Торжество Православия

Торжество Православия

Неделя 1-я Великого поста

9 марта в 2014 году

Тропарь праздника

О, Благой Христос Бог наш! Мы поклоняемся пречистому Твоему образу, прося прощения наших грехов, ведь Ты благоволил добровольно взойти плотью на крест, чтобы избавить созданных Тобой от вражеского рабства. За это мы с благодарностью восклицаем Тебе: «Спаситель наш, Ты, пришедший спасти мир, всё исполнил радостью!»

Кондак праздника

Неизобразимое Слово Отца изо­бразилось при воплощении от Тебя, Богородица, и, воссоздав осквер­нённый человеческий образ в его первоначальном виде, придало ему божественную красоту. Поэтому, прославляя наше спасение, мы изображаем Его делом и словом. 

Апостольское чтение на Литургии

Послание ап. Павла к Евреям 11:24–26,32 – 12:2. – Зачало 329

[Ветхозаветная праведность и спасение во Христе]

[Братья,] верою Моисей по рождении три месяца скрываем был родителями своими, ибо увидели они, что младенец прекрасен, и не устрашились повеления царя.

И что ещё скажу? Ибо не достанет мне времени, чтобы повествовать о Гедеоне, о Вараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и [других] пророках, которые верою покорили царства, добились праведности, получили обещанное, заградили пасти львов, погасили силу огня, избежали острия меча, получили силу в немощах, стали крепкими на войне и отразили полки чужих. Были женщины, получившие мёртвых своих воскресшими. Другие же были замучены, отказавшись от освобождения, чтобы достигнуть лучшего воскресения. Иные же испытали глумления и бичевания, а также узы и темницы; были побиты камнями, подвергнуты пыткам, перепилены, умерли от меча, провели жизнь в скитаниях в овечьих шкурах и козьих кожах, терпя нужду, угнетения, озлобления. Те, которых весь мир не был достоин, блуждали по пустыням и горам, по пещерам и земным ущельям[1].

И все они, засвидетельствованные через веру, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел для нас нечто лучшее: чтобы они вместе с нами достигли совершенства[2].

Поэтому и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, отло­жив всякое бремя и легко опутывающий нас грех, будем с терпением проходить предлежащее нам поприще[3], взирая на Предводителя и Совершителя веры, Иисуса, Который, вместо предстоящей Ему радости, претерпел крест, презрев позор, и воссел по правую сторону престола Божия.

Евангельское чтение на Литургии

Евангелие от Иоанна 1:43–51. – Зачало 5

[Призвание учеников] 

[В то время Иисус] захотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: «Следуй за Мною».

Филипп же был из Вифсаиды, из [одного] города с Андреем и Петром. Филипп находит Нафанаила и говорит ему: «Мы нашли Того, о Котором писали Моисей в Законе и пророки, – Иисуса, сына Иосифа, из Назарета».

И сказал ему Нафанаил: «Из Назарета может ли быть что доброе?»

Говорит ему Филипп: «Приходи и посмотри».

Увидел Иисус идущего к Нему Нафанаила и говорит о нём: «Вот воистину израильтянин, в котором нет притворства (хитрости)!»

Говорит Ему Нафанаил: «Откуда Ты меня знаешь?»

Иисус сказал ему в ответ: «Прежде чем позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницей, Я уже увидел тебя».

Ответил Ему Нафанаил: «Равви! Ты – Сын Божий, Ты – Царь Израилев!». Иисус сказал ему в ответ: «Ты веришь, потому что Я сказал тебе, что Я увидел тебя под смоковницей? Увидишь больше этого». И говорит ему: «Истинно, истинно говорю вам: увидите небо отверстым и ангелов Божиих, восходящих и нисходящих на Сына Человеческого».

И ещё воистину говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о чем-либо, будет им это дано от Отца Моего, Сущего на небесах. Ибо где двое или трое собрались во имя Моё, там и Я посреди них.

ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ
торжество здравого смысла

Первое воскресенье Великого поста именуется «Неделей Торжества Православия». В настоящее время, особенно на бытовом уровне, термин «православие» (греч. ортодоксиа) зачастую несёт в себе опасный оттенок исключительности и «монополии на истину», игнорирующей иные точки зрения[4], а иными понимается в плане географическом или даже этническом. Это опасное заблуждение. В древности этот термин, появившийся ещё во II–III веках, фиксировал некое духовное и интеллектуальное чувство меры, необходимое для формирования основных догматических принципов новой религии – Христианства, пришедшего на смену утонченному греко-римскому язычеству, из культурного арсенала которого Церковь многое заимствовала. При этом гарантом Православия уже с конца I столетия выступал епископ (с V века – папа) Римский, наместник кафедры апостола Петра, которому Христос вручил символические ключи Царства Небесного и дал власть «связывать» и «разрешать» (то есть отлучать и освобождать от наложенного отлучения).

