Заупокойная лития в Койранкангасе

Заупокойная лития в Койранкангасе

Суровая тишина леса в Койранкангасе - закрытой зоне посреди Ржевского полигона - наполнилась 12 октября молитвой, а безвестные могилы украсились цветами. Панихиду на месте массовых расстрелов в лесном урочище вблизи поселка Токсово возглавил протоиерей Вячеслав Харинов. Ему сослужили протоиерей Роман Гуцу и иерей Михаил Преображенский.

Уже четвертый год руководство полигона разрешает проехать на закрытую территорию для артиллерийских стрельб тем, кто хотел бы почтить память убитых в лесу страдальцев. Еще одна задача этих поездок - находить все новые и новые захоронения, ведь этому месту до сих пор не присвоен статус кладбища.

В первый год у поклонного креста рядом с  тремя полузасыпанными могилами прозвучал  рассказ поисковика Михаила Пушницкого о том, как были найдены могилы, как на земле, пропитанной кровью, появились молящиеся люди.

С тех пор поисковики отрыли еще десять могил. Они выезжают вместе с участниками поминовения и за 2-3 часа успевают раскопать несколько захоронений. Каждый может увидеть, что скрывала земля - кости, черепа погибших. К открытым могилам сразу возлагаются цветы, рядом возжигаются свечи.

В этом году в урочище приехали помолиться 150 человек. Несколько приходов в Санкт-Петербургской митрополии вовлечены в сохранение памяти о жертвах на Ржевском полигоне. Постоянные участники панихид - духовенство и прихожане Свято-Троицкого храма на Румболовой горе, храма святой Анастасии Узорешительницы на набережной Лейтенанта Шмидта и храма иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" на Шпалерной.

Наблюдая за раскопками, нельзя не заметить, как плотно расположены могилы и как их много в редко посещаемом людьми лесу, более 80 лет скрывавшем совершавшуюся здесь трагедию. Государственные службы безопасности до сих пор не открывают архивы и утверждают, что по Койранкангасу документов о расстрелах нет.

Однако промыслом Божиим правда постепенно открывается. О массовом уничтожении людей стало известно из рассказов коренных жителей близлежащих деревень - ингерманландских финнов. Их свидетельства собрал краевед Алексей Крюков. По словам местных крестьян, расстрелы происходили с 1920-х годов вплоть до Великой Отечественной войны. По оценкам историков, в урочище убито до 30 тыс. жертв "красного террора".

Палачи и их наследники приложили немало усилий, чтобы убить не только людей, но и память. "Органы" депортировали тамошних коренных финнов, отправив на смерть в Сибирь и на Крайний Север блокадной зимой 1942-го всех, кто знал про расстрелы и видел их результаты. Поэтому у Койранкангаса гораздо больше жертв, чем лежит в его земле.

Немногие уцелевшие и вернувшиеся из ссылки успели засвидетельствовать, что с середины 20-х годов до их выселения весьма часто, почти каждые сутки, по ночам приезжали на Койранкангас машины, слышались выстрелы. Днем прохожие наблюдали свежие могилы, разбросанную одежду, выкопанные дикими животными и мародерами останки убитых. Находили даже выбравшихся из могил раненых, но судьба их осталась неизвестной. Страх сковывал местных жителей, а незнание русского языка не позволяло подробно расспросить их. Один из местных жителей, Юхани Конкка, уехавший в Финляндию, написал об этих событиях повесть "Огни Петербурга".

Поиском в архивах малых крупиц правды о тех страшных годах занимается историк Анатолий Разумов. Недавно он нашел запись показаний приговоренного к "высшей мере", но оставшегося в живых человека. Он рассказал, что в Ленинграде людей свозили в тюрьму на удаленной от глаз улице Лебедева, 39 (тогда - Нижегородской). Перед расстрелом партию заключенных выводили из камер в коридор, связывали руки за спиной, отбирали личные вещи и сверяли данные. Тех, у кого дата рождения или фамилия не совпадали со списочными, задерживали в тюрьме до следующего раза. Так и автор рассказа не был расстрелян из-за несовпадения данных (как раз перед осуждением наркома НКВД Ежова), и старый приговор ему отменили.

После сверки установочных данных заключенных отвозили на полигоны. Хотя процесс их уничтожения назывался "расстрелом", людей убивали и дубинами, и пиками, душили, травили выхлопными газами в фургонах машин. Убитых в тюрьмах хоронили на Левашовской пустоши, на Преображенском кладбище (ныне - Жертв 9 января) и на Богословском кладбище.

Протоиерей Вячеслав Харинов, окормляющий поисковое и байкерское движение, собирает настоящий мотоциклетный кортеж в колонне машин к месту расстрелов. В Скорбященском храме создан музей новомучеников и исповедников Российских, куда попадают редкие, поистине бесценные предметы, найденные поисковиками среди останков на Койранкангасе.

Общее число жертв репрессий в Санкт-Петербурге - Ленинграде оценивается в 70-75 тыс человек. "Как правило, это были лучшие люди нашего Отечества. Их жизни были украдены только за то, что они имели офицерское звание, священнический сан или дворянское происхождение", - отметил отец Вячеслав. 

Озлобление людей друг на друга не изжито до сих пор. И сегодня кого-то из нас с легкостью могут подвергнуть оговору. Нередко звериную ненависть люди направляют опять же на тех, кого предали, ограбили, оклеветали и обманули. Совесть жжет сердца и разум обидчиков, и за эту совестную боль они ненавидят своих жертв и боятся их. Вот почему до сих пор не раскрыты архивы о расстрелах. Только всенародное почитание памяти убиенных способно разрушить преграду исторической правде.

Текст: Вода Живая, фото: Михаил Вербовский