Неделя Ваий (Пальмовых ветвей)

Неделя Ваий (Пальмовых ветвей)

Вход Господень в Иерусалим

13 апреля в 2014 году

Тропарь праздника

Уверяя [всех] в общем воскресении, Ты, Христе Боже, перед Своими страданиями воскресил из мёртвых Лазаря. Поэтому и мы, как еврейские дети, носящие в руках символы победы [пальмовые ветви], восклицаем Тебе, Победителю смерти: «Осанна в небесах! Благословен Идущий во Имя Господне!»

Иной тропарь

Будучи погребены с Тобою в Крещении, Христе Боже наш, мы через Твоё воскресе­ние удостоились бессмертной жизни и, воспевая, вос­клицаем: «Осанна в небесах! Благословен Идущий во Имя Господне!»

Кондак праздника

На небесах восседая на престоле, по земле шествуя на молодом осле, Ты, Христе Боже, принял хвалу от ангелов и прославление от детей, восклицавших Тебе: «Благословен Ты, идущий призвать к Себе Адама!»

 

Апостольское чтение на Литургии

Послание ап. Павла к Филиппийцам 4: 4–9

[Радость в Господе]

Братья, радуйтесь в Господе всегда; и снова скажу: радуйтесь!

Доброжелательность ваша да будет известна всем людям. Господь близко.

Не заботьтесь ни о чем, но во всём — в молитве и прошении с благодарением — открывайте просьбы ваши к Богу. И мир Божий, превосходящий всякий ум, будет охранять сердца ваши и мысли ваши во Христе (=Мессии) Иисусе.

В остальном, братья мои, обо всём, что истинно, что почтенно, что праведно, что чисто, что дружественно, что благозвучно, — если только это добродетельно и похвально, — об этом размышляйте.

Всё то, чему вы научились, что переняли, и услышали, и увидели во мне, — то исполняйте; и Бог мира будет с вами.

Евангельское чтение на Литургии

Евангелие от Иоанна 12:118

[Вечеря в Вифании. Вход Господень в Иерусалим]

За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Ла­зарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила. Лазарь же был одним из возлежа­щих с Ним. Тогда Мария, взяв фунт мира из нарда чистого, многоцен­но­го, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира.

Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, которому предстояло предать Его, сказал: «Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?» Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор и, имея денежный ящик, брал то, что туда опускали.

Сказал тогда Иисус: «Оставьте ее; она сберегла это на день погре­бения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда».

Узнало тогда много народа из иудеев, что Он там, и пришли не только ради Иисуса, но чтобы и Лазаря увидеть, которого Он воскре­сил из мертвых. Первосвященники же решили убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса.

На другой день много народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали:

Осанна! Благословен грядущий во имя Господне

и Царь Израилев! (Псалом 117:25–26)

Иисус же, найдя осленка, сел на него, как написано:

Не бойся, дочь Сиона!

Вот, Царь твой грядет,

сидя на молодом осле. (Захария 9:9) 

Ученики Его сначала не поняли этого; но когда был прославлен Иисус, тогда они вспомнили, что так было о Нем написано, и это сдела­ли Ему. Итак, свидетельствовал народ, который был с Ним, когда Он вы­звал Лазаря из гробницы и воскресил его из мертвых. Потому и вышел Ему навстречу народ, ибо услышали, что Он сотворил это знамение.

Ю. Рубан

О смысле праздника

"Вербное Воскресенье" – так обычно называют в народе праздник Входа Господня в Иерусалим. Православные христиане спешат в храмы с пучками пушистых верб. Нас охватывает радостное предчувствие: через неделю – Пасха! Но при чем здесь вербы, о которых ничего не знали евангельские герои? Каков вообще истори­ческий смысл праздника? Обратимся к евангельской истории.

Ранняя весна 30 года от Рождества Христова (разумеется, люди ещё не знают, что уже живут в Новой эре!). В Иерусалим прибыл военный губернатор – префект Иудеи Понтий Пилат, чтобы наблюдать за своими мятежными подданными. Скоро еврейская Пасха, и за шесть дней до неё Христос направляется к городским воротам, словно бы желая воссесть на принадлежащий Ему царский престол; при этом Он впервые позволяет называть себя Царем. Это – последняя попытка обратить людей от политических заблуждений, указав истинный характер Своего Царства "не от мира сего". Поэтому под Иисусом не боевой конь, но кроткий осел, символизирующий мир. А люди размахивают пальмовыми ветвями и кричат осанна! ("спасай нас!"). Они ждут, что Он явит божественную силу, ненавистные римские оккупанты будут уничтожены – и придёт вечное Мессианское Царство. Но Христос не будет истреблять римские легионы или даже «мирным путем» изменять политическое устройство мира. Это бессмысленно, если нет обновления нравственного. Подобные попытки оборачиваются ещё большей бедой.

Пройдет четыре дня, и неверные ученики в страхе разбегутся из но­чного Гефсиманского сада, оставив связанного Учителя в руках стражи; а толпа, ныне приветствующая Мессию восторженными криками, будет в озлоблении вопить: "Распни, распни Его!" Он обманет её надежды...

Подражая современникам Христа, мы тоже встречаем Его с зелеными ветвями в руках. Христиане Востока – с ветвями финиковых пальм, лавра, цветами. У жителей Севера они поневоле заменяются вербами – первыми зеленеющими деревьями. Они освящаются в канун праздника, на Всенощном бдении, после чтения Евангелия. В народе получили распространение различные "вербные" обычаи и обряды: хранить освященную в церкви вербу в течение года, украшать ей дома­шние иконы и ставить на подоконники, приносить на могилы родственни­ков, окроплять вербной кистью, смоченной в святой воде, домашний скот, есть вербную кашу, сваренную с едва распустившимися почками ивы и ее сережками. "И тех же верб сквозные прутья, / И тех же белых почек вздутья / И на окне, и на распутье, / На улице и в мастерской..." (Б. Пастернак). В последнее время православный обычай приходить в храмы с вербами наблюдается и у российских католиков.

В России в XVII столетии в этот день совершался красочный обряд "Шествия на осляти". Особенным великолепием он отличался во времена патриарха Никона (1652–1658) и царя Алексея Михайловича. Шествие начиналось от Царской площади у Покровского (Василия Блаженного) собора, в котором патриарх и царь облачались в шитые золотом и жемчугами ризы. На Лобном месте происходила раздача ветвей вербы и даже настоящих пальмовых ветвей, привозившихся из Персии. Затем, по сообщению гостя из Курляндии Якова Рейтенфельса, "царь, пешком, ведёт лошадь (вместо осла), на которой сидит патриарх, за красный повод, в Кремль. Впереди же всех едет повозка, везомая лошадьми в великолепных попонах, на которых стоят искусственные деревья, обильно увешанные цветами и плодами. На ветвях их сидят несколько маленьких мальчиков, наряженных ангелами, и весело приветствующих пением осанна!"

Впереди царя шли стольники, а окружали его бояре, окольничие и думные дворяне. Патриарх во время шествия осенял народ крестом. За ним шли церковные иерархи в богатейших облачениях. Церемонию заключали гости. Шествие тихо приближалось к Спасским воротам. В это время начинался общий звон, как в Кремле, так и по всем многочисленным московским церквам, и продолжался до вступления царя и патриарха в Успенский собор. Гудел воздух над столицей, и благовест разносился на много верст вокруг!

В 1683 году "осля" под патриархом вел одиннадцатилетний Петр Алексеевич; затем, до 1693 года включительно, его водили оба брата-со­правителя, Петр и Иван, после чего свидетельства о шествии исчезают. Повзрослевший Петр уничтожил это действо, считая его для себя унизительным, а вскоре упразднил и само патриаршество на Руси.

Минуло более трех столетий, кардинально изменились (будем надеяться – навсегда) взаимоотношения Церкви и государства, и сейчас нет препятствий к совершению красочного "Шествия на осляти". Остается лишь открытым вопрос: кто поведет осла под Патриархом?

 Фото Владимира Нифонтова