НЕДЕЛЯ 8-я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

НЕДЕЛЯ 8-я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

________________________________________________________________________________

30 июля в 2017 году

 

Апостольское чтение на Литургии 

(Первое Послание ап. Павла к Коринфянам 1:10–18. – Зачало 124)

[Группировки в Коринфской церкви]

[Братья,] призываю вас именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы вы все говорили одно и то же, и не было между вами разделений, но чтобы вы прочно были в одном и том же умонастроении и в тех же мыслях. (11) Ибо от домашних Хлои стало мне известным о вас, братья, что между вами есть ссоры. (12) Я разумею то, что каждый из вас говорит: “я – Павлов”[1]; “я – Аполлосов”; “я – Кифин”; “а я – Христов”.

(13) Неужели разделился Христос? (13б) Разве Павел был распят за вас? (13в) Или во имя Павла вы были крещены? (14)  Благодарю Бога, что я никого из вас не крестил, кроме Криспа и Гаия, (15) чтобы кто не сказал, что во имя моё вы были крещены. (16) Крестил же я и дом Стефана; а крестил ли ещё кого, не знаю.

(17) Ведь Христос послал меня не крестить, а благо­вествовать, (17б) не в премудрости слова, чтобы не опустошён был крест Христов. (18) Ибо слово о кресте для погибающих – это глупость (можно перевести: безумие, маразм, «юродство». – Ю. Р.), для нас же, спасаемых, – сила Божия.

 

Евангельское чтение на Литургии

(Евангелие от Матфея 14:14–22. – Зачало 58)

[Насыщение 5000 человек пятью хлебами]

[В то время,] выйдя на берег, увидел Он [Иисус] множество народа, и сжалился над ними, и исцелил их больных.

Когда же наступил вечер, приблизились к Нему ученики, говоря: «Место здесь пустынное, а час уже поздний; отпусти народ, пусть пойдут в сёла и купят себе еды».

А Иисус сказал им: «Им нет нужды уходить; дайте вы им поесть». Они же говорят Ему: «У нас здесь ничего нет, только пять хлебов и две рыбы». Но Он сказал: «Несите Мне их сюда!»

И повелев людям возлечь на траве, и взяв в руки пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, Он произнёс благословение, преломил хлебы и дал ученикам, а ученики – народу. И ели все, и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать полных корзин. А всего едоков было около пяти тысяч мужчин, не считая женщин и детей.

И тотчас заставил Он учеников войти в лодку и плыть на другую сторону, не дожидаясь, пока Он отпустит народ.

 

 

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)

НАСЫЩЕНИЕ НАРОДА ПЯТЬЮ ХЛЕБАМИ

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Из года в год и из поколения в поколение мы читаем Евангелие в новом контексте и перед лицом новых обстоятельств – исторических или личных. И каждый раз тот или другой отрывок может по-новому отозваться в нашей душе.

Сегодня мы слышим о насыщении Христом народа. У отцов Церкви и духовных писателей мы чаще всего читаем об их изумлении перед милосердием Божием, а также о власти Бога, Который мог напитать множество народа столь малым. Бог мог творить в этом мире – таком Ему чуждом! – чудеса, когда хоть искра веры, хоть трещинка в броне нашего неверия позволяла Ему это делать.

Но меня при чтении этого евангельского отрывка по-новому пора­зили слова Христа. Ