Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице » Новости » Христианская Пятидесятница: событие и праздник

Христианская Пятидесятница: событие и праздник

Христианская Пятидесятница: событие и праздник

 

 

Почти две тысячи лет тому назад, в день еврейской Пятидесятницы, мир воспринял тайну Триединого Бога: Ветхий Завет знал Единого Бога, положившего основание Ветхозаветной Церкви; Сын, воплотившись на земле, создал Церковь Нового Завета; Дух Святой открыл её историческое время и действует в ней «до скончания века». Поэтому праздник рождения Христианской Церкви именуется Днём Святой Троицы.

Богословское учение о взаимоотношении Лиц Святой Троицы было окончательно сформулировано ещё в IV веке, в период ожесточенных тринитарных споров, вызванных лжеучением Ария Александрийского, и закреплено в Никео-Цареградском Символе веры. Но далеко не всем известно, что первые храмы во имя Святой Троицы появились в христианском мире гораздо позднее, не ранее XII века, причем, сначала на Западе (вопрос требует специальных изысканий). Вскоре, в 1335 году, скромный инок Сергий построил первую на Руси деревянную Троицкую церковь посреди глухого Радонежского бора, ставшую основой будущей Троице-Сергиевой Лавры, – центра духовной жизни России.

Празднику Пятидесятницы предшествует Троицкая родительская суббота – день поминовения усопших. В самый день праздника, обычно сразу после Литургии, совершается Вечерня, на которой читаются три молитвы, обращенные к Триединому Богу. В это время, впервые после Пасхи, все становятся на колени.

Ко Дню Троицы храмы и дома у нас убираются деревцами, травой и цветами. Этот красивый обычай связан с историческим воспоминанием обрядов ветхозаветной Пятидесятницы, – принесением Богу зеленеющих начатков жатвы, а также и с русской народной традицией проводов весны и встречи лета.

 Первый понедельник после Пятидесятницы именуется Днём Святого Духа. Он является как бы продолжением праздника Святой Троицы и посвящён особому чествованию Её Третьего Лица. С этого же дня начинается первая седмица по Пятидесятнице; она именуется «сплошной», потому что пост в среду и пятницу отменяется. А с понедельника второй седмицы начинается Петров пост.

Явление Трех Странников библейскому патриарху Аврааму у Мамрийского дуба (дубрава Мамре близ Хеврона), изображаемых обычно в виде ангелов, понимается христианскими богословами как прикровенное явление в ветхозаветном мире Святой Троицы. Этот знаменательный эпизод библейской истории, имевший место почти четыре тысячелетия тому назад, породил замечательный иконографический тип «Троицы ветхозаветной», вершиной которого стала икона «Троица» кисти преподобного Андрея Рублева.

 Праздником Святой Троицы завершается Пасхальный период, и последующие недели (то есть воскресенья) просто нумеруются в богослужебном календаре как "недели по Пятидесятнице". (Лишь некоторые из них имеют индивидуальные названия.)

Через неделю после Троицы, с понедельника, начинается "Петров пост" (в этом году с 16 июня), учреждённый в честь памяти двух величайших апостолов ("посланников") Христовых – Петра и Павла, и служит подготовкой к их чествованию. Он заканчивается 11 июля, в канун их праздника.

ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ

Согласно библейской Книге Бытия, Вавилонская башня, – это циклопическое сооружение, «высотою до небес», безуспешно возводимое в земле Сеннаар (Быт 11:1–9) послепотопным человечеством, сохранявшим первоначальную языковую общность.

Реальным прототипом Вавилонской башни является многоярусная, пирамидальной формы, ступенчатая башня (зиккурат) главного храма Вавилона, посвященного его покровителю – богу Мардуку, а также месопотамские зиккураты других городов. В Вавилоне башню называли Этеменанки ("основание неба и земли"). Во время окончательной редакции Пятикнижия (V в. до н. э.), в состав которого вошло это сказание о башне, многие зиккураты, насчитывавшие многовековую историю, были заброшены и имели полуразрушенный вид. Анонимный библейский автор, живший в Месопотамии, воспринял это как изначальную «недостроенность». При этом западносемитское название города (Баб Эл, "Врата бога") толкуется им игрой сходного слова со значением "смешивать". До систематических раскопок в Месопотамии (с XIX века) Вавилонская башня изображалась обычно в виде конусообразного сооружения, опоясанного лестницей (Питер Брейгель Старший и др.).

Быть людьми «одного языка» по древневосточной терминологии означает входить в одну империю. Башня и город означают богоборческую цивилизацию, построенную на насилии. Но земной град, задуманный как вызов Небу, обречен на крушение: задуманный его строителями как памятник вечной славы, он, напротив, получает в истории бесславное имя.

Самоуверенные строители Вавилонской башни питаются сознанием не только единства, но и своей исключительной единственности. Поэтому отсутствие другой человеческой общности, и, следовательно, самой возможности альтернативных решений, приводит к идее самодостаточности и непогрешимости, питает поднимающуюся гордыню, которая влечет к выходу за границы, определяемые здравым смыслом. Это определяет смысл наказания. Господь не отказался от людей, но, увидев, что они не готовы к подлинному, свободному единству, нарушил это изначальное природно-эмпирическое, даром полученное единство языка-культуры, дав каждому народу возможность пройти свой неповторимый исторический путь в мировой истории.

Главный урок библейской истории Вавилонской башни – в выборе культурно-языкового плюрализма как нового пути человека, в выдвижении идеи создания нового единства в многообразии, нового братства людей. Со сказанием о вавилонском «смешении языков» символически соотносится рассказ о «слиянии языков» в день Пятидесятницы (см. выше) в Иерусалиме (Деян. 2 гл).

 Бог, некогда разделивший языки и людей в Вавилоне, теперь призывает их к единству в Иерусалиме, даруя представителям многоязычной Римской империи некий «общечеловеческий язык».

Изречения «вавилонское столпотворение», «смешение языков» или просто «Вавилон» стали нарицательными во многих языках.

Лит.: Топоров В. Н. Пространство культуры и встречи в нем // Восток – Запад: Исследования. Переводы. Публикации. Вып. 4. М., 1989; Трубецкой Н. С. Вавилонская башня и смешение языков // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. 1990. Т. 49. № 2 (март–апрель). С. 152–160; Кленгель-Брандт Э. Вавилонская башня: Легенда и история. М., 1991; Афанасьева В. К. Шумерский миф о праязыке // Эрмитажные чтения 1986 – 1994 годов памяти В. Г. Луконина. СПб., 1995. С. 154–158.

Ю.И. Рубан кандидат богословия, кандидат исторических наук

фотографии Владимира Нифонтова