Память преподобного Иоанна Лествичника

Память преподобного Иоанна Лествичника

______________________________________________________________________________

Неделя 4-я Великого поста

26 марта в 2017 году

 

Апостольское чтение на Литургии

Послание ап. Павла к Евреям 6:13–20. – Зачало 314

[Непреложность обетований Божьих]

[Братья]] 13 Когда Бог давал обетование Аврааму, то, не имея никого выше Себя, кем Он мог бы клясться, Он поклялся Собою, 14 сказав: «Воистину, благословляя, благословлю тебя и, умножая, умножу тебя» (Быт .22:16–17). 15 И Авраам, проявив долготерпение, получил обещанное. 16 Ведь люди клянутся кем-нибудь высшим себя, и клятва у них скрепляет конец всякого спора.

17 Вот потому и Бог, желая с избытком доказать наследникам обетования неизменность Своей воли, воспользовался еще и клятвой, 18 чтобы в этих двух неизменных вещах[1], в которых Богу невозможно солгать, мы нашли прибежище и обрели уверенность, крепко держась открывшейся перед нами надежды. 19 Она для нас – незыблемый и верный якорь души, она входит внутрь храма, за завесу [Святая Святых скинии], 20 куда уже вошел за нас Предтечей Иисус, став Первосвященником навеки по чину Мелхиседека (Пс. 109:4).

(Перевод архимандрита Ианнуария (Ивлиева))

 

 

Евангельское чтение на Литургии

(Евангелие от Марка 9:17–31. – Зачало 40)

[Исцеление бесноватого отрока]

[В то время] ответил Ему один [человек] из толпы: «Учитель! Я привел к Тебе моего сына, одержимого духом немым. Где бы этот дух на него ни напал, он валится наземь, на губах у него пена, зубами он скрежещет, а тело сводит судорогой. Просил я учеников Твоих, чтобы они изгнали духа, а они не смогли».

И сказал Иисус им в ответ: «О поколение, не имеющее веры! Сколько еще терпеть вас? Ведите его ко Мне».

И привели его к Нему. И когда бесноватый завидел Иисуса, тотчас дух свел его судорогой; он свалился на землю и катался с пеной на губах. И спросил Иисус его отца: «Как давно это случилось с ним?» А тот ответил: «С детства! И много раз дух бросал его и в огонь, и в воду, на погибель ему. Так помоги же нам, сжалься над нами, если Ты что-нибудь можешь!»

Но Иисус сказал: «Если ты можешь [поверить]: всё возможно тому, кто верует». И тотчас отец мальчика воскликнул со слезами: «Верую, [Господи]! Помоги моему неверию». А Иисус, видя, что сбегается народ, пригрозил нечистому духу и сказал: «Дух немой и глухой! Я велю тебе: выйди из него и впредь не входи в него!»

С воплем и сильным сотрясением всего тела дух вышел, и мальчик сделался, как труп, так что многие уже говорили, что он, мол, умер. Но Иисус, взяв его за руку, поднял; и тот встал.

А когда вошел Иисус в дом, Его ученики спрашивали Его наедине: «Почему мы не смогли изгнать его?» И сказал Он им: «Этой породы не изгнать ничем – только молитвой [и постом]».

И оставив эти места, шли они по Галилее; и Он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал; ведь Он наставлял Своих учеников и говорил им, что Сын Человеческий будет предан в руки человеческие, и убьют Его, и Он, умерщвленный, через три дня воскреснет.

 

 

 

Лестница в Небеса

Четвертое великопостное воскресенье посвящено памяти преподобного Иоанна Лествичника. («Преподобными» называют святых из монахов.) Долгая жизнь этого древнего подвижника (VI в.), проведенная у подножия священной горы Синай, была бедна внешними событиями, но богата внутренними, и это обеспечило ему историческое бессмертие. Несколько странное для слуха прозвание – Лествичник (славянское слово лествица значит просто «лестница») – он получил от названия книги – «Лествица райская». В ней духовный путь подвижника сравнивается с непрерывным восхождением по крутым ступеням «лестницы» духовного совершенствования на небо. Всего Иоанн насчитывает 30 ступеней – стадий совершенствования, по традиционному числу лет жизни Иисуса Христа до Его вступления на общественное служение. Разумеется, он писал в первую очередь для своих «коллег» монахов, но его видение жизни как дороги, ведущей по ступеням ввысь, близко каждому христианину. Впрочем, не только: психологически гениальные наблюдения синайского монаха вошли в мировую культурную сокровищницу и интересны всем духовно развитым людям.

«Лествица», читавшаяся на Руси с древнейших времен, была любимой книгой Н. В. Гоголя, с которой он, по свидетельству современников, «не расставался». Замечательно, что хрестоматийный герой гоголевской «Шинели» оказался обязан своим именем и даже особенностями характера одному из персонажей «Лествицы» – святому Акакию Савваиту, современнику Иоанна Лествичника. (Греческое имя Акакий значит «кроткий», «незлобивый».)      

Ю. Рубан

 

 

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

ОДЕРЖИМЫЕ ДУХОМ НЕМЫМ

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Евангелист Марк поведал нам сегодня о мальчике, одержимом «духом немым», который повергал несчастного больного на землю, заставлял его скрежетать зубами и цепенеть (Мк. 9:17,18). Подробное описание страшных симптомов этой жуткой духовной болезни ужасает и, как ни странно, одновременно успокаивает: со мной, – думает каждый из нас, – при всех моих грехах, ничего подобного не происходит, значит, и тяжкая духовная болезнь – одержимость «духом немым» – мне покуда не грозит. Я здоров!

