Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице » Новости » Память праведной Тавифы (празднование в 4-ю Неделю по Пасхе)

Память праведной Тавифы (празднование в 4-ю Неделю по Пасхе)

Память праведной Тавифы (празднование в 4-ю Неделю по Пасхе)

______________________________________________________________________________________________________________________________

22  мая (9 мая по ст. ст.) в 2016 году

Неделя 4-я по Пасхе, о расслабленном

Апостольское чтение на Литургии

Деяния Апостолов 9:32–42

[Апостол Петр исцеляет паралитика и воскрешает Тавифу]

В те дни случилось, что Петр, обходя всех, пришел и к святым[1], живущим в Лидде. Там нашел он одного человека по имени Эней, лежащего уже восемь лет (или: с восьми лет) в постели; был он расслабленный (т. е. парализованный).

И сказал ему Петр: «Эней! Исцеляет тебя Иисус Хри­стос; встань и сам перестели себе постель». И он тотчас встал. И увидели его все, живущие в Лидде и в Сароне, которые и обратились к Господу.

А в Иоппии была некая ученица[2] по имени Тавифа, что в переводе значит «серна». Она была богата добрыми дела­ми и милостыней, которые и творила.

Случилось в те дни, что она заболела и умерла. Ее обмыли и положили в верхней комнате. А так как Лидда была близ Иоппии, то ученики, услышав, что Петр находится там, послали к нему двух мужчин просить: «Не поленись зайти к нам».

Петр, встав, пошел с ними; и когда он прибыл, его повели наверх в горницу. И обступили его все плачущие вдовы, показывая хитоны и гиматии[3], какие делала Серна, живя с ними. Петр выслал всех вон и, преклонив колени, помолился. Затем повернувшись к телу, сказал: «Тавифа, встань!» И она открыла свои глаза и, увидев Петра, села.

Он подал ей руку и помог подняться, и, позвав святых и вдов, представил ее живой.

Это сделалось известным по всей Иоппии, и многие уверовали в Господа.

 

Евангельское чтение на Литургии

Евангелие от Иоанна 5:1–15

[Исцеление расслабленного]

[В те дни] был иудейский праздник [Пятидесятницы], и пришел Иисус в Иерусалим.

В Иерусалиме же близ Овечьих [ворот] есть купальня, называемая по-еврейски Бетзата («Дом милосердия») и имеющая пять крытых галерей (букв. портиков). В них лежало множество болеющих, слепых, хромых, иссохших, [ожидающих движения воды. Ведь ангел Господень время от времени сходил в купальню и волновал воду; и первый, входивший в нее после этого волнения воды, – тот выздоравливал, каким бы ни был одержим недугом.]

Там был некий человек, болевший тридцать восемь лет. Иисус, увидев его лежащим и узнав, что он так долго болеет, спросил у него: «Хочешь ли стать здоровым?»

«Господин мой, – ответил Ему больной, – у меня нет человека, который бы столкнул (букв. бросил) меня в купальню, когда в ней начинает бурлить вода. А пока я подойду, другой раньше меня спускается.»

Говорит ему Иисус: «Встань, возьми свою постель (греч. крабаттос – ложе, одр) и иди». И тотчас этот человек выздоровел, взял постель и стал ходить.

А было это в день субботний. Поэтому иудеи говорили ис­це­ленному: «Сегодня суббота; ты не должен  брать постели».

Он отвечал им: «Кто меня исцелил, Тот мне сказал: "Возьми постель твою и ходи"». Его спросили: «А кто Тот Че­ло­век, Который сказал тебе: "Возьми и ходи"»?

Исцеленный же не знал, кто Он, ведь Иисус скрылся среди людей, бывших на том месте.

Потом Иисус разыскал его в Храме и сказал: «Послушай, теперь ты здоров. Больше не греши, чтобы не стало с тобой чего хуже».

Этот человек пошел и рассказал иудеям, что исцеливший его – это Иисус.

