ПОСЛЕДНИЙ АККОРД РОЖДЕСТВА

ПОСЛЕДНИЙ АККОРД РОЖДЕСТВА



Тропарь

Радуйся, благодатная Богородица Дева: ведь из Тебя воссияло солнце Правды – Христос Бог наш, просвещающий находящихся во тьме. Веселись же и ты, праведный Старец, принявший в свои объятия Освободителя душ наших, дарующего нам Воскресение.

 
 

 

Отношению к празднику Сретения способствует то, что он отодвигается на второй план темами подготовительных недель Великого поста (на которые чаще всего приходится), а многими людьми и вовсе воспринимается в качестве сезонного ориентира.

У нас верят, что «в Сретенье зима с летом встретилась»; аналогично и на Западе («День сурка», 2 февраля по новому стилю). И вряд ли кто-то сейчас переживает Сретение как «отдание» великого торжества Рождества-Богоявления, сопоставимое с Пасхой, о чём некогда с восторгом писала Этерия (паломница)... 

«Сороковой день от Епифании (quadragesimae de Epiphania) празднуется здесь с большой честью. В этот день бывает процессия в Ана́стасис , и все шествуют, и всё совершается по порядку с величайшим торжеством, как бы в Пасху. Проповедуют все пресвитеры, и потом епископ, толкуя всегда о том месте Евангелия, где в сороковой день Иосиф и Мария принесли Господа в Храм, и узрели Его Симеон и Анна пророчица, дочь Фануила, и о словах их, которые они сказали, узрев Господа, и о приношении, которое принесли родители. И после этого, отправив всё по обычному порядку, совершают Литургию, и затем бывает отпуст».


Названия праздника и его календарный статус

Неразрывное соотношение трех важнейших событий, ставших основой праздника, – ритуальное очищение Богоматери, представление Её Сына Богу и встреча с двумя ветхозаветными праведниками – воплотилось в трёх основных названиях праздника: Purificatio Mariae (Очищение Марии), Praesentatio Domini (Представление Господа) и Встреча Господа (Υπαπαντὴ του̃ Κυρίου). На Востоке превалировал момент этой непредусмотренной Законом и неожиданной Встречи, ставшей символом встречи Ветхого и Нового Завета, на Западе долго доминировала мариологическая символика.
В западных Месяцесловах название праздника несёт историческую память о древней процессии с факелами (свечами), вошедшую некогда в его богослужебный устав (Lichtenprozession); отсюда – «Светлая обедня» (Lichtmess, Candlemas). Вероятно, благодаря словам праведного Симеона – «...свет во откровение всем людям» – тема света доминирует в испанском и французском названиях: «Candelor, Chandeleur», то есть просто «Светильник».
Источники свидетельствуют, что с момента своего возникновения праздник Сретения Господня, несмотря на различные названия, – господский по своему характеру (что подтверждают и его древнейшие формуляры, как восточные, так и западные). Тем не менее, на Западе он долго рассматривался как праздник богородичный, что связано с его первоначально апологетической ролью – необходимостью вытеснить языческую традицию очистительных жертв, совершавшихся женщинами как раз в феврале. Лишь в Миссале 1970 года он получил название – Praesentatio Domini вместо Purificatio Mariae, – что придаёт ему характер господского праздника, если пользоваться нашей терминологией.

 

ПОСЛЕДНИЙ АККОРД РОЖДЕСТВА

Праздником Сретения Господня завершается цикл литургических торжеств и воспоминаний, посвященных прославлению явившегося в мир Богочеловека Иисуса Христа.
Историческая цель и догматический смысл всех этих торжеств состоит не только в том, чтобы вспомнить во всех подробностях знаменательные факты земной жизни Иисуса Христа, но – как замечательно сказал известный литургист Берна́р Ботт – прежде всего в том, «чтобы выявить, понять и, насколько возможно, пережить тайну Слова, ставшего плотью». При этом «византийские рождественские проповеди подчёркивают, что Рождество воспоминает не прошедшее событие, но всеохватывающую тайну спасения, явленную в рождении Иисуса. Христос должен родиться в каждом христианине, каждый должен принять Его в Причащении, как ясли приняли Его в Вифлееме».

 
История богослужебного становления Рождественского цикла весьма сложна и, из-за скудости источников, относящихся к первым векам христианства, вряд ли будет выяснена до конца. Исторически достоверно лишь то, что из некоего «синтетического» праздника Теофании, включавшего в себя целый ряд смысловых аспектов, вырастает постепенно цикл исторических воспоминаний:

-Рождество в Вифлееме,

-Явление народу и Крещение на Иордане,

-Встреча (Сретение) в Иерусалимском храме.

  

В него включены и менее торжественные праздники – производные от этих основных.

В настоящее время эти торжества воспринимаются нами как отдельные по смыслу воспоминания; но в древности на Востоке Теофанию праздновали сорок дней (как мы сейчас празднуем Пасху), а своеобразным богословским «резюме» и богослужебным «отданием» праздников рождественского цикла был праздник Сретения Господня.

При этом он имел чрезвычайно высокий (в отличие от современного) литургический статус: недаром же Этерия сравнивает его с Пасхой! О том же в риторически изысканной (хотя и несколько тяжеловатой) манере говорит и совершитель этого праздника пресвитер Иси́хий Иерусалимский (V в.). По его словам, «не ошибётся тот, кто призна́ет его [Сретение] праздником праздников, субботой суббот, назовёт [его] святая святых. Ибо здесь сосредотачивается всё таинство воплощения Христова, объясняется таинство воплощения Единородного Господа: в нём Младенец Христос был возвеличен и Богом исповедан, и, сидящий на руках [Симеона], как на престоле, был явлен Он – Творец нашего естества».
Здесь – апофеоз литургического прославления важнейшего (наряду с Воскресением) догмата христианства – Боговоплощения и Вочеловечения.

Полный текст книги "ОТ РОЖДЕСТВА ДО СРЕТЕНИЯ" кандидата исторических наук, кандидата богословия, доцента СПбГУ Юрия  Рубана на сайте:

 https://azbyka.ru/forum/xfa-blog-entry/ot-rozhdestva-do-sretenija.2146/#sretenie_gospodne

Использованы картины профессора флорентийской Академии художеств Чезаре Муссини для Исаакиевского собора