Покров Пресвятой Богородицы

Покров Пресвятой Богородицы

Память преподобного Романа Сладкопевца († ок. 556 г.)

1/14 октября

 Тропарь праздника

Сегодня мы, правоверные люди, торжественно празднуем, благословляемые Твоим, Богоматерь, посещением. И, взирая на Твой пречистый образ, с умилением восклицаем: «Покрой нас Своим честным покрывалом и избавь нас от всякого зла, умоляя Сына Своего, Христа Бога нашего, о спасении душ наших!»

 Праздник Покрова – один из самых почитаемых на Руси, о чём свидетельствует и количество Покровских храмов, и количество людей с «поповской» фамилией Покровский. (Дело в том, что до середины XIX века отличившиеся выпускники Духовных семинарий получали фамилии в честь самых главных праздников.) В то же время многие плохо представляют себе сам смысл термина «покров», да и сама история праздника всё ещё недостаточно изучена. Обратимся к историческому событию, традиционно лежащему в его основе.

В X столетии Византийская империя, теснимая своими энергичными восточными соседями, вновь оказалась на грани гибели. Константинополь внезапно был осажден «варварами» (в том числе и язычниками-россами), а греческое войско не успело вернуться из дальнего похода. Поэтому отчаявшимся людям оставалось лишь надеяться на небесную помощь.

    Во Влахернском храме, где хранилась бесценная реликвия – риза Богоматери и часть Её пояса – совершалось беспрерывное моление. Однажды ночью стоявшие там Андрей Юродивый и его духовный ученик Епифаний удостоились чудесного видения. Невидимая для остальных, явилась им «величественная Жена, идущая от царских врат со страшною свитою, из которой честный [Иоанн] Предтеча и Сын Грома (апостол Иоанн Богослов. – Ю. Р.) поддерживали Ее своими руками. <...> Преклонив колени, Она долго молилась, обливая слезами Свое боговидное и пречистое лицо. <...> По окончании молитвы сняла с Себя наподобие молнии блиставшее покрывало (мафорион), которое носила на пречистой главе Своей, и, держа его с великой торжественностью Своими пречистыми руками, распростёрла над всем стоящим народом. Чудесные эти мужи (Андрей и Епифаний) довольное время смотрели на это распростёртое над народом покрывало и блиставшую наподобие молнии славу Господню. И, доколе была там Пресвятая Богородица, видимо было и покрывало. По отшествии же Ее, сделалось и оно невидимо. Но, взяв его с собою, Она оставила благодать бывшим там».

Это было знаком надежды на спасение. Действительно, вскоре, устрашенные необъяснимыми небесными знамениями, «варвары» сняли осаду и в страхе бежали. Событие это датируется приблизительно 930 годом.

На Руси исторически конкретный смысл «покрова-защиты» жителей Константинополя неизмеримо расширился, и он стал восприниматься как «Покров Богоматери над Русской землей» – местом особого почитания Царицы Небесной.

Сам праздник Покрова появился на нашей земле, вероятно, в XII веке. При этом считается (но теперь подвергается сомнению), что первым Покровским храмом стал шедевр древнерусской архитектуры – знаменитый храм Покрова на Нерли. Вообще же календарная история праздника до сих пор недостаточно исследована, хотя существует немало работ. Тем не менее, ясно, что традиционная (горделивая!) точка зрения на то, что это «чисто русский праздник», введённый почему-то князем Андреем Боголюбским (а не церковным Священноначалием?) и будто бы незнакомый грекам и другим христианам, – ошибочна.

Достаточно вспомнить об обстоятельствах появления первого – и единственно дозволенного церковным Уставом! – акафиста «Взбранной Воеводе...». Этот шедевр церковной поэзии иногда приписывается святому Роману Сладкопевцу, жившему ещё VI веке; поэтому он и изображается на некоторых иконах Покрова. И память его тоже сегодня! Ученые указывают на почитание в византийской традиции мафориона, головного покрывала Пресвятой Девы, и предполагают, что даже сама дата празднования Покрова была привязана ко дню памяти Романа Сладкопевца, воспевшего Богоматерь (а не наоборот!). Да и сама служба на Покров имеет сходство с богослужением на праздник Положения ризы Богородицы во Влахернском храме (2/15 июля) и с текстом знаменитого акафиста Божией Матери.

Греки и западные христиане тоже прославляют Богородицу как свою Защитницу и Покровительницу (было бы странно в этом сомневаться!) вне зависимости от единичного и локального константинопольского события X столетия. Общий для всех христиан смысл праздника – милосердная защита Богородицей людей, города, страны – выразился у нас в символе Покрова, у греков – в символе Скепе (Защита, Прикрытие), у католиков – в символе Pallium’а, т. е. Плаща Богородицы.

У многих возникает вопрос: а что же именно Богоматерь распростёрла над народом? На некоторых иконах можно видеть длинную узкую ленту. Неужели это архиерейский омофор?

К сожалению, эта грубая ошибка до сих пор тиражируется не только в иконографии праздника, но и удерживается в богослужебных текстах («покрый нас Своим омофором» и др.). Божия Матерь – не епископ и тем более не дьякон, торжественно носящий на поднятых руках омофор в определённые моменты архиерейской Литургии. В греческом житии Андрея Юродивого стоит слово мафорион; это – большой женский платок-покрывало, закрывающий голову, плечи и спускающийся вниз.
Простой русский народ, не слишком обременяющий себя богословскими знаниями, переосмыслил «покров», ставший важной календарной вехой, как нельзя более прагматично. Это – окончание сельской страды, время свадеб, первое зазимье. «Батюшка Покров (так! – Ю. Р.), покрой мать сыру землю и меня молоду! Бел снег землю прикрывает: не меня-ль молоду, замуж снаряжает? Батюшка Покров, покрой землю снежком, а меня, молоду, женишком!» – припевают истомившиеся красные девицы. Понять их можно, особенно сейчас, когда иного «молодца» трудно отличить от девицы. Желаем не отчаиваться и ждать своего достойного суженого. Быть может, он ещё появится в «крещенский вечерок»?

Для любознательных: Александров А. Об установлении праздника Покрова Пресвятой Богородицы в Русской Церкви // ЖМП. 1983. №№ 10 и 11; Плюханова М. Б. Сюжеты и символы Московского царства. СПб., 1995 (приложение: История вопроса о происхождении праздника Покрова).

 

Ю. Рубан

(Статья публикуется в октябрьском номере газеты «Приход»)