<Потому и начали гнать иудеи Иисуса, что Он это делал в субботу. Но Он ответил им: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю». И потому тем более искали иудеи убить Его, что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу.>

 

Протоиерей Александр Мень  

Проповедь в Неделю о Расслабленном

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодняшнее Евангелие мы обычно читаем на водоосвящении, читаем слова вам всем хорошо знакомые. Вошел Господь Иисус в Иерусалим и пришел в так называемую Овечью купель — место печальное, нечистое, где лежали больные, где было много язычников. До сих пор на стенах этого бассейна сохранились языческие надписи, благодарившие богов за исцеление. Время от времени вода в бассейне вскипала, и люди, толкаясь, ругаясь и отпихивая друг друга, лезли в воду, потому что тот, кто входил первым, принимал на себя целительную силу этой воды. И чем труднее было до неё добраться, тем большие усилия старался приложить каждый. Тут были и зависть, и ненависть, и споры, и стоны больных — тяжелое, страшное место. И, наверное, многие люди старались обходить его стороной. А там было пять притворов, глубоко врытых в землю; к ним вели ступени в несколько этажей, и всюду лежали стонущие, смердящие, скорченные больные.

И Господь Иисус пришел в это царство скорби, чтобы разделить с людьми их страдания. Оглянулся вокруг, и внимание Его привлек старый, седой паралитик, лежавший без движения. Господь подошел к нему и спросил: «Долго ты лежишь тут?» И тот сказал: «Тридцать восемь лет, всю жизнь». Всю жизнь... Наверное, какие-то доброхоты прино­сили ему поесть, кто-то переворачивал его, ведь он, как труп, лежал, но не нашлось человека, который бы подтащил его к воде. А у него была единственная надежда, что когда-нибудь наступит такой год, когда он одним из первых погрузит свое тело в воду, и болезнь его оставит. И Господь сказал ему: «Так долго лежишь ты...». — «Да, тридцать восемь лет... У меня нет человека, который бы мне помог». А сам он, даже если бы и пополз, напрягая все силы, всё равно бы его обогнали другие, всё равно бы его оттолкнули.

Вот последний предел человеческого унижения: как камень лежит он в этом зловонном месте всю жизнь, брошенный всеми, больной, одинокий, и вдруг он слышит голос говорящего с ним Христа Спасителя. Он не знал, кто это такой, кто его спрашивает, он отвечает, как во сне, как в забытьи. И голос ему говорит: «Вставай, вставай, собирай свою подстилку и иди домой». И он, как во сне, начал подниматься. В руки вновь вернулась жизнь, и ноги стали все чувствовать. Человек поднялся, даже не понимая, что с ним происходит, и машинально стал собирать свою постель, не сказав «спасибо», не благодаря Бога, собрал матрац, на котором он лежал, свернул, закинул на плечи и зашагал домой.

А Господь Иисус знал, что это за человек, знал, что душа его была далеко не безупречной. Когда исцеленный шел домой и тащил свою подстилку, благочестивые люди встречали его и говорили: «Сегодня суббота, как ты смеешь нести что-то!?» По закону Божию не полагалось этого делать. А он отвечал: «Кто меня вылечил, Он мне велел, я и иду». — «А кто тебя вылечил? Кто это в субботу мог нарушить закон Божий?» — «Не знаю, — сказал он, — лица Его не видел». Потом Господь встретил его в храме и сказал: «Впредь не греши, чтобы не было тебе хуже». Старик посмотрел на Него и узнал Его, а потом пошел и рассказал, что это Иисус приказал ему в субботу нарушить закон Божий. Старик предал Того, Кто исцелил его после стольких лет тяжелой болезни, после стольких лет ожидания без надежды. Предал Господа, чтобы Его снова осуждали, чтобы на Него клеветали, чтобы говорили: «Это Он учит людей нарушать Божий закон»4.

Вот о каком событии рассказывает нам сегодня евангелист. И сразу мы видим себя, как бы лежащими вот здесь, в своих немощах и своих грехах. Каждый знает, что есть только Один, Кто может нас исцелить. И если Он нам протянет руку, то не будем мы Ему неблагодарны. Ведь это Он стал для нас живым источником воды исцеления. Подумайте: там была купель, где только редко-редко вода становилась целебной, и туда бросались отчаявшиеся люди.

У нас есть другая купель — Слово Божие, неисчерпаемый источник жизни, святое Евангелие, священная Библия, в которой заключено всё, что нужно для жизни человека. Наш источник — Святая Чаша, к которой мы подходим, молитва, жизнь наша в Церкви. И этот источник оживляется не раз в год, а всегда; каждый может приступить к нему в любое время. Только прикоснись, только пожелай, только приникни к Господу — и ты почувствуешь исцеляющую силу.

