СВЯТОЕ БОГОЯВЛЕНИЕ. КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ

СВЯТОЕ БОГОЯВЛЕНИЕ. КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ

***********************************************************************************

На берегах Иордана

«В те дни выходит на проповедь Иоанн Креститель в пустыне Иудейской и говорит: "Покайтесь, ибо Царство Небесное[2] совсем близко!"[3] Он тот, о ком предсказано через пророка Исайю, говорившего: "Голос вопиющего в пустыне: уготовьте пути Господу, выпрямляйте тропы Его!" (Ис. 40:3). У этого Иоанна одежда была из верблюжьего волоса, и пояс из кожи на бёдрах; а пищей ему были саранча и дикий мед. Тогда выходили к нему со всего Иерусалима и всей Иудеи, и принимали от него крещение в реке Иордан, исповедуя грехи свои. <...> Тогда выходит Иисус из Галилеи на Иордан, к Иоанну, чтобы принять от него крещение. А тот возражал Ему, говоря: "Это мне бы надо принять крещение от Тебя, а Ты приходишь ко мне!" Но Иисус ответил ему: "Теперь не противься: ибо так надлежит нам исполнить всякую правду". Тогда Иоанн перестал противиться Ему.

Приняв крещение, Иисус тотчас поднялся из воды; и небеса отверзлись, и Он увидел слетающего, словно горлица, Духа Божьего, спускающегося к Нему. И был голос с небес, вещавший: "Это – Сын Мой возлюбленный, и в Нём – Моё благоволение"» (Мф. 3:1–6, 13–17).


Место события, ставшего исторической основой доминирующей в настоящее время темы праздника, – нижнее течение Иордана близ его впадения в Мёртвое море. Время действия – около 27 года Христианской эры (о чём ещё никто, разумеется, не подозревает!). В Иудею недавно прибыл пятый по счету военный губернатор Понтий Пилат[4]. Он не предполагает, что за десятилетний период его правления на этой мятежной окраине империи произойдут события, которые навсегда изменят лицо Вселенной.

Кульминация Всемирной истории приближается, и возвестить об этом призван сын иерусалимского священника Захарии Иоанн[5], на что указывают и два его почётных прозвания. Во-первых, он – «Предшественник» (греч. Πρόδρομος, Про́дромос, слав. Предте́ча), в обязанность которого входит проповедь о завершении долгой ветхозаветной истории ожидания и наступлении вечного Мессианского царства. Сам Царь, его дальний родственник, уже приближается к берегам священной реки (вспомним известную картину Александра Иванова). Во-вторых, он – «Креститель», в буквальном переводе – «Совершающий омовения» (греч. Βαπτιστής, Баптистэ́с[6]).

Полностью погружаясь в воду, человек зримо свидетельствовал своё искреннее желание «получить гражданство» в том удивительном Царстве, споры о котором не умолкают до сего дня. Основное условие вхождения в него – «покаяние», т. е. «перемена сознания»[7]. Нравственная короста грехов прежней жизни как бы смывается быстрыми струями Иорданскими и уносится в безжизненное асфальтовое озеро с символическим названием «Мёртвое».

Нам понятны смущение Иоанна и резкий ответ Иисуса. Безгрешный и не имеющий нужды в покаянном омовении (но берущий на Себя последствия человеческих грехов!), Христос ставит себя в центр толпы грешников, являя пример смирения, которому Он будет верен до последних страшных минут Голгофы. С другой стороны, погружаясь в водную стихию, Иисус её освящает, и уже сама вода становится для христиан символом очищения. «Сегодня освящается естество вод», – поётся за службой водоосвящения. По словам святого Иоанна Дамаскина, Господь крестился не потому, что Сам имел нужду в очищении, но, чтобы, приняв на Себя наше очищение, сокрушить в воде «главы змиев» и – через это – «водами похоронить человеческий грех».

