Память великомученика Георгия Победоносца

 

6 мая (23 апреля по ст. ст.)

 

УКРОТИТЕЛЬ ЗЛА

Сегодня в православном календаре – день памяти великомученика Георгия. Этот римский воин-христианин символизирует победу над злом, воплощенным в образе отвратительного дракона. Он пронзает его высоко занесенным копьем – потому и зовется Победоносцем.

Согласно преданию, Георгий был полководцем императора Диокле­ти­ана и мученически окончил жизнь в 303 г., отказавшись отречься от веры во Христа. Сочетание христианской святости и военной доблести (включая защиту дамы, обреченной на съедение змею) делает Георгия образцом рыцаря. Крестоносцам он являлся при осаде Иерусалима (в 1099 г.) в белом плаще с красным крестом, а король Ричард Львиное Сердце считал его своим особым покровителем.

На Руси почитание Георгия Победоносца распространяется с начала принятия христианства. В 988 г. великий князь Ярослав получил при кре­щении имя Георгия, а в 1030 г. заложил недалеко от Новгорода знамени­тый Георгиевский (Юрьев) монастырь, – вероятно, древнейшую русскую монашескую обитель, возрождаемую в настоящее время. Простой народ почтительно величает святого Георгия Егорием Храбрым и делает его героем многочисленных наивных легенд; а в одном «духовном стихе» он выступает даже «устроителем земли Русской».

Особое значение в нашей истории имеет воинская функция святого Георгия. Со времен Ярослава его изображают на печатях и монетах, а при Дмитрии Донском (1359–89) он становится покровителем Москвы, – отсюда появление св. Георгия на русском государственном гербе. При царе Федоре Иоанновиче (1584–98) монету с изображением Георгия давали воинам за храбрость для ношения на шапке, а при императрице Екатерине II учрежда­ется Орден Святого Георгия (1769). Знакомый нам Георгиевский крест существует с 1913 г. Особую роль он играл как солдатская награда, причем вручался он только за подвиг, поэтому для офицера было честью получить солдатского «Георгия». Вспомним строки поэта-рыцаря Николая Гумилева, также мученически закончившего свою жизнь:

«Знал он муки голода и жажды,

Сон тревожный, бесконечный путь,

Но Святой Георгий тронул дважды

Пулею нетронутую грудь».

Знаменательно, что имя этого «патрона военных» переводится как «Земле­делец»! Это значит, что война, даже справедливая, – состояние вынужденное и ненормальное, в которое нас ввергают всё ещё многочисленные последователи Каина. Это хорошо понимал автор уникальной фрески в Георгиевской Церкви Старой Ладоги: он отказался от привычного изображения святого Георгия убийцей, пусть даже змея! Спасенная им царица Александра ведет кроткого дракона, словно котенка, на белом пояске. Бог нашел сотворенный Им мир «весьма хорошим», и с возникающим в нем злом можно бороться по-разному: либо по ветхой заповеди «око за око», либо, подражая Христу (а Он не был «непротивленцем»!), Который боролся и победил мировое Зло (пострашнее дракона!) иным способом «Ладожские» Георгий и Александра так и сделали.

У каждого из нас – свои данные Богом таланты; но все мы призваны быть «земледельцами» – то есть возделывателями нашей маленькой и хрупкой планеты по имени Земля. И от наших ума, воли и совести зависит, чтобы «драконов» на ней становилось все меньше и меньше.

 

ГЛАШАТАЙ НОВОГО ЗАВЕТА

14 мая (1 по ст. стилю) – память пророка Иеремии (VIIVI вв. до Р. Х.)

 

Всем известно понятие Новый Завет «книжном» аспекте (вторая часть Библии). Многие догадываются, что в религиозном смысле новый завет (то есть новый союз, договор) Бога с людьми совпадает с началом календарной Новой эры. Поэтому христиане сознательно противопоставляют его старому («ветхому») союзу. Но многие ли знают имя человека, впервые о нем заговорившего? И когда Он об этом заговорил?

Этого человека звали Иеремия (букв. «он будет вознесен Яхве»). Он родился в семье священника Хелкии из города Анатота (к с.-в. от Иерусалима), был призван к служению в 626 г. до н. э., а умер в Египте ок. 580 г. до н. э. Иеремия пережил закат и падение Иудейского царства, гибель Иерусалимского храма. Довольно подробные сведения о нем содержит библейская Книга пророка Иеремии, записанная, вероятно, его другом и секретарем пророком Варухом, которую тот дополнил историко-биографическим материалом.