Видимо, примерно так рассуждали и апостолы, когда взялись врачевать несчастного бесноватого. «И бесы повинуются нам» (Лк. 10:17), – говорили они с восторгом детей, получивших новую игрушку. А бес взял, да и не согласился повиноваться! «Род неверный» (Мк 9:19) оказался одержим тем же духом немоты и глухоты, и потому, конечно, не сумел произнести слова, которые могли бы связать бесовскую злобу, парализовать бесовское насилие. Оглушённые собой, неверные ученики не услышали то, что сказал Господь скорбящему родителю бесноватого отрока: «Если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему» (Мк. 9:23). Они пропустили мимо ушей и ошеломительный ответ несчастного отца, ответ-крик, ответ-исповедь, ответ-молитву: «Верую, Господи! Помоги моему неверию» (Мк. 9:24). Они, ближайшие ученики Христовы, в своей безупречной вере не сомневались, а потому и потерпели поражение в схватке с бесом. Если бы не так, им не было бы нужды вновь спрашивать своего Господа уже наедине, вдали от посторонних глаз и ушей: «Почему мы не могли изгнать его?» (Мк. 9:28). Потому и не могли изгнать, что оказались одержимы тем же «духом немым и глухим», потому и «удостоились» горьких слов Христовых.

Не обязательно, оказывается, испускать пену и скрежетать зубами, чтобы понять, что сам одержим этим духом немоты и глухоты. Достаточно просто не слышать ближнего, когда он молит о помощи. Потому и не слышать, что слышишь только самого себя, и занят только самим собой. Достаточно забыть, что молчание не всегда – золото, забыть, что мы, христиане, по слову апостола Петра, постоянно должны быть «готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петр. 3:15). При этом надо помнить, что ответ этот недостаточно всего лишь сформулировать словами. Верующему не в Бога, а в себя, всё кажется, что должно же иметься в наличии некое «волшебное слово», зная которое враз обратишь неверующего атеиста, и сходу изгонишь любого беса.

Вот почему, отвечая на вопрос о способе помощи ближнему, Господь напоминает Своим ученикам о посте и молитве. И пост, и молитва – всего лишь способы отказа от самого себя. Воздержание от пищи теряет смысл, если постящийся по-прежнему, как и до постного периода, глух к страданиям ближнего и нем, когда страждущий ждёт от него утешения и сочувствия. Молитва – это ведь тоже отказ от собственных прав, скажем, на сон, на отдых, на общение с друзьями. Молитва – это время принадлежащее Богу, это период, когда собственно время-то и кончается, и в нашу обезбоженную жизнь входит Вечность. Мы ведь ровно столько и принадлежим Вечности, сколько покаянно и сокрушённо молимся Богу, потому что остальное время короткой нашей жизни так или иначе мы тратим на самих себя. Вернее сказать, на самую любимую, самую лелеемую часть самого себя – на свою грешную плоть.

Молитва и пост определённо и ярко напоминают, прежде всего, нам самим, что состоим мы не только и не столько из соматических клеток, чья неизбежная судьба – истлеть в небытии. Молитва и пост возвращают нас в реальность Духа, который один наследует Вечность, который один нетленен и по-настоящему реален. Поэтому и с духами злобы успешно может сражаться лишь тот, кто научился отказываться от своих «законных прав» на отдых и еду, на признательную благодарность и воздаяние по заслугам. Молитва и пост – это то самое «отвержение себя» (Мф. 16:24) о котором мы с вами читали неделю назад, поклоняясь Животворящему Кресту нашего Спасителя.

Вот почему и молитва, и пост должны быть делом, безусловно, тайным, ибо те, кто постятся и молятся так, что подвиги их становятся известны всем, рискуют уподобиться фарисеям, о которых Господь наш сказал: «А все дела свои творят людям напоказ: делают всё шире молитвенные повязки свои и всё больше – кисти; да любят самые почетные места на пиршествах и в синагогах, и чтобы на площадях их приветствовали, и чтобы звали их люди: "равви (учитель)!"» (Мф 23:5–7).

Сам Господь, молящийся наедине (Мф. 14:23), преодолевающий искушения в Иудейской пустыне (Мк. 1:13), запрещающий облагодетельствованным разглашать о Нём народу (Мк 3:12), только однажды позволил восторженной толпе возгласить Себе торжествующую «Осанну». Только однажды Он возразил тем, кто хотел заставить замолчать ликующие крики: «Он ответил: Я говорю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют» (Лк.19.40). Мы знаем, чем всё это кончилось. Камни и на самом деле возопили, когда «завеса в Храме разодралась надвое, сверху донизу; и сотряслась земля; и расселись скалы, и отверзлись гробницы; и восстали многие тела усопших святых, и, выйдя из гробниц по воскресении Его, вошли во Святой Град и явились многим» (Мф. 27:51–53).

Вспомним об этом «во дни печальные Великого поста», «свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще» (Евр. 12:1), не забывая строгого предупреждения нашего Спасителя: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф. 6:3). Только тогда есть надежда, что «дух немой и глухой» покинет и нашу душу, и души тех, кто нам дорог. Аминь.



[1] То есть: 1) через обетование (и через исполнение Своего обещания) и даже 2) через клятву.