Святое Богоявление. Крещение Господне

Святое Богоявление. Крещение Господне

___________________________________________________________________________________________

Тропарь праздника

Господи, когда Ты крестился во Иордане, открылось [миру] поклонение Троице: ибо голос Отца свидетельствовал о Тебе, называя Тебя возлюбленным Сыном, и Дух в виде голубя (горлицы) подтверждал истину этих слов. Христос Бог наш, явившийся и просветивший мир, – слава Тебе!

Кондак праздника

Сегодня Ты явился Вселенной, и свет Твой, Господи, запечатлелся на нас, разумно[1] воспевающих Тебя: «Ты пришел, Ты явился, о Свет неприступный!»

 

Апостольское чтение на Литургии

(Послание апостола Павла к Титу 2:11–14; 3:4–7. Зачало 302)

[Боговоплощение – спасительный дар Божий]

[Братья,] явилась благодать Божия, спасительная всем людям, наставляющая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские страсти, жили в нынешнем веке благоразумно, праведно и благочестиво, в блаженной надежде ожидая явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который отдал Себя за нас, чтобы выкупить нас из рабства всякого беззакония и очистить нас для Себя как народ особенный, ревностный к прекрасным делам.

<…> Когда же явилась доброта и человеколюбие Спасителя нашего Бога, тогда Он спас нас, – не за какие-то дела праведности, которые мы сотворили, но по своей милости, омовением возрождения и обновления Святым Духом, Которого Он обильно излил на нас через Иисуса Христа, Спасителя нашего, – чтобы мы, оправданные Его благодатью, стали, согласно нашей надежде, наследниками вечной жизни.

(Перевод архимандрита Ианнуария (Ивлиева))

 

Евангельское чтение на Литургии

(Евангелие от Матфея 3:13–17. Зачало 6)

[Крещение от Иоанна и подтверждение Богосыновства]

[В то время] выходит Иисус из Галилеи на Иордан, к Иоанну, чтобы принять от него крещение. А тот возражал Ему, говоря: «Это мне бы надо принять крещение от Тебя, а Ты приходишь ко мне!»

Но Иисус ответил ему: «Теперь не противься: ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». Тогда Иоанн перестал противиться Ему.

Приняв крещение, Иисус тотчас поднялся из воды; и небеса отверзлись, и Он увидел слетающего, словно горлица[2], Духа Божьего, спускающегося к Нему. И был голос с небес, вещавший: «Это – Сын Мой возлюбленный[3], и в Нём – Моё благоволение!»

 


[1] Точнее – «в высшем разуме (ἐν ἐπιγνώςει, эн эпигносей, который мы получили через Откровение.

[2]«Горлица» (греч. περιστερά, перистера) – слово женского рода, как и слово «дух» (!) в семитских языках (евр. руах, арамейск. руха). С этим, как и с особым семантическим ореолом лексемы «горлица» в русском языке связан выбор этого слова, в отличие от привычного «голубь», в переводе Сергея Аверинцева. Святоотеческая интерпретация этого места, опираясь на обороты евангельских текстов, где присутствует момент сравнения (ὡς, хос = словно – у Марка, ὡσεί,  хос ей = как если – у Матфея), склонна подчеркивать уподобительно-символи­ческую функцию образа горлицы, возражая против его чувственной буквализации. По характерной формуле блаж. Иеронима, здесь «показуется не истина, но уподобление» (Non veritas, sed similitude monstratur, – Комментарий на Матфея, 3:16). Словесного изображения Духа Божия в виде горлицы нет ни в Ветхом Завете, ни в других известных нам документах древнеиудейской веры. Очень важно, однако, приписываемое раввину Бен Зоме уподобление того действия Духа Божия при сотворении мира (Быт 1:2), которое выражено глаголом мэрахэфэт, «простирался» и передано в Синодальном переводе словом «носился» – действию матери-горлицы по отношению к высиживаемым ей яйцам. Образ горлицы в иных функциях часто встречается в библейской поэзии, например, как символ народа Божия (Пс 67/68:14): «Вы стали, как горлица, крылья которой покрыты серебром, а перья – чистым золотом». У Филона Александрийского сказано: «Божественная Премудрость символически именуется горлица (трюгон)». На совершенно ином уровне наивной фольклорной мифологизации у арабов, родственного евреям семитского народа, складывается представление о чудесной исполинской птице, имя которой (Рух) и означает «Дух». Вспомнив о подобных играх народного воображения, мы лучше понимаем, против чего предостерегал блаженный Иероним! (из комментариев С. Аверинцева к Евангелию от Марка). См.: Сергей Аверинцев. Переводы: Евангелия. Книга Иова. Псалмы. Киев, 2004. С. 219–220.

[3]Эпитет «Возлюбленный» может также обозначать «Единственный», «Единород­ный». Сравни Быт 22:2 и Исайя 42:1. Немаловажно, что в обоих случаях речь идет о жертве – об Исааке в первом случае, о мессианском страдальце – во втором.

