«Свеча Памяти»-2015

«Свеча Памяти»-2015

 

Акция проводится ежегодно накануне дня Памяти и скорби – дня начала Великой Отечественной войны. Организаторы  акции - протоиерей Вячеслав Харинов, приходы Скорбященского храма на Шпалерной ул. и Успенского храма д. Лезье - Сологубовка, мотоклуб OST MC.

План посещения мест мотопробега выстроился по стратегически важным участкам войны за Ленинград: сначала Ивановский «пятачок», затем Невский «пятачок», которые своим противостоянием внесли неоценимый  вклад в расходование резервов противника и как следствие, в отказ немецкого командования от штурма Ленинграда в 1942 году.

Отец Вячеслав рассказал, что существовал немецко-финский план - «Нордлихт». Планом операции враг предусматривал на первом этапе начать наступление из района Мги через Неву, изолировать Ленинград с востока, перерезав пути, связывающие его с Ладожским озером, и соединиться с финскими войсками, которые стояли на Карельском перешейке.

И вот стройная колонна из  около 180 мотоциклистов  прибыла на  Ивановский плацдарм (Отрадное). 

Отец Вячеслав рассказал, что мало кто знает, что  здесь  на живописном берегу рядом с местом впадения Тосны  раньше был красивейший дворец Екатерины II, из которого, сидя у окна и любуясь пейзажем, она писала письма Вольтеру. Потом Павел, разрушив этот дворец, использовал строительный материал для Михайловского замка.

Из памятников блокады Ленинграда – именно здесь еще в 1944 году был сооружен первый памятник - обелиск  на братской могиле посвященный Усть-Тосненской десантной операции 55-й армии (19 августа — 7 сентября 1942 г.)

В своей книге «Заслон на реке Тосне» (сборник воспоминаний ветеранов 55-й армии и жителей прифронтовой полосы (1941-44 гг.) / авт.-сост. И. А. Иванов) Богданов А. И. (радист 799 ап 268 сд) вспоминает:«19.08 в 3.30 началась артподготовка из Рыбацкого: били 236 эскадренный миноносец и канонерские лодки. В полной темноте, под прикрытием дымовой завесы из Корчмино вышел десант на катерах в сторону Ивановского. Я был в батальоне Кострубо. Шли медленно: течение на Неве сильное. Первый десант был для немцев полной неожиданностью и благополучно высадился на восточном берегу Тосны, захватив плацдарм, названный впоследствии Ивановским «пятачком».

Мы уже заняли первые траншеи, когда подошел второй десант. Немцы с прямой наводки расстреляли две баржи, прибитые к берегу, и вниз по Неве поплыли обломки барж,  пробитые корпуса катеров со снесенными рубками, убитые... Раненых собирали под берегом, грузили на плоты.

 Мы с напарником Тихоном Красноперовым обосновались в траншее. Разведчики сообщают координаты, я передаю на батарею, расположенную в 2-3 км от передовой.

 Четверых дивизионных радистов, укрывшихся в подвале пивоваренного завода, стали окружать немцы. Появился немецкий танк. И старший из радистов, Рувим Спринцон, вызвал огонь на себя. Начальник оперативного отдела 268-й сд А. И. Казанцев связался с начальником артиллерийского полка Ходаковским, находившимся в «Ленспиртстрое», и сообщил цель. Дали огонь на поражение. Точность стрельбы была такой высокой, что радисты тогда не пострадали: у них лишь снесло выносную антенну.

 У меня была такая же радиостанция РБ с проволочной антенной на колышках. Снаряды мы научились различать по звуку. Вой — пролетит мимо, шипение — упадет на тебя. Я был под таким огнем. Жутко, конечно.

 Вечером к немцам подошли резервы, завязался рукопашный бой. Нам в рукопашный нельзя: за утерю рации — трибунал. К ночи бой стих. Шла только пулеметная перестрелка, да работали разведчики — охотились за «языком».

 И так продолжалось девять дней. Бой шел за каждую траншею. Траншеи заполнялись убитыми — нашими и немцами. Церковь в Ивановском переходила из рук в руки. У немцев было достаточно снарядов, пулеметов и автоматов. Но и наши дрались не на жизнь, а на смерть. Дорого достался нам этот «пятачок», который вернее было бы назвать «копейкой»: ведь площадь его составляла менее километра на километр. Комвзвода бегает, поднимает бойцов в атаку. Один-два боя — и его уже нет. Ротные тоже недолго держались. Пулей убило моего напарника Тихона Красноперова. Тут же в траншее я его и похоронил...»

