Неделя 21 по Пятидесятнице

Неделя 21 по Пятидесятнице

 

29 октября 2017 году

Апостольское чтение на Литургии

(Послание к Галатам 2:16–20, – 203 зачало)

[Закон Моисея и вера во Христа]

Однако узнав, что никакой человек не получает оправдание делами закона, но только через веру в Иисуса Христа, и мы поверили во Христа Иисуса, чтобы быть оправданными верою во Христа, а не делами Закона, потому что делами Закона не будет оправдана никакая плоть. – 17Но если мы, ищущие оправдания во Христе, оказались и сами грешниками, то неужели Христос – служитель греха? – Немыслимо! 18Ведь если я вновь отстраиваю то, что разрушил, то сам себя и выставляю преступником. – 19Ибо Закон привёл меня к смерти для Закона, чтобы я жил для Бога. Я распят со Христом, 20и живу уже не я, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. [21Так неужели я отвергну Божий дар?! Ведь если оправдание может дать [Моисеев] Закон, значит, Христос умер напрасно]]

(Перевод архимандрита Ианнуария (Ивлиева))

 

Замечания к Апостольскому чтению

Сегодняшнее апостольское чтение содержит в себе ядро учения апостола Павла об оправдании верой. Если сжать до предела основную мысль этого отрывка, то она будет следующей: человека оправдывают (а, следовательно, вводят в блаженство вечной жизни) не его дела, но только вера. При этом у Павла речь идёт не об отвлеченных «добрых делах», как ошибочно думают многие, но об очень конкретных предписаниях, регламентированных Законом Моисея (Торой). Первые христиане были преимущественно из иудеев, и вместе с обрезанием («таинством» вхождения в Ветхозаветную Церковь) они принимали на себя всё «бремя» этого Закона. И для них этот вопрос был чрезвычайно актуален: отказаться от исполнения Моисеева Закона – значило признать его временный характер,что для правоверных иудеев было кощунством! Но «возмутитель спокойствия» апостол Павел, которого иудействующие христиане считали «самосвятом», не получившим материальной «хиротонии» от Христа при Его земной жизни или апостолов от Двенадцати (смотрите апостольское чтение 20-й недели, – Гал. 1:11–19) и в других своих Посланиях доказывает тщету Моисеева Закона. Он говорит, что Закон (Тора) был лишь «педагогом» (буквально «детоводителем») ко Христу, и утратил своё значение с Его приходом, потому что дела Закона не могли оправдать и примирить человечество с Богом, а, следовательно, спасти. Никакое «толерантное» согласие здесь невозможно! И далее Павел в предельно резкой форме предлагает сделать выбор между Законом и Христом: «Так неужели я отвергну Божий дар?! Ведь если оправдание может дать [Моисеев] Закон, значит, Христос умер напрасно!» (Гал. 2:21). Почему-то этот стих в сегодняшнее чтение не входит, хотя именно в нём Павел даёт ответ на свои риторические вопросы и подводит итог.

Ю. Рубан

Евангельское чтение на Литургии

(Евангелие от Луки 8:5–15, – 35 зачало)

[Притча о сеятеле]

(Сказал Господь такую притчу:)

«Вышел сеятель, чтобы сеять посев свой, и когда он сеял, часть зёрен пала возле дороги, где они были затоптаны, и птицы небесные поклевали их. А другие упали на камень, и всходы засохли, потому что не было им влаги. И ещё зёрна упали в терние, и выросло терние и заглушило их. А другие пали на землю добрую, и всходы поднялись и дали плод стократный».

Сказав это, Он воскликнул: «Кто имеет уши, чтобы слышать, – пусть слышит!»

И стали ученики Его спрашивать, что бы означала эта притча? А Он сказал: «Вам даровано познать тайны Царствия Божьего, а прочим – в притчах, чтобы они, видя, не видели, и, слыша, не разумели (Исайя 6:910)».

Вот что означает эта притча. Семя – это слово Божие; а место при дороге – это те, что услышали. Но потом приходит диавол и похищает слово из их сердец, чтобы они, уверовав, не обрели спасения. А каменистое место – это те, которые, услышав слово, с радостью его принимают, но оно не имеет в них корня; они хранят веру недолго, а во время искушения впадают в отступничество. А место в терниях – это те, которые услышали слово, но на путях жизни обуреваемы заботами, и богатством, и житейскими наслаждениями, так что плоды их не дозревают. А земля добрая – это те, которые, услышав слово, хранят его в сердце добром и чистом и благодаря постоянству приносят плод». Сказав это, Он возгласил: «Кто имеет уши слышать, – пусть слышит!»

™–—˜

 

К пониманию исторического смысла притчи о сеятеле

Священник Константин Пархоменко называет притчу о сеятеле самой «простой и одновременно… самой сложной и загадочной притчей из всех, что мы читаем в Евангелии». Разбирая её по тексту у Марка (4:1–20), он справедливо замечает, что «она оказалась гораздо глубже, нежели представляли себе прежние поколения толкователей», сводившие сказанное к незамысловатой моралистике. Её намеренно завуалированный (Самим Христом!) смысл раскрывается в контексте еврейских национально-политических ожиданий того времени.