Когда годы сгибают спину, когда разлуки, огорчения, оскорбления, обиды, разочарования — всё то, что омрачает нашу жизнь, ложится на душу, как камень, когда нас точит и горе, и уныние, и пустая серость жизни, когда мы действительно похожи на мертвецов, на паралитиков, на неисцелимо больных, — вспомним, что есть у нас единствен­ное Имя, сладчайшее Имя. Это — Имя Иисуса, которое нас поднимает, и исцеляет, и оживотворяет. Аминь.

(Из сборника «Проповеди протоиерея Александра Меня. Пасхальный цикл». М., 1991. С. 49—51.)

 

«ВСТАНЬ И ИДИ!»

Постараемся ещё раз уяснить логику чередования «недель» (воскресений) Пасхального цикла. Мы помним, что две следующие за Пасхой недели посвящены событиям, непосредственно связанным с этим величайшим праздником. Сомнению неверующего (то есть неверного) апостола Фомы противопоставлены верность и любовь простых женщин-мироносиц и двух тайных учеников Иисуса Христа. В этом – глубокий смысл и назидание.

Следующие же три недели (предшествующие празднику Вознесения Господня) словно бы возвращают нас в прошлое, напоминая о трёх событиях, относящихся ещё ко времени общественного служения Иисуса Христа, протекавшего между 27 и 30 годами I века. В этих спасительных деяниях Он открыл Своё Божественное достоинство и силу. Теперь, в свете Воскресения, они вполне уяснимы как подготовитель­ные к нему ступени, – но тогда, при жизни Спасителя, воспри­нимались по-разному и не смогли вразумить даже ближайших учеников, малодушно оставивших своего Учителя.

Четвертую неделю по Пасхе Православная Церковь посвящает воспоминанию исцеления Иисусом Христом одного парализованного человека во время еврейского праздника Пятидесятницы. Исцелив безнадежно больного человека так безусловно «просто» – приказав ему встать и ходить! – Иисус Христос вновь открыл Своё Царское достоинство, показав, что Он – воистину Владыка жизни.

Этот важный эпизод священной истории напоминает нам также о тесной связи между грехом и недугом, о том, что болезнь телесная является часто следствием духовной расслабленности и неверия, и о том, что истинное исцеление даруется человеку Свыше. Почему в данном случае Христос из множества больных выбрал именно этого человека, оказавшегося явно недостойным такого дара, – мы не знаем (Ведь именно всё умножающиеся обвинения в нарушении Моисеева Закона и, наконец, в богохульстве, в том, что Иисус «делает Себя равным Богу», и послужили в конечном итоге причиной вынесения Ему смертного приговора.) Возможно, Он хотел дать этому человеку шанс осознать смысл поразившей его когда-то болезни и начать новую жизнь? «Божественная логика» нам, людям, никогда не станет до конца очевидной и «непротиворечивой». Но в евангельском повествовании мы не найдем ни одного случая исцеления человека без участия его свободной воли и осознанной веры.

В среду Недели расслабленного (в этом году 25 мая) празднуется Преполовение Пятидесятницы, – т. е. день, находящийся в центре пятидесятидневного календарного периода и как бы зримо соединяющий собой два величайших праздника подвижного цикла – Пасху (Воскресение Христово) и Пятидесятницу (День Святой Троицы). Темой Преполовения является проповедь Иисуса Христа в Иерусалиме на осеннем празднике Кущей – третьем величайшем празднике Ветхозаветной церкви.

«В последний, самый великий день праздника Иисус встал и громким голосом воскликнул: "Тот, кто жаждет, пусть приходит ко Мне! И кто верит в Меня, пусть пьет! Ибо так говорит Писание: "Из сердца его потекут реки воды живой". – Иисус сказал так о Духе, Которого получат те, кто поверит в Него», – поясняет евангелист Иоанн (7:37–39).

Вполне логично, что тема древнего библейского символа Духа-Воды получает свое продолжение и подробное истолкование в богослужениях следующей недели Пасхального цикла – Недели о самарянке (в этом году 29 мая), о чем мы будем говорить в свое время.

Ю. Рубан


[1] Неоднократно встречаемое обозначение рядовых христиан (сравни далее ученица).

[2] В отличие от евангельских учеников, лично знавших Иисуса, слова «ученик» и «ученица» употребляются в Книге Деяний для обозначения просто христиан.

[3] В античное время видов одежды было немного, прежде всего это хитон (повседневная одежда, часто переводится как рубашка) и гиматий (верхняя одежда, плащ). Здесь – в значении одежда вообще, т. е. Тавифа – универсальная швея, способная сшить как повседневное, так и верхнее платье.