 

 

НА БЕРЕГАХ ИОРДАНА

«В те дни выходит на проповедь Иоанн Креститель в пустыне Иудейской и говорит: "Покайтесь, ибо Царство Небесное[4] совсем близко!"[5] Он тот, о ком предсказано через пророка Исайю, говорившего: "Голос вопиющего в пустыне: уготовьте пути Господу, выпрямляйте тропы Его!" У этого Иоанна одежда была из верблюжьего волоса, и пояс из кожи на бедрах; а пищей ему были саранча и дикий мед. Тогда выходили к нему со всего Иерусалима и всей Иудеи, и принимали от него крещение в реке Иордан, исповедуя грехи свои. <...> Тогда выходит Иисус из Галилеи на Иордан, к Иоанну, чтобы принять от него крещение. А тот возражал Ему, говоря: "Это мне бы надо принять крещение от Тебя, а Ты приходишь ко мне!" Но Иисус ответил ему: "Теперь не противься: ибо так надлежит нам исполнить всякую правду". Тогда Иоанн перестал противиться Ему.

Приняв крещение, Иисус тотчас поднялся из воды; и небеса отверзлись, и Он увидел слетающего, словно горлица, Духа Божьего, спускающегося к Нему. И был голос с небес, вещавший: "Это – Сын Мой возлюбленный, и в Нём – Моё благоволение"» (Мф 3:1–6, 13–17).

Место события, ставшего исторической основой нашего современ¬ного праздника Крещения Господня, – нижнее течение Иордана близ его впадения в Мертвое море. Время действия – около 27 года Христианской Эры (о чем еще никто, разумеется, не подозревает). В Иудею недавно прибыл пятый по счету военный губернатор Понтий Пилат[6]. Он не предполагает, что за десятилетний период его правления на этой мятежной окраине Империи произойдут события, которые навсегда изменят лицо Вселенной.

Кульминация Всемирной истории приближается, и возве¬стить об этом призван сын иерусалимского священника Захарии Иоанн[7], на что указывают и два его почетных прозвания. Во-первых, он – «Предшественник» (греч. Πρόδρομος, Прóдромос, слав. Предтеча), в обязанность которого входит проповедь о завершении долгой ветхозаветной истории ожидания и наступлении вечного Мессианского царства. Сам Царь, его дальний родственник, уже приближается к берегам священной реки (вспомним известную картину Александра Иванова). Во-вторых, он – «Креститель», букв. «Совершающий омовения» (греч. Βαπτιστής, Баптистэс[8]).

Полностью погружаясь в воду, человек зримо свидетельствовал свое искреннее желание «получить гражданство» в том удивительном Царстве, споры о котором не умолкают до сего дня. Основное условие вхождения в него – «покаяние», т. е. «перемена сознания»[9]. Нравственная короста грехов прежней жизни как бы смывается быстрыми струями Иорданскими и уносится в безжизненное озеро с символическим названием «Мёртвое».

Нам понятны смущение Иоанна и резкий ответ Иисуса. Безгрешный и не имеющий нужды в покаянном омовении (но берущий на Себя последствия человеческих грехов), Христос ставит себя в центр толпы грешников, являя пример смирения, которому Он будет верен до последних страшных минут Голгофы. С другой стороны, погружаясь в водную стихию,

Иисус ее освящает, и уже сама вода становится для христиан символом очищения. «Сегодня освящается естество вод», – поется за службой водоосвящения. По словам святого Иоанна Дамаскина, Господь крестился не потому, что Сам имел нужду в очищении, но, чтобы, приняв на Себя наше очищение, сокрушить в воде «главы змиев» (персонифицированный символ бунтующего древнего хаоса, – смотрите текст молитвы на освящение воды «Велий еси, Господи…») и через это – «водами погребсти человеческий грех».

Ю. Рубан 


[4] О понятии «Царство Божие», или «Царство Небесное» см.: Сергей Аверинцев. Переводы... С. 185–186.

[5] Согласно евангелисту Марку, Иоанн кроме того возвещал: «Идет за мною Тот, Кто сильнее меня, у Кого я недостоин, наклонясь, развязать завязки обуви. Я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом Святым» (Мк 1:7–8). Смотрите комментарии: Сергей Аверинцев. Переводы... С. 207–221.

[6] Титул «прокуратор» в отношении Пилата связан с терминологической путаницей. Его титул был «префект». Он управлял Иудеей с 26 по 36 г. н. э.

[7] Его личное еврейское имя Йоханан означает «Господь (Яхве) милостив».

[8]Греч. глагол βαπτίζω, баптидзо буквально означает «погружать», «омывать», «орошать»; отсюда – существительное βάπτισμα, бáптисма – «погружение в воду»; «омовение» (и слово «баптист»). Славянский термин «крещение» на бытовом уровне ошибочно ассоциируется с крестом и ведёт к иконографическим недоразумениям: ни Иоанн Предтеча, ни апостолы ещё не пользовались знаком креста, лишь впоследствии ставшим символом христианства. Тем не менее, о правомочности этого на первый взгляд неточного традиционного славянского термина, – см.: Сергей Аверинцев. Переводы... С. 183–184.

[9]Так традиционно переводится греч. термин метáнойа, букв. «перемена ума», «перемена мыслей»; ему соответствует евр. тешувá, букв. «возврат». Именно это значение термина, вероятно, определило образную метафору в притче о Блудном сыне (заблудившемся языческом мире), где грешник именно возвращается к отцу. См.: Сергей Аверинцев. Переводы... С. 184–185.