Здесь хорошо обыгрывается персонифицированный символ бунтующего древнего хаоса – скрывающийся в глубинах вод Левиафан и его змеиные отпрыски. Эта тема сохраняется и в современной молитве на великое водоосвящение «Ве́лий еси́, Господи…», где предельно лаконично раскрывается смысл и последствия явления в мир Богочеловека. Прочтём этот фрагмент. «<…> Ты бо Бог наш, на земли́ явился еси́ и с челове́ки пожи́л еси́; Ты и Иорда́нския струи́ освяти́л еси́, с небесе́ низпосла́вый Свята́го Твоего Духа, и главы́ та́мо гнездя́́щихся сокруши́л еси́ змие́в» (Последование Великого освящения воды Святых Богоявлений // Требник. М., 1984. Ч. 3. С. 5–26. С. 20).

  

Крещение или Богоявление?

(К истории происхождения праздника)[8]

Праздник Крещения имеет в современном Православном календаре два названия: «Святое Богоявление» и «Крещение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». На бытовом уровне мы обычно называем его просто Крещением Господним, заимствуя название из одноименного события евангельской истории (Мф. 3:13–17; Мк. 1:9–11; Лк. 3:21–22). При этом акцентируется тема явления миру Святой Троицы, о чём поётся и в праздничном тропаре. Но знаменательно, что в наших календарях и богослужебных книгах на первом месте всё же стоит термин «Богоявление», а в месяцесловном разделе современного греческого Часослова праздник и вовсе имеет лишь одно название: «Святая Теофа́ния (Святое Богоявление) Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа»! Получается, что слово «явление» относится не к Святой Троице, а к Богочеловеку Иисусу Христу! Как объяснить это видимое противоречие?

Богоявление на Востоке

Исторический смысл праздника выясняется при изучении древних восточнохристианских Месяцесловов. Оказывается, в них праздник Рождества Христова, 25 декабря, отсутствует вообще, а под 6 января значится праздник с греческим названием θεοφάνια, Теофа́ния («Богоявление»), или Έπιφάνεια, Епифа́ния («Явление [Божественной силы]»).

Этот праздник имеет, вероятно, египетское происхождение и впервые упоминается Климентом Александрийским († ок. 215 г.). В трансформированном виде он стал на Востоке первым большим христианским торжеством неподвижного цикла, с фиксированной датой. До V—VI веков включительно Теофания замещала для восточных христиан праздник Рождества Христова. При этом термин «Богоявление» имел «синтетический» характер, включая в себя гораздо больше смысловых обертонов, чем в настоящее время. Явление в мир Бога – это и воплощение Иисуса Христа от Духа Святого и Марии Девы (в некоторых древних Месяцесловах Благовещение именуется «Зачатием Господа»), и Его рождение в Вифлееме, и Его крещение от Иоанна в Иордане, когда Он впервые явил Себя Мессией (Христом) и Сыном Божиим израильскому народу, и совершённое Им первое чудо в Кане Галилейской, явившее Его божественную силу, и умножение пяти хлебов (у африканских христиан).

После принятия Востоком римского праздника Рождества Христова смысл торжества Богоявления сосредоточился на крещении Иисуса Христа в Иордане. При этом Богоявление стало пониматься как раскрытие тайны Триединого Бога: звучащий с небес глас Бога Отца, выходящий из воды Сын Божий и, нисходящий в виде голубя (горлицы), Святой Дух. Тем не менее, доминировавшая в древности тема праздника сохраняется и в современных богослужебных текстах, в первую очередь – в тропаре и кондаке, своего рода «формульных» определениях празднуемого события (их тексты смотрите ниже). Так, хотя в тропаре и звучит тема откровения миру Святой Троицы, но подчёркивается, что «виновником» (причиной) этого события стал Господь Иисус Христос, «явившийся и просветивший мир». А в кондаке праздника прославляется явление всей Вселенной только Сына Божия!

Поскольку на Богоявление древние христиане совершали массовое крещение заранее подготовленных к этому людей (их называли «просвеща́емыми»), то о́бразное название этого таинства – «свет», «просвещение» – часто употреблялось в качестве названия и самого праздника: «Просвещение», «День све́тов».