КЛЮКАНОВЦами называли себя здесь бойцы, а пятачок клюкановским.

"…Мы умеем драться как Клюканов,

Как Спринцон умеем мы стоять.

Смерть злодеям - это мы умеем,

Не умеем, парень отступать…." (Песня 268-й дивизии)

 Отец Вячеслав рассказал, что к памятнику-обелиску за последние  десятилетия прибавилось много новых могил; участником подхоронений он был. Появились таблички: "Здесь покоятся останки воинов, захороненных 12 сентября 1992 г.", "Здесь покоятся найденные на полях сражений 227 неизвестных воинов, павших защищая Ивановский пятачок", "Здесь покоятся останки воинов, захороненных 7 мая 2001 г.", "Здесь покоятся останки воинов, захороненных 6 сентября 2001 г.", а также отдельные таблички с именами: М. И. Труфанов, М. Н. Костенко, В. А. Иванов и некоторые другие.

На мемориальных досках увековечено 1515 человек.

По данным Кировского РВК, в братской могиле захоронено 2752 человека.

https://vk.com/doc27316941_360690318?hash=187521f448e554814b&dl=b760cc8239a08cc5d0

Рядом с памятником построена часовня (приписана к Иоанновскому храму) и врыты надолбы, на одном из них надпись: «Путник, передай Ленинграду — враг не прошёл».

   

17 января 1944 года немецкие войска отошли на запад и с тех пор   находят останки наших бойцов: «в овраге и  на своих участках жители Отрадного (по 15 человек с участка), даже закатанные под дорожкой асфальта могут они лежать» - сказал  отец Вячеслав.

 Кроме операции 1942 года была тут еще одна трагическая  десантная операция. 23 февраля 1943 года по льду через Неву переправился десант 56-й бригады, сформированный из кронштадтских моряков, и был почти полностью разбит. « Моряки, поменяв шинели на бушлаты, ворвались в немецкие траншеи, захватили мачтопропиточный завод и церковь. Противник (полицейская дивизия СС) отвечал организованным пулеметным и артиллерийским огнем. Десантники несли большие потери. Борзенец, связавшись с Папченко, просил поддержки. Перед десантом ставилась задача прикрыть наступление 43-й  дивизии на Ульяновку-Тосно. Но 43-я в атаку не поднялась, поддержки с правого берега не было. И ожесточенный бой …закончился гибелью десанта». «Столько убитых я не видел за всю войну»,- говорил после боя командир 4-го батальона Г. Ф. Борзенец.

Поименные списки этих десантников мы видели  на стендах вдоль ограждений  монумента.

Невский пятачок

  «Не будем вдаваться в статистику! Неуместно здесь говорить о количестве павших солдат, потому что - это цена Победы»,- каждый раз повторяет, отец Вячеслав, когда мы бываем на Невском пятачке. Он вспомнил слова унтер-офицера В.Буффа из 227-й пехотной дивизии, корректировавшего в те дни огонь по пятачку,  который записал в своем дневнике: «Не знаешь, чему больше удивляться: безумству тех, кто отдал приказ на эту безнадежную операцию, или мужеству смертников, выполнявших его".


 Всех поименно, находясь там, вспомнить не возможно. В тот день мы услышали о молодом парнишке с Садовой-Василие Павловиче Кровлине - его фляжка хранится в музее на Шпалерной..; о Ване Колосове - он найден был поисковиками там, где сейчас мы проходим по дорожке, он лежал рядом с другими белозубыми мальчишками; о майоре Блохине безногом героическом комиссаре-ему немцы спасли жизнь, отдав на руки местным жителям: «Это ваш герой и заботьтесь о нем»; о командире Александре Соколове, которому немцы в рупор говорили: « Соколов пригнись!»,  о Кукушкине – начальнике связи, о майоре Грачеве и его дочери Оле Будниковой, а также о героях, найденных в Щуровском блиндаже. Вечная им Память!

 Отец Вячеслав сказал, что 10-30 имен мы открываем новых каждый год, но не успев поместить их на табличках, утрачивается память-где  они были найдены и стираются важные подробности, в каком сегменте они лежали; хотя по закону надо увековечивать имена  в камне.

Марьино

 Там где стоит  сейчас крест, раньше  была деревня Марьино, и стоял храм Николая Чудотворца.