«<…> Теперь представьте, когда Христос начал рассказывать эту притчу, как жадно впитывали её окружающие и пытались разгадать. А ломать голову было над чем. Согласно притче – сеяние началось, сеятель вышел сеять! То есть сбывается то, о чем предсказывали пророки. Кто оказывается сеятелем? Иисус! Но вот ужас для слушателей! Оказывается, этот ожидаемый сев будет не однозначно удачным, как на то надеялись евреи. У пророков не найдем упоминаний о каких-либо неприятностях во время «священной посевной». А тут… Иисус просто революцию устраивает. Он говорит, что Бог в Его лице начал сеять, да ещё и то, что многие семена погибнут или не дадут плода и засохнут…

Одно семя упало на каменистую почву, другое поклевали птицы (а птицы в Ветхом завете были синонимом язычников, или бесов). Получается, что Бог-то сеет, то есть ожидания и обещания как бы сбываются, но всё происходит совсем не так, как того ожидали иудеи.

Итак, повторю, что означает посев семени в притче Иисуса: это исполнение пророчеств – то есть совершение спасения для Израиля. Эта притча о самом главном: Бог в лице Иисуса начал сеять, как это предсказывали пророки. И теперь только от Его слушателей зависит, какое отношение будет это иметь к каждому из них: либо сев пройдет мимо них, спасение как бы обойдет их стороной, либо они его примут, оно в них прорастет и принесет обильный плод.

Но в таком случае встает вопрос о второй части притчи. Почему все Евангелисты, приводящие эту притчу, не забывают привести толкование, данное Иисусом? Отметим, очень странное толкование:Сеятель слово сеет. Посеянное при дороге означает тех, в которых сеется слово…

Причем тут слово?.. А притом, что в Ветхом Завете слово означало деятельное, динамичное исполнение обещаний Божиих. Прочитайте этот отрывок из пророка Исайи, и вам станет понятна взаимосвязь: Бог – семя – слово.

«Как дождь и снег нисходит с неба и туда не возвращается, но напояет землю и делает её способной рождать и произращать, чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест, – так и слово Моё <…> не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис. 55:10–11). (Прочтите и далее.)

<…> Притча, которую мы разбираем, исключительно важна! <…> Это, кстати объясняет тот факт, что её привели все трое синоптиков: Матфей, Марк и Лука. Никак нельзя было её опустить…

А как ещё можно выразиться о притче, в которой четко сказано: ожидаемый долгие столетия и предсказанный пророками чудесный сев начался! И теперь от каждого слушателя зависит, как он примет слово Христа, или (что то же самое) – реальность Спасения! Либо сатана (не без участия самих людей, дающих ему возможность так поступать) похитит эти драгоценные семена и они не прорастут в человеке… Либо они услышат слово Христа и устремятся за Ним, но последующие скорбные обстоятельства их отвратят от веры… Есть и те, которые услышат слово, однако «заботы века сего, обольщение богатством и другие пожелания» заглушат в них слово. Впрочем, будут и те, кто принесет великий плод. Кто обратится ко Христу, и в ком это обращение произведет реальное преображение.

Иисус ставит вопрос ребром: та история, которую ждут иудеи, – их вымысел. Вот сейчас – именно сейчас! – возвещается другой сюжет истории, и Он – Иисус – главное действующее лицо этого сценария. Не происхождение, не национальность – твой козырь, то, что тебя спасёт и спасёт как бы помимо твоих личных усилий, а то, как ты отнесёшься к возвещаемому Иисусом слову! Потому что слово это – есть слово Спасения… То, что возвещает Христос, и есть долгожданное Спасение! Вот центральный пункт этой притчи.

Он настолько радикален, что мысль эту нужно высказывать завуалированно, непрозрачно. Она и на самом деле высказана не совсем понятно. К думающим людям Иисус обращает слова: «Кто имеет уши слышать, да слышит!» Это выражение означает, что нужно быть внимательным, чтобы уловитьто важное, что Иисус хочет им сообщить.

Но не все люди умны и адекватны в своем поведении. Кое-кто может сделать неправильные выводы из притчи и это спровоцирует нестроения, восстания, которые могут плохо окончиться. Именно поэтому Христос говорит Апостолам и такие слова: «Вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним – всё бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, да не обратятся, и прощены будут им грехи…»

Этот загадочный пассаж, совершенно непонятный в Синодальном переводе, правильнее перевести так: «Вам – дана тайна Царствия Божия, тем же, которые вне, – всё дается в притчах. Чтобы смотрящие – смотрели и не увидели, слышащие – слышали и не понимали; чтобы не обратились они, и [или: но, несмотря на это] было прощено им».

Привычный Синодальный перевод затемняет смысл, тогда как из точного перевода явственно следует, что Христос намеренно не говорит массе, толпе, окружающей Его, прямую Истину, чтобы не спровоцировать людей (особенно иудейскую верхушку) на неадекватные действия. Помните, в притче о наглых виноградарях <…> сказано, что Христа хотели схватить. Когда всё поизносится слишком откровенно, то многие могут действовать слишком поспешно и резко. А для этого ещё не время… Христос рассказывает притчу, чтобы её запомнили, чтобы её пересказывали и она была… миной замедленного действия. Чтобы не сейчас, а позже, когда Он совершит искупительную Смерть и Воскресение, когда пружина Истории начнет стремительно распрямляться, – люди вспомнили всё это и им открылась истина.

Как в детективном романе многие части кажутся бессмысленными, пока не произойдет кульминация, когда не будет сказано: кто есть кто, и всё это не осветит все элементы повествования и всё не станет до шока поразительно очевидным, – так и здесь… Христос не хочет, чтобы люди в своей массе сразу поняли притчу. Поэтому притча как бы и понятна, и одновременно непонятна. <…>».

(Полный текст см.: http://azbyka.ru/forum/blog.php?b=1112)