Особенностью богоявленской службы является обряд освящения воды, которым египетские христиане заменили древний культ священных для язычников вод Нила. В настоящее время водоосвящение совершается дважды – накануне праздника Богоявления (в Крещенский сочельник) и в день праздника после Литургии. Первая традиция восходит, вероятно, к древней практике массового крещения оглашенных, символически приуроченной ко дню праздника (в Константинополе их крестили после Утрени). Одновременно воспоминали и крещение Самого Иисуса Христа. Второе водоосвящение связано с обычаем палестинских христиан шествовать в день Богоявления после Литургии на Иордан к традиционному месту крещения Спасителя. 

Хотелось бы напомнить, что вода, освященная в сочельник, и вода, освящённая в самый день праздника, имеет абсолютно одинаковую благодатную силу. Церковь вообще не знает «двух вод» – «богоявленской» и «крещенской»: это одна и та же вода, а эти определения – синонимы! С грустью приходится наблюдать, как древнейшее торжество, посвященное воспоминанию великой и спасительной тайны Богоявления, превращается для многих в ритуальный поход за водой; а поведение людей с бидонами и бутылями напоминает ажиотаж у магазина, в котором, как говорили раньше, – «выбросили дефицит».

Время праздника Крещения Господня в России ассоциируется с морозами, называемыми поэтому «крещенскими» (правда, в последние годы мы всё чаще наблюдаем «крещенские дожди»). Завершая собой святочный период, он является в народном сознании веселым «зимним» праздником, окружённым колоритными языческими ритуалами и приметами (видимо, неистребимыми): «Раз в крещенский вечерок / Девушки гадали: / За ворота башмачок, / Сняв с ноги, бросали...» (В. А. Жуковский. «Светлана»). В старину день Крещения Господня именовался в народе «Водокрещи́» или просто «Иорда́нь», по названию проруби на реке.

Богоявление на Западе

Первое упоминание о празднике Богоявления на Западе относится к 361 году. Здесь он именовался Dies epiphaniorum, Theophania, Apparatio, Ostensio, Manifestatio (эквиваленты греческого названия Епифания, или Теофания). Поскольку явлению Бога во плоти – то есть Его рождению в Вифлееме – здесь уже был посвящён свой особый праздник (Dies Natalis Domini, 25 декабря), то внимание акцентировалось на явлении Сына Божия языческому миру, представленному в евангельском повествовании персидскими магами (волхвами). Отсюда основные темы древних литургийных текстов – поклонение волхвов, вифлеемская звезда, просвещение язычников. Другие темы – избиение вифлеемских младенцев, крещение от Иоанна, чудо в Кане Галилейской – отступали на второй план. Согласно древнехристианскому преданию, волхвы были цари, отсюда – распространённое в старой традиции название – Festum (Trium) Regum, «Праздник (Трёх) Царей».

В современном католическом обиходе праздник Богоявления (Epiphania Domini), 6 января, имеет статус «торжества» (solemnitas) и сохраняет древнюю тему «открытого явления» Господа и просвещения язычников, пришедших к Нему вслед за звездой. Существует традиция освящения ладана и мела, которым священник пишет на дверях домов своих прихожан буквы КМБ (аббревиатура апокрифических имен волхвов: Каспар, Мельхиор, Бальтазар). Кроме того, в XX столетии появился второй праздник (рангом ниже, festum), Крещение Господа (совершается в первое воскресенье после 6 января), с аналогичным православному содержанием. Существует, хотя не повсеместный, обычай освящения воды.

Так между Востоком и Западом произошел обмен праздниками Богоявления и Рождества.

В западном литургическом обиходе святая вода (не обязательно богоявленская) имеет ещё одно специальное употребление. При входе в каждый католический храм помещена чаша с освящённой водой, в которую верующие погружают пальцы перед совершением крестного знамения. То же происходит и при выходе из храма. Появление этих чаш, напоминающих формой «медное море» Храма Соломона (3 Цар. 7:23–26), относится к IV веку.

