Суббота 1-й седмицы Великого поста

Суббота 1-й седмицы Великого поста

 

 

 

 

 

 

 

Память великомученика Феодора Тирона (ок. 306 г.)

(переходящее празднование в субботу 1-й седмицы Великого поста)

8 марта в 2014 году

  

Апостольское чтение на Литургии (рядовое)

Послание ап. Павла к Евреям 1:112. – Зачало 303

[Величие Сына Божия]

[Братья,] Бог, многократно и многообразно говоривший в древности [нашим] отцам через пророков, в эти последние дни говорил нам через Сына, Которого поставил наследником всего, через Которого и миры[1] сотворил. Он [Сын], будучи сиянием славы и отпечатком (греч. характэр) сущности (ипостаси) Его, и держа всё словом силы Его, совершив очищение [наших] грехов, воссел по правую сторону Величества в небесах, став настолько превосходнейшим ангелов, насколько отличнейшее пред ними унаследовал Имя.

Разве кому из ангелов сказал когда-нибудь Бог:

«Ты Сын Мой, Я сегодня породил Тебя?» (Псалом 2:7),

и еще:

«Я буду Ему Отцом, и Он будет Мне Сыном?» (2 Цар 7:14).

А еще, когда Он вводит Первородного во вселенную, Он говорит:

«И да поклонятся Ему все ангелы Божии» (Псалом 96:7).

И, если об ангелах Он говорит:

«Делающий ангелов Своих ветрами (духами)

и служителей Своих пламенем огня» (Псалом 103:4), –

то о Сыне:

«Престол Твой, Боже, во век века»,

и: «скипетр правоты есть скипетр царства Твоего.

Ты возлюбил праведность и возненавидел беззаконие; поэтому помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем ликования более соучастников Твоих» (Псалом 44:7–8).

И: «Ты, в начале, Господи, основал землю, и небеса – дело рук Твоих; они погибнут, Ты же  пребудешь вечно; и все, как одежда, обветшают, и, подобно одеянию, Ты свернешь их; и будут изменены; но Ты – один и тот же, и лета Твои не кончатся (не исчезнут)» (Псалом 101:26–28).

Евангельское чтение (рядовое)

Евангелие от Марка 2:23–3:5. – Зачало 10

[«Суббота для человека или человек для субботы»?]

[В то время] случилось Ему в субботу проходить засеянными полями, и ученики Его на ходу начали срывать колосья. И фарисеи стали говорить Ему: «Смотри, они делают, чего нельзя делать в субботнее время!»

И Он говорит: «Или вы никогда не читали, что сделал Давид, когда был в нужде и когда терпели голод он сам и люди его: как он во времена перво­священника Авиафара вошел в Дом Божий и те жертвенные хлебы, кото­рых нельзя есть никому, кроме священников, ел сам и давал своим людям?»

И говорил им Иисус: «Суббота для человека, а не человек для субботы; поэтому Сын Человеческий властен и над субботой».

И вошел Он снова в синагогу; и был там человек с высохшей рукой. И стали следить за Ним, не исцелит ли Он его в субботу, чтобы обвинить Его. И говорит Он сухорукому: «Вставай в середину!» И говорит им: «Дозволяется ли [по] субботам делать добро – или делать зло? Жизнь спасти – или убить?»

Но они молчали. И Он, оглядев их с гневом, скорбя об окаменении их сердец, говорит тому человеку: «Протяни свою руку». И он протянул, и была восстановлена рука его.

Верный новобранец и отступник император

В эту субботу, завершающую первую седмицу Великого поста, богослужеб­ные песнопения преподносят нам новое подтверждение того, что разумный пост угоден Богу, и что постящиеся находятся под Его особым покровительством. Одновременно евангельское чтение предупреждает: пост и другие религиозные предписания – не самоцель и имеют смысл лишь тогда, когда помогают, а не мешают нам нормально жить и работать на благо семьи и общества. «Суббота для человека, а не человек для субботы»! Именно поэтому в завершение первой строгой великопостной недели мы читаем о том, как Христос с учениками «нарушали» библейские предписания, вызывая формально справедливые упреки со стороны книжников и фарисеев – этих ревностных постников и благочестивых ревнителей Моисеева («ветхого»!) Закона.

В эту же субботу Православная Церковь совершает благодарственное празднование святому великомученику Феодору Тирону, погибшему в начале IV столетия, в период последних гонений на христиан. По его имени первую седмицу поста называли в Древней Руси «Фёдоровой неделей».