Сам праздник Торжества Православия возник в 843 году в связи с окончательной победой над ересью иконоборчества (осуждённого ещё раньше – на VII Вселенском соборе в 787 году), но его содержание в историко-богословском аспекте гораздо шире.

Греческое слово ересь (хайресис) переводится как «взятие», «завоева­ние», «выбор» и означает предпочтение одного ради отказа от всего осталь­ного. «В слове ересь, – указывал известный православный мыслитель, – со­держится идея одно-сторонности, какого-то прямолинейного сосредоточе­ния на одном из многих возможных утверждений. Православие вселенско, а ересь – по существу своему партийна. Дух секты есть вытекающий отсюда эгоизм, духовная отъединённость: одно-стороннее положение ста­вится на основание безусловной Истины...»5. Ереси христианского Востока – арианство, несторианство, монофизитство, монофелитство, – посягали на самое дорогое в христианстве – Боговоплощение, Богочеловечество, а тем самым – на принцип, лежащий в основе всей христианской жизни с её гармоничным сочетанием небесного и земного, церковного и светского. Борцы за Православие находили поддержку и приют в здравомыслящем Риме, почти не затронутом этими экстатическими движениями.

Наконец, развязанное византийскими императорами в VIII в. гонение на иконописные и скульптурные изображения Иисуса Христа, Богоматери и святых стало продолжением этой агрессивной монофизитской одно-сторонности. Попытки догматического обоснования иконоборчества (на представительном иконоборческом соборе 754 года) означали отказ от веры в возможность реального воплощения на земле образов Божественного мира, доступного взорам духовно чутких и одаренных людей. Иконопись совершенно не случайно именуется «богословием в красках». В случае победы иконоборчества во всём христианском мире у нас не было бы ни византийских и древнерусских мозаик и фресок, ни «Троицы» Андрея Рублева, ни «Давида» Микеланджело, ни «Тайной Вечери» и «Мадонны» Леонардо да Винчи, ни творений божественного Рафаэля... Не было бы великого искусства, без которого мы не мыслим себе наше существование и которое является едва ли не основным вкладом христианского человечества в мировую художественную сокровищницу.

Посвятив воспоминанию победы над разрушительными тенденциями раннехристианских ересей именно первое воскресенье Великого поста, Христианская Церковь ещё раз подчеркнула свою уникальную – спаситель­ную в вечности и созидательную во времени – роль в мировой истории.

Ю. Рубан

____________________________________________________________

[1] Букв. «по отверстиям земли».

[2] Букв. «сделаны были совершенными», греч. телейотхосин, пассивная форма аориста глагола телейоо – совершать, исполнять, приводить в исполнение, оканчивать, приводить к цели. С одной стороны, ветхозаветные подвижники веры не дожили до исполнения Божиих обещаний (обетований); с другой стороны, только с пришествием Христа совершилось то, что окончательно оправдало и привело к завершению их подвиги. Здесь можно вспомнить икону Воскресения Христова: взломанные ворота шеола и ветхозаветных праведников, выводимых оттуда Спасителем.

[3] Буквально: "давайте же с выдержкой (упорством) будем бежать в предстоящем нам состязании (агоне)". О греческом термине агон смотрите в статье: Рубан Ю. «Олимпиада добродетели (О нашей великопостной аскезе)», опубликованной в журнале «Санкт-Петербургский церковный вестник» (2006. № 3 (75). – С. 20–22).

[4] Знаменательно, что искажение первоначального смысла этого термина привело к тому, что в бытовом обиходе слова «ортодоксальный» и «ортодокс» несут в себе оттенок туповато-агрессивной ограниченности, присущей сектантскому сознанию.

5Флоренский П., свящ. Столп и утверждение истины. М., 1914. С. 161. Здесь нелишне вспомнить, что латинское pars (наше слово «партия» образовано от его корневой основы) переводится как «часть», «доля», «отделение», то есть, как и слово ересь, указывает на часть от целого, выражает некую ограниченность! Особенности «партийного сознания» нам хорошо известны.