 

Из богослужения праздника

Тропарь праздника.

Господи, когда Ты крестился во Иордане, открылось [миру] поклонение Троице: ибо голос Отца свидетельствовал о Тебе, называя Тебя возлюбленным Сыном, и Дух в виде голубя (горлицы) подтверждал истину этих слов. Христос Бог наш, явившийся и просветивший мир, – слава Тебе!

Кондак праздника.

Сегодня Ты явился Вселенной, и свет Твой, Господи, запечатлелся на нас, разумно воспевающих Тебя: «Ты пришёл, Ты явился, о Свет неприступный!»

Обратим внимание на то, что кондак праздника призывает нас «разумно» воспевать – то есть вообще почитать – Бога (церковнослав. в разуме поющих Тя). Предупреждение актуально во все времена! Греческий текст скрывает и более глубокий смысл, не сводимый лишь к моральному аспекту: точнее надо перевести «в высшем разуме» (ἐν ἐπιγνώςει, эн эпигно́сей). Мы получили этот разум и возможность познания Бога через Откровение, но не просто «устное» или «воплощённое» на бумаге, как в Ветхом Завете, а через воплощение и вочеловечение Сына Божьего, ставшего Сыном Человеческим, во всём подобным нам, кроме греха. (Благодарю за уточнение этого текста архим. Ианнуария).

 

Апостольское чтение на Литургии

(Тит. 2:11–14; 3:4–7. – Зачало 302)

[Боговоплощение – спасительный дар Божий]

2: 11Ибо явилась благодать Божия, спасительная всем людям, 12наставляющая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские страсти, жили в нынешнем веке благоразумно, праведно и благочестиво, 13в блаженной надежде ожидая явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, 14Который отдал Себя за нас, чтобы выкупить нас из рабства всякого беззакония и очистить нас для Себя как народ особенный, ревностный к прекрасным делам. <…>

3: 4Когда же явилась доброта и человеколюбие Спасителя нашего Бога, тогда Он спас нас, – 5не за какие-то дела праведности, которые мы сотворили, но по Своей милости, омовением возрождения и обновления Святым Духом, 6Которого Он обильно излил на нас через Иисуса Христа, Спасителя нашего, – 7чтобы мы, оправданные Его благодатью, стали, согласно нашей надежде, наследниками вечной жизни.

(Перевод архимандрита Ианнуария (Ивлиева))

 

Замечание к апостольскому чтению

         В качестве прекрасного комментария на это апостольское чтение, выражающее богословский смысл праздника, смотрите проповедь архим. Ианнуария, изъясняющую, что́ же мы получили в явлении Бога и каќ стали «народом особенным». К сожалению, богослужение праздника воспринимается многими лишь в качестве прелюдии к красочному освящению воды, хотя это – вторичный и частный аспект богословия праздника в его изначальном понимании. Приведём из неё два фрагмента.

«Сегодня мы читаем одно из тех мест Нового Завета, где в торжественной, литургически окрашенной форме изображено, что́ даровал людям Бог воплощением Своего Сына, Спасителя нашего Иисуса Христа, и ниспосланием Своего Святого Духа. Место это неслучайно выбрано для чтения и размышления над ним в праздник Святого Богоявления. Именно о явлении трижды говорится в этом коротком отрывке: явление благодати, явление благости и явление славы Божией. <…>

Подводя итог того, что́ принесло нам явление благодати в Иисусе Христе, апостол напоминает нам о нашем искуплении, о том, что Иисус Своим Крестом выкупил нас из-под власти всякого беззакония, то есть из рабства греху. Более того, Иисус очищает нас, чтобы мы смогли стать "народом особенным". Блаженный Феофилакт (Болгарский, 2-я половина XI — начало XII века. – Ю. Р.) так объясняет это слово: "особенный, – пишет он, – значит Свой, избранный, выделенный для Себя". Искуплённые становятся новым народом Божиим, ревнующим о прекрасных делах (так буквально сказано), то есть о совершенном образе жизни. <…>» (См.: Проповеди рождественского цикла  / Сайт "Азбука веры", раздел "Проповеди" / – [Электрон. ресурс] (1 файл). – URL: http://azbyka.ru/propovedi/prazdniki-rozhdestvenskogo-cikla.shtml. 21 ноября 2014).