Согласно житию, святой Феодор Тирон был воином в городе Аласии Понтийской области, расположенной в Малой Азии у побережья Понта Эвксинского, т. е. Черного моря. Его прозвание Тирон указывает на воин­ское звание – это «молодой воин (новобранец)» (в отличие от страти­лата), несущий преимущественно караульную службу. За отказ принести жертву идолам Феодор был предан истязаниям и осуждён на сожжение. Это произошло около 306 года при римском императоре Галерии (305–311). Неповреждённое огнём тело святого Феодора было погребено в Евхаитах, недалеко от Амасии. Затем его мощи перенесли в Царьград; глава же святого находится в Италии, в городе Гаэте. Память св. Феодора по неподвижному (минейному) календарю – 17 февраля / 2 марта.

Вскоре после кончины св. Феодора христианство стало дозволенной религией (указы 311 и 313 гг.), и императоры, начиная с Константина Великого (306–337), были христиане. Но в 361 г. власть ненадолго перешла к племяннику Константина Юлиану, «прославившемуся» своим отречением от Христа и попыткой вернуть империю к исповеданию язычества. За это он получил прозвание Апостат, в переводе с греческого «Отступник».

В 362 г., желая посмеяться над христианами, Юлиан приказал градо­начальнику Константинополя окропить в Великий Пост все съестные припасы на рынках идоложертвенной кровью. Так он хотел вовлечь ни­чего не подозревающих христиан в языческое жертвоприношение и «уничтожить» все их великопостные подвиги. Тогда св. Феодор Тирон, явившись из другого мира архиепископу Евдоксию, повелел ему объявить всем христианам, чтобы никто не покупал ничего на рынках. Предупреждённые своим архипастырем верующие вынуждены были питаться в этот день только домашними запасами, преимущественно варёным зерном. В память этого события и совершается память святого.

В явлении мученика Феодора сказывается его особое заступничество, потому что он явился архиеп. Евдоксию в день своей памяти (в 362 г. Пасха была 31 марта, и первое воскресенье Великого Поста приходилось на 17 фе­враля). Так, наряду с минейной памятью св. Феодора появилась в правосла­вном календаре и его триодная память. «Оттоле убо вернии даже и до ныне чудо обновляюще, да не забвено толикое дело мученика временем будет, великаго Феодора коливами почитаем», – напоминает нам Постная Триодь.

Триодное поминовение мученика Феодора знаменовало собой торжество

Православия над коварством язычества. В IX столетии в первое великопостное воскресенье стали праздновать победу Православия над иконоборчеством, и память мученика Феодора была перенесена на предыдущий день, однако идея первого великопостного воскресенья сохранилась: это – Торжество Православия.

Приложение

КОЛИВО (греч. κόλλυβα, коллива;) – варёная пшеница (или иной злак) с фруктами, подслащённая мёдом или сахаром. Cиноним – кутия (кутья) и сочиво. Этимология неясна, возможно, термин восходит к архаическому индоевропей­скому корню, обозначающему ритуальную пищу. Обычай подношений из крупы и фруктов на похоронах зафиксирован ещё в Древней Греции (слово встречается у Аристофана (V–IV до н. э.) в значении «хлебная мелочь, пирожки»). Со времён Византии он в почти неизменном виде сохранился вплоть до наших дней.

Богослужебный устав предписывает приносить коливо в честь и память «господских праздников и святых Божиих», что, вероятно, восходит к традиции древнехристианских регулярных храмовых трапез (это т. н. агапы). Согласно Уставу, «Чин благословения колива» совершается на Вечерне (после «Ныне отпущаеши») и на Литургии (после заамвон­ной молитвы). В этом значении коливо приносится в современной русской богослу­жебной практике только в честь вмч. Феодора Тирона в субботу первой седмицы Великого поста (об этом см. выше). Это приношение носит исторический характер и, по мнению некоторых историков, лежит в основе всей позднее развитой традиции колива.

Наибольшее развитие, в том числе и вне­богослужебное, получил обряд приношения колива в память усопших – при погребении и последующих панихидах, символизируя веру христиан в их будущее воскрешение. Предан­ный земле человек сравнивается с брошенным в землю семенем, которое «не оживёт, если не умрёт... Так и при воскресении мёртвых: сеется в тлении, восстаёт в нетлении» (1 Кор 15:36, 42). Мёд и фрукты означают сладость будущей жизни воскресших со Христом.

Лит.: Вениамин (Румовский-Краснопевков В. Ф.), архиеп. Новая Скрижаль, или Объяснение о Церкви... М., 1992. Т. 2; Сочинения блаженного Симеона, архиепископа Фессалоникийского. М., 1994. С. 537–540 («О коливе, приносимом за усопших»); Афанасий (Сахаров), еп. О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. СПб., 1999.

Ю. Рубан


[1] Т. е. буквально всё. Греческое айон (эон) – "век", "вечность"; в тексте Нового Завета – "мир" ("Вселенная").