Иеремия, имя которого значится в календаре мелким шрифтом, принадле­жит к плеяде Великих Учителей человечества. Эти религиозные реформаторы, выступив независимо друг от друга, определили уникальный исторический период – так называемое «Осевое время» (VIII–IV вв. до н. э.) (термин ввел немецкий философ Карл Ясперс). Протекавший тогда духовный процесс привел к появлению «подлинного человека» – человека такого типа, каким он пребывает и по сей день. В то время «впервые появились философы. Человек в качестве отдельного индивидуума отважился на то, чтобы искать опору в самом себе. Отшельники и странствующие мыслители Китая, аскеты Индии, философы Греции и пророки Израиля близки по своей сущности, как бы они ни отличались друг от друга по своей вере, содержанию и внутренней структуре своего учения. Человек может теперь внутренне противопоставить себя всему миру. Он открыл в себе истоки, позволяющие ему возвыситься над миром и над самим собой. <...> Это – подлинный человек, который <…> стремится к освобождению и спасению и действительно способен обрести его уже в этом мире <…>. В Осевое время произошло открытие того, что позже стало назы­ваться разумом и личностью»[2].



[1] Привычное нам слово «завет» употребляется в двух основных значениях. Во-первых, как особая религиозная реальность, восходящая к области социально-юридического опыта, как уникальный способ общения между Богом и человеком. Бог заключает берит (буквально 'союз', 'договор', 'контракт'!) сначала с одним народом, а затем, при наступлении «полноты времени» (Гал 4:4), – непосредственно со всем человечеством (в этом значении славянский термин "завет" не вполне точно передает смысл еврейского термина и может вести к недоразумениям). Но в любом случае религиозно-юридический термин «завет» пишется со строчной буквы: мы говорим, что Бог сначала заключил ветхий завет (старый союз) с Израилем, а затем, через Своего Сына, новый завет (новый союз) со всем человечеством. Во-вторых, «завет» (обязательно с определением!) – это сборник книг, отражающих историю заключения сначала старого, а затем нового союза-завета. В этом случае термины становятся "книжными" заголовками и пишутся с прописной буквы: Ветхий Завет – памятник древнееврейской (еврейская Библия) и Новый Завет – памятник раннехристианской Священной письменности, составляющие вместе два раздела христианской Библии.

[2] Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1994. С. 33–35.



Именно Иеремия, за шесть веков до Рождества Христо­ва (!), провозгласил окончательное крушение старых (ветхих) национально-политических иллюзий, погу­бивших древний Израиль, и заключение нового союза-завета между Богом и людьми на исключи­тельно духовных началах (он будет начертан в человече­ских сердцах). «Вот, наступают дни, – говорит Господь, – когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый союз (завет), – не такой союз (завет), какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; потому что тот союз Мой они нарушили, хотя Я оста­вался в союзе с ними, – говорит Господь. Но будет союз, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, – говорит Господь: Я вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Мо­им народом» (31:31–33). Этими словами завершилась допленная эпоха Израиля. Прежние устои и представления сами собой отпали. Теперь предстояло сделать из страшного урока истории правильные выводы и жить по-новому.

 

Христианство с момента возникновения жило верой в то, что ожидания Иеремии осуществились. Старое, а потому временное (!), «соглашение» (евр. берит, слав. завет)[1], заключенное между Богом и человеком через посредство одного народа, сменилось новым и вечным союзом-заветом со всеми людьми. Он заключен через воплощение, распятие и воскресение Сына Божия, ставшего Сыном Человеческим. Христос Сам указал границу между этими двумя уровнями бытия: «Это – кровь Моя нового союза (завета)». Поэтому мировая история и делится на два периода: эру до и эру после Рождества Христова, или эру ветхого (старого) и эру нового завета.

К сожалению, большинство современников Христа хотели во что бы то ни стало сохранить «ветхий» (Моисеев) союз с Богом (изгнать римлян и восстановить Израильское царство), и это привело к национальной трагедии.

Юрий Рубан, канд. ист. н., канд. богословия