 

Евангельское чтение на Литургии

(Мф. 3:13–17. – Зачало 6)

[Крещение от Иоанна и подтверждение Богосыновства]

13Тогда выходит Иисус из Галилеи на Иордан, к Иоанну, чтобы принять от него крещение. 14А тот возражал Ему, говоря: «Это мне бы надо принять крещение от Тебя, а Ты приходишь ко мне!» 15Но Иисус ответил ему: «Теперь не противься: ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». Тогда Иоанн перестал противиться Ему.

16Приняв крещение, Иисус тотчас поднялся из воды; и небеса отверзлись, и Он увидел слетающего, словно горлица, Духа Божьего, спускающегося к Нему. 17И был голос с небес, вещавший: «Это – Сын Мой любимый, и Нём – радость Моя!»

 

Апостольское чтение на освящение воды

(1 Кор. 10:1–4. – Зачало 143)

[Крещение «в Моисея» прообраз будущих благ]

 

1Братья! Я хочу, чтобы вы знали о том, что [некогда] наши отцы все были под облаком, и все прошли сквозь море; 2и все были крещены в Моисея в облаке и в море. 3И все они вкусили одну и ту же духовную пищу, 4и все пили одно и то же духовное питиё: ведь они пили из духовной скалы, сопровождавшей их. А скала – это был Христос!

 

Евангельское чтение на освящение воды

(Мк. 1:9–11. – Зачало 2)

[Крещение в Иордане и подтверждение Богосыновства]

9И свершилось в те дни: пришёл Иисус из Назарета, что в Галилее, и принял крещение от Иоанна в Иордане. 10И когда Он выходил из воды, тотчас увидел разверзающиеся небеса и Духа, подобно горлице, нисходящего на Него. 11И был голос с неба: «Ты – Сын Мой возлюбленный, на Тебе Моё благоволение!»

 

Замечание к литургийному евангельскому чтению

 «...Он увидел слетающего, словно горлица, Духа Божьего...» (ст. 16). – По поводу этого слова переводчик (С. Аверинцев) замечает. «Горлица (греч. περιστερά, перистера́) – слово женского рода, как и слово "дух" (! – Ю. Р.) в семитских языках (еврейское ру́ах, арамейское руха). С этим, как и с особым семантическим ореолом лексемы "горлица" в русском языке, связан выбор слова в нашем переводе в отличие от привычного "голубь". Святоотеческая интерпретация этого места, опираясь на обороты евангельских текстов, артикулирующие момент сравнения ("словно" – у Матфея, "подобно" – у Марка, "...в телесном образе, как горлица" – у Луки), склонна подчеркивать уподобительно-символическую функцию образа горлицы, возражая против его чувственной буквализации. По характерной формуле блаженного Иеронима, здесь "показуется не истина, но уподобление", "Non veritas, sed similitude monstratur" (Комментарий на Матфея, 3:16). Вербального изображения Духа Божия в виде горлицы нет ни в Ветхом Завете, ни в других известных нам документах древнеиудейской веры. <…> Образ горлицы в иных функциях часто встречается в библейской поэзии, например, как символ народа Божия (Пс. 67/68:14): "Вы стали, как горлица, крылья которой покрыты серебром, а перья – чистым золотом". У Филона Александрийского сказано: "Божественная Премудрость […] символически именуется горлица (трюго́н)". <…> На совершенно ином уровне наивной фольклорной мифологизации у арабов, родственного евреям семитского народа, складывается представление о чудесной исполинской птице, имя которой ("Рух") и означает "Дух". Вспомнив о подобных играх народного воображения, мы лучше понимаем, против чего предостерегал блаженный Иероним!» (Аверинцев С. Ук. соч. С. 219–220). 

