"Помни войну!"

  Когда адмирал Макаров обдумывал приближающуюся русско-японскую войну- такую трагическую и переломную для русского народа, он написал эти слова и мы вправе их рассматривать как завет, как наставление потомкам...

 12 июня состоялся пробег  мотоциклистов клуба OST под руководством протоиерея Вячеслава Харинова (при поддержке прихода Скорбященского храма)  по Карельскому перешейку, цель которого - знакомство с историей войны, связанной с прорывом сооружений финской линии VT в 1944 году.

Линия "Карельский вал" проходила через Марьину гору там, где раньше было имение Мариоки. Об этом свидетельствует небольшой обелиск напоминающий о прорыве линии как раз 12 июня. Он расположен рядом с развалинами монастырской ограды.

Марьина гора и сейчас манит туристов своими живописными пейзажами, а раньше сюда приезжали известные люди:  генерал А. Н. Куропаткин, баронесса В. И. Икскуль, доктора В. М. Бехтерев и Г. И. Турнер. Среди обживающих эти места людей оказалось много тех, кто составил гордость отечественной культуры и науки: Д. Менделеев. В Соловьев, Н. Рерих, А. Зилоти, В. Серов, А. Шереметьев, П. Милюков и другие.

Известный банкир и экономист Евгений Эпафродитович обустроил для своей жены - Марии Всеволодовны Крестовской — русской актрисы и романистки усадьбу, в которой проводились вечера и театральные летние постановки, собирающие высший свет.

Её подруга написала такие строки, подтверждающие незаурядность хозяйки имения:

"Я вас люблю за всё—за смелые сужденья,

За утончённый ум, ловящий на лету

И слово каждое, и каждую мечту;

За сердце, что в любви не знает охлажденья." (Т.Л. Щепкина-Куперник)

После смерти Марии Всеволодовны Картавцев Е.Э. возвел в парке церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

А на её могиле установлен памятник - сидящая красивая женщина смотрит на медвежонка-это была её любимая игрушка во время болезни.

После революции усадьбу разобрали, а у церкви образовалось кладбище, на котором был захоронен  яркий представитель Серебряного века русской литературы — Леонид Андреев.

Массивное здание церкви, построенное в строго-псковском стиле ХII-ХIII веков, стояло на высокой горе среди молодых сосенок. Высокая золотая глава Мариокской церкви была видна даже из Кронштадта. Внутри храма находился двор - открытое место, обнесенное высокой оградой, похожей на монастырскую. Высокая звонница с пятью колоколами служила входом на церковный двор.

 Накануне Зимней войны финские подразделения повредили звонницу, используя её, как мишень для отработки точности стрельбы. Ценности для финнов-лютеран православная церковь не представляла, напоминая лишний раз об опасном русском соседе. Варварскими действиями финских военных были сбиты кресты и повреждена кровля.

 Однако полное и окончательное разрушение в Мариоки произошло в годы Великой Отечественной войны. В начале 1944-го года финны заняли прочную оборонительную позицию на Марьиной горе, обстреливая отряды Красной армии со звонницы церкви. Артиллерийские батареи Кронштадта получили наводку и одним точным ударом снесли звонницу и купола церкви вместе с засевшими там снайперами. Но Иван Александрович Фомин недаром был гениальным архитектором! Железобетонные стены церкви, построенной на века, стояли непоколебимо.

Церковь в Мариоки действовала до зимней войны 1939-1940 гг. Здание храма пострадало в 1939 году, когда советская артиллерия из Кронштадта и из форта Тотбелен 30 ноября в 8 часов утра начала обстрел береговой линии северного побережья Финского залива. У храма была уничтожена западная стена. Стены храма окончательно были взорваны в 1958 году.

Название построенной финнами оборонительной линии ВТ (карельский вал) происходит от названий конечных населённых пунктов: Ваммелсуу — Тайпале (ныне Серово и Соловьёво, соответственно). Здесь встречается хорошо продуманное множество укреплений, например,- убежище для противотанкового орудия и личного состава, колодцы, котлованы, цилиндрические убежища, надолбы, различные укрепленные позиции для стрельбы, сооружения для подъема мишеней на стрельбище, пулеметные огневые точки, одноамбразурный орудийный полукапонир и др.

Остатки их еще можно было увидеть и поисковики показали то, что можно было рассмотреть в тот дождливый день. Хочется выразить благодарность поисковикам за эту экскурсию, прием и вообще за их трудную работу по сохранению памяти о войне и её героях.

9 июня 1944 года советские войска начали операцию по прорыву линии VT. Финны были застигнуты  врасплох и подавлены огнем   7500 орудий и миномётов. Кроме того, командование Красной армии извлекло достаточно опыта из предшествующих боев с финнами.  12 июня советские войска вышли к Карельскому валу  в районе Kivennapa (Первомайское) и Siiranmäki. Попытки финских войск контратаковать и задержаить советское наступление успеха не имели.

17 июня силы РККА находились уже у тыловой полосы обороны Карельского вала у бывшей Линии Маннергейма. Финские войска спешно отходили с позиций, на возведение которых они потратили три года.

На обочине дороги Рощино-Цвелодубово рядом с местом гибели экипажа Н. А. Фатеева (командир) и Ю. Л. Харитонского (эти танкисты первыми прорвали линию обороны и заживо сгорели в танке), к памятному камню- надолбу поисковики прикрепили табличку, на ней написано: «Прохожий, остановись! Рано утром 12 июня 1944 года подвижная группа 1-й Краснознаменной танковой бригады вплотную подошла к финской укрепительной полосе обороны в деревне Куутерселькя, взяв задачу преодолеть заграждения и выйти в район железнодорожной станции Мустамяки (Горьковская). Однако финны встретили группу ураганным артиллерийским огнем. В первые минуты были подбиты несколько танков, что вызвало замешательство в рядах атакующих. Встали без движения два танка Т-34 и пять Т-60. В одном из последних, по всей видимости, сдетонировал боекомплект, мелкие обломки машины до сих пор можно найти в земле в радиусе 100 метров от этого места. Командир танка Николай Афанасьевич Фатеев и механикводитель Юрий Лейбович Харитонский не смогли выбраться. Как упоминают документы, танкисты до последнего вели огонь по противнику. Группа вынуждена была отойти. Прорвать линию финской обороны у частей Красной Армии получится только через два дня».

  

Это табличка с письмом отца погибшего танкиста так трогает всех, что запоминается почти как  главное увиденное в тот день, потому что любовь отца- это вечное, это частичка Любви Отца Небесного, и поэтому связывает нас пока мы помним об этом.

"Помни войну! Пусть далека она и туманна.

Годы идут, командиры уходят в запас.

Помни войну! Это, право же, вовсе не странно:

Помнить все то, что когда-то касалось всех нас."(Юрий Визбор)

 

  

 

 Использованы материалы:

http://www.ipetersburg.ru/liniya-vt-vammelsuu-taipale/