Снова мы услышали рассказ отца Вячеслава  о том, как готовилась и проходила здесь уникальная операция по форсированию Невы, что наши  ждали  крещенские морозы как спасенье, и что в операции «Искра» наши продемонстрировали, что уже научились воевать - так слаженно действовала артиллерия, авиация и все войска.

Из воспоминания  (книга «Заслон на реке Тосне») сержанта 268-сд С. И Прохорова:

«10 января маршем в 30 км дивизия вышла на исходный рубеж для атаки. 12-го января заговорили «катюши». Многие из нас услышали их впервые. Началась такая мощная артподготовка, которой мы еще не знали - сплошной грохот. Не дожидаясь её окончания, пехота начала спускаться на лед. Мы наступали в районе 8-й ГЭС – Марьино. Немцы опомнились и встретили нас огнем. В соседней дивизии оркестр заиграл « Интернационал». Неву мы перебежали быстро, а у берега темп снизился. На нашем участке берег был крутой, облитый водой, взбираться на него было очень трудно. Но  мы вскоре сообразили и стали карабкаться по воронкам от снарядов, где не было льда. Помогали штурмовые лестницы. С ходу мы заняли 1-ю линию немецкой обороны и продвинулись на 1.5-2 км.»

  

 Одна из участниц-прихожанка Наталья Васильева рассказала: «Трогательно  и красиво плыли по воде красные гвоздики, бережно, с трепетом опущенные в Неву участниками акции в Марьино  -  месте прорыва Блокады. Красные гвоздики – символ отваги, храбрости и победы. Живой ковер из красных гвоздик, заставил наши сердца биться чаще.. Узнавание и прояснение информации,  наше неравнодушие, живое участие, слова молитв, цветы и  зажженные свечи… - это то немногое, что мы можем  и должны  сделать в память обо  всех  невернувшихся  с той самой страшной в нашей истории войны. В память павших защитников Отечества здесь, как и в других пунктах  маршрута совершалось церковное и гражданское поминовение,  возглашалась «Вечная память!» и  отдавался воинский салют мотоциклистами из «Штрафбата»,  а также  были возложены венки и цветы, зажжены свечи и лампадки.»

 О том, на каком фантастическом подъеме и напряжении душевных и физических сил говорит тот факт, что женские батальоны построили железную дорогу для подвоза всего необходимого здесь за 17 дней. Возможно ли это? Нам сейчас кажется это невероятным.

 Парк Мира в деревне Лезье-Сологубовка был конечным пунктом мотопробега.

И уже  пятый год подряд мотоциклистов принимает приход Успенского храма.


Сестры Свято-георгиевского Сестричества поименно поминают павших на полях сражений на субботней молитве в храме  Успения Божией Матери в деревне Лезье-Сологубовке, поэтому этот храм можно назвать по праву-Свечой Памяти - не только по внешнему сходству со свечей. Сестры вместе с другими прихожанами от Скорбященского и Успенского храмов приготовили трапезу в Парке мира. После посещения немецкого кладбища  совместно группой прихожан из Германии со своим пастором байкеры расположились на зеленой траве, могли послушать живую музыку, посмотреть художественную выставку посвященную теме «Война и мир», составленную из работ профессионалов и учащихся художественных школ.

Инокиня Параскева сказала о мероприятии: "Больше всего мне понравилась и запомнилась выставка. Рисунки детей и картины опытных художников, посвященные войне... Заставляет задуматься. Так же над полем с участниками "Свечи Памяти" кружил аист, как бы говоря нам, что надо помнить о войне, надо беречь мир".

    

 Студенты 1 курса актерской мастерской С.В. Ражука (РГПУ им. А.И. Герцена) спели песни о войне.  Они были такие молодые и серьезные, что невольно сопоставлялись с ребятами военной поры, о которых пели: «стояли со взрослыми рядом мальчишки у стен Ленинграда…»:

И мы никогда не забудем с тобой 
как наши ровесники приняли бой 
им  было всего лишь двенадцать, 
но были они Ленинградцы! 
 


Актриса молодежного театра на Фонтанке Марина Ордина представила монологи  женщин  по произведению Светланы Алексиевич.

  

И здесь в парке Мира так были уместны эти слова, о желании Мира и любви, о сильном стремлении души измениться, стать добрее  друг к другу, что жить в состоянии войны в душе  и мире паталогически - невозможно.

Фотографии Тимофея Сиднина