 

Замечания к евангельскому чтению на освящение воды

«...Принял крещение от Иоанна в Иордане» (ст. 9). – Святой Ефрем Сирин так говорит о символической роли вод Иордана в этом эпизоде, обращаясь к библейским «прообразам»: «Елеазар посватал Ревекку у вод колодца (Быт. 24:1–67); Иаков подобным же образом обручился с Рахилью (Быт. 29:1–21) и Моисей – с Сепфорою (Исх. 2:15–21). Они были прообразованиями Господа нашего, Который обручился со Своею Церковью в водах Иорданских. И как у источника Елеазар показал Ревекке господина своего Исаака, который проходил по полям ей навстречу, так Иоанн, у истока реки Иордана, указал на Господа нашего…» (Комментарии на «Диатессарон» 3:17. – Цит. по: Аверинцев С. Ук. соч. С. 218).

«...Сын Мой возлюбленный...» (ст. 11). – «Эпитет Возлюбленный может также обозначать Единственный, Единородный» (ср. Быт. 22:2 и Ис. 42:1). «Немаловажно, что в обоих случаях речь идёт о жертве – об Исааке в первом случае, о Мессианском Страдальце – во втором» (Аверинцев С. Ук. соч. С. 220–221). Можно также перевести: «Ты Сын Мой возлюбленный. Тобою Я доволен». Или: «Ты Моя радость (услада)…» (замечание архим. Ианнуария).

Ю. Рубан



  • § [1] Глава из книги: Рубан Ю. От Рождества до Сретения. Праздники рождественского цикла / Научный ред. проф. архим. Ианнуарий (Ивлиев). СПб.: Коло, 2015. С. 5567.

[2] О понятии «Царство Божие», или «Царство Небесное» см.: Аверинцев С. С. Собрание сочинений. Переводы: Евангелия. Книга Иова. Псалмы. Киев, 2004. 1. С. 185–186.

[3] Согласно евангелисту Марку, Иоанн, кроме того, возвещал: «Идёт за мною Тот, Кто сильнее меня; у Кого я недостоин, наклонясь, развязать завязки обуви. Я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом Святым» (Мк. 1:7–8). Комментарии: Аверинцев С. Ук. соч. С. 217–218.

[4] Он управлял Иудеей с 26 по 36 годы. Титул «прокуратор» в отношении Пилата связан с терминологической путаницей. Его действительный титул был «префект». См. Рубан Ю. Пасха. Светлое Христово Воскресение. Изд. 3-е, испр. и доп. СПб.: Коло, 2014. С. 102.

[5] Его личное еврейское имя Йоханан означает «Господь (Яхве) милостив».

[6] Греч. глагол βαπτίζω, бапти́дзо буквально означает «погружать», «омывать». Совершающий это действо именуется баптистэ́с («баптист»). Славянский термин «крещение» ассоциируется с крестом и ведёт к иконографическим недоразумениям: ни Иоанн Предтеча, ни апостолы не пользовались знаком креста, лишь впоследствии ставшим символом христианства. Тем не менее, о правомочности этого на первый взгляд неточного славянского термина, – см.: Аверинцев С. Ук. соч. С. 183–184.

[7] Так традиционно переводится греч. μετάνοια, мета́нойа, букв. «перемена ума», «перемена мыслей»; ему соответствует еврейское тешува́ – «возврат». Именно это значение термина, вероятно, определило образную метафору в притче о Блудном сыне (то есть о самонадеянном молодом человеке, заблудившемся в мире языческих соблазнов), где грешник возвращается к отцу (см.: Аверинцев С. Ук. соч. С. 184–185).

[8] Подглавка основана на тезисах моей лекции, прочитанной в культурно-просветительском центре «Лествица» при храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице (11 января 2009 года).

 


Фотографии Владимира Нифонтова