских сражений в первую турецкую войну при Екатерине II . Во время пребывания на Средиземном море вел дневник, представляющий ценный материал для истории русского флота и напечатанный в "Современнике" за 1855 г., том XLIX. Составил с примечаниями и объяснениями подробные карты частей Северного океана около Нордкапа. См. Ф. Веселаго "Материалы для истории русского флота" (Санкт-Петербург, 1888, часть XII). В. Р-в.

 

Круз Александр Иванович - вице-адмирал (1727 - 1798), воспитание получил в московских мореходных классах. В 1770 г. участвовал в Чесменском бою. В 1790 г. отразил, 22 - 24 мая, близ острова Сескара, сильный шведский флот под предводительством герцога Зюдерманландского. 26 мая того же года Круз и Чичагов заперли шведский флот в Выборгской бухте.

 

Граф Орлов был награжден орденом Св. Георгия 1-й степени и получил почетное добавление к своей фамилии Чесменский.

 

 

Адмирал Г.А.Спиридов получил высший орден Российской империи — Св. Андрея Первозванного; контрадмирал Грейг был удостоен ордена Св. Георгия 2-й степени, давший ему право на потомственное русское дворянство.

 

В честь этой победы в 1775 году в Гатчине был установлен Чесменский обелиск, а в 1778 году в Царском Селе — Чесменская колонна. В Петербурге в 1774—1777 годах был построен Чесменский дворец, а в 1777—1778 годах — Чесменская церковь. Имя "Чесма" в Российском флоте носили броненосец и линейный корабль.

В июле 2012 года Президент РФ Владимир Путин подписал поправки в закон «О днях воинской славы и памятных датах России», которые дополняют перечень дней воинской славы датой 7 июля — Днём победы русского флота над турецким флотом в Чесменском сражении.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ!