Неделя о блудном сыне

Неделя о блудном сыне

 

28 февраля в 2016 году

 


Апостольское чтение на Литургии[1]

Первое послание ап. Павла к Коринфянам 6:12–20 – Зачало 135– 2

[Наше тело – Храм Божий]

12а – «Мне всё позволено!»

12б – Но не всё полезно.

12в – «Мне всё позволено!»

12г – Но ничто не должно властвовать надо мною.

13а – «Пища для чрева, и чрево для пищи. Бог же и то и другое уничтожит».

13б – Но тело не для блуда, а для Господа, и Господь для тела. 14 Бог же и Господа воскресил, и нас воскресит силою Своею. 15 Разве вы не знаете, что ваши тела – члены Тела Христа? Так неужели я, взяв эти члены у Христа, сделаю их членами тела блудницы? Немыслимо! 16 Или вы не знаете, что тот, кто прилепился к блуднице, стал одним телом с нею? Ибо сказано: «Будут двое одной плотью». 17 Но тот, кто прилепился к Господу, стал одним Духом с Ним. 18 Бегите от блуда!

18б – «Всякое прегрешение совершается человеком вне его тела!»

18в – Но тот, кто блудит, грешит против собственного тела. 19 Или вы не знаете, что ваше тело – храм Святого Духа, Который в вас, Которого вы получили от Бога, и что вы принадлежите не себе? 20 Ибо вы были куплены за дорогую цену. Так прославьте же Бога вашим телом[2].

 

Евангельское чтение на Литургии

Евангелие от Луки 15:11–32 –  Зачало 79  

[Притча о блудном сыне]

У некоего человека было два сына. И вот младший сын сказал отцу: "Отец, выдай мне ту долю семейного достатка, которая мне причитается!" И тот разделил между ними свое имущество.

По прошествии немногих дней младший сын, забрав всё, уехал в дальнюю страну и там, ведя жизнь беспутную, промотал весь свой достаток. А когда он всё истратил, в стране той случился сильный голод, и нужда стала для него чувствительна. Он пошел и нанялся к одному из жителей той страны, и тот послал его на свои пастбища пасти свиней. И он рад был бы поесть досыта хоть рожков, какими кормились свиньи, но никто ему не позволял.

И тогда он, придя в ум, сказал себе: "Сколько работников у моего отца получают еду в изобилии, а я тут погибаю с голоду! Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: Отец! Я согрешил против Неба и против тебя; я уже недостоин называться твоим сыном; пусть я буду для тебя, как один из твоих работников!" И он встал и пошел к своему отцу.

Еще издали увидел его отец, и сердечно сжалился над ним, и побежал навстречу, и кинулся ему на шею, и поцеловал его. 

А сын сказал ему: "Отец! Я согрешил против Неба и против тебя; я уже недостоин называться твоим сыном!"

Но отец сказал своим рабам: "Скорее несите сюда лучшую одежду и наря­дите его, и наденьте ему на руку перстень, а на ноги – обувь! Да возьмите из стада откормленного теленка и заколите; будем пировать и веселиться! Вот ведь, этот мой сын был мертв – и ожил, пропадал – и нашелся!" И стали они веселиться.

А старший сын его был в поле; подходя на обратном пути к дому, он услышал музыку и пляску, подозвал одного из рабов и спрашивал, что бы это значило. Тот сказал ему: "Это вернулся твой брат, и твой отец заколол откормленного теленка, на радостях, что нашел его в добром здравии". А он осерчал и не хотел входить.

Но отец, выйдя, стал его приглашать. Тогда он сказал в ответ отцу: "Вот, я столько лет служу тебе и никогда не ослушался веления твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы я мог попировать с друзьями. А как вернулся этот твой сын, который проел твоё имущество с блудницами, – для него ты заколол откормленного теленка!"

Но тот сказал ему: "Чадо! Ты всегда со мною, и всё моё – твоё; но надо было веселиться и ликовать, что этот твой брат был мертв и ожил, пропадал и нашелся". 

Замечание к апостольскому чтению

Процитированный выше в качестве апостольского чтения этой недели отрывок (1 Кор. 6:12–20) всегда вызывал большие затруднения у толкователей. Следуя анализу наиболее серьезных современных экзегетов, представим этот фрагмент в виде воображаемого диалога. Курсивом в кавычках выделены реплики воображаемого оппонента апостола Павла, которые он цитирует в своем Послании. Для правильного понимания текста надо учитывать следующее. «Диатрибы (беседы) – один из излюбленных приемов античной письменности, начиная от диалогов Платона. Диатрибы у апостола Павла, как правило, – беседы с воображаемым оппонентом, воспроизводившие в литературной форме те реальные диспуты, которые апостолу приходилось вести в его энергичной и дерзновенной миссионерской деятельности. Диатрибы сродни риторическим вопросам и ответам на них. <…> С сожалением приходится констатиро­вать тот факт, что стилю писаний апостола Павла, да и вообще стилю Священного Писания на протяжении долгой истории изучения и толкования Библии практически не уделялось никакого внимания. [Это невнимание] отражалось и на библейских переводах <…> и на толкованиях. Например, далеко не всегда было ясно, где в посланиях апостола Павла говорит он сам, а где его воображаемый оппонент; где апостол воспроизводит, цитируя или пересказывая, какие-нибудь выражения своих заблуждающихся адресатов, а где он отвечает на их заблуждения. Разумеется, отсутствие соответствующей разбивки письменного текста, да и вообще знаков препинания, в древних манускриптах способствовало указанному невниманию, увеличивавшемуся с отдалением временной перспективы»[3].

Здесь (и не только) мы имеем печальный пример огромного разрыва между данными современной академической библеистики и бытовым восприятием текста Священного Писания даже в Духовных учебных заведениях. Тем более – в традиционном литургическом обиходе. Так, формульное обращение к молящимся в апостольском чтении от лица апостола Павла – «Братья! Всё мне позволено…» – в данном случае вкладывает в его уста не просто то, чего он не говорил, но то, что говорили противники Павла и с чем он ожесточенно полемизировал! А это – прямое  извращение его богословия (хотя, разумеется, невольное, по незнанию)! Интересно, что бы он сказал, послушав в наших храмах таковое исполнение его Посланий? Без сомнения, повторил бы слова, обращенные к беспечным коринфянам: «За это не похвалю!» (1 Кор. 11:22). (Ю. Р.) 


 [1] Перевод апостольского чтения по научному изданию греческого текста Нового Завета выполнен архимандритом Ианнуарием (Ивлиевым) и (вместе с проповедью на это чтение) опубликован в журнале: «Вода живая. Санкт-Петербургский церковный вестник» (2008. № 2. С. 10–11). Разбивка текста – диалог Павла с воображаемыми противниками (их лозунги выделены курсивом) – дается по его докладу (см. ниже)

[2] «В Синодальном переводе читаем: "Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии". Этот поздний вариант текста (не принадлежащий самому апостолу Павлу) возник под влиянием антропологического дуализма, который вытеснил библейский монизм и стал господствовать в Церкви начиная со II века» (прим. архим. Ианнуария).

[3] Из доклада архимандрита Ианнуария (Ивлиева) «Диатриба в посланиях Апостола Павла», опубликованного в сборнике «Библия и европейская литературная традиция». СПб.: СПбГУ, 2006. С. 11–27. Там же см. подробный комментарий данного апостольского чтения.



Возвращение в дом Отчий

Вторая подготовительная неделя перед Великим постом именуется в православном календаре "Неделей о блудном (т. е. "заблуждающемся") сыне" (16-22 февраля). Она получила это название от евангельской притчи, которая читается за воскресной Литургией (Евангелие от Луки 15:11-32).

Младший сын требует свою долю наследства и уходит из дома отца "в далекую страну". Он наивно полагает, что добился независимости и теперь наконец вкусит радость "свободной жизни". Вместо этого его ожидает позорное рабство. Растрачено имение, мнимые друзья покинули наивного юношу, которому пришлось стать батраком у местного жителя и пасти свиней. Немилосердный хозяин морит его голодом, не позволяя подкрепить силы даже пищей из свинского корыта... Это история рода человеческого, история каждой души, становящейся нищей и голодной, когда в поисках мнимой "свободы" она отходит от Отца.

Вскоре юноша опомнился, мысль о родном доме все настойчивее звучала в его сердце. Он осознал свою неблагодарность и, считая, что потерял право называться сыном, готов жить в доме отца на положении слуги. Он возвращается, колеблясь между страхом и надеждой, не подозревая, что любящий отец давно ждет его и сам выходит навстречу, чтобы обнять оборванного странника. (Вспомним знаменитую работу Рембрандта в нашем Эрмитаже!).

"Отец, я виноват перед небом и перед тобою!..", – восклицает упавший на колени сын. Но отец прерывает его покаянный монолог и вводит в дом, где их ждет радостный пир. "Будем есть и веселиться. Ведь это мой сын: он был мертв, а теперь ожил, пропадал и нашелся!" Возвращение в дом Отчий – таков смысл "Недели о блудном сыне".

Следующие за нынешним воскресеньем дни – это «седмица» мясопустная», а воскресенье, 6 марта, называется «Неделей мясопустной». Этот православный термин  – «мясопуст», означающий лишение или прекращение вкушения мяса, – неожиданно высвечивается в хорошо нам знакомом слове «карнавал» (буквально, «Прощай, мясо!»). В мясопустную субботу (5 марта) совершается поминовение усопших, а с 7 марта начина­ется «седмица сырная» (масленица) – последняя неделя перед Великим постом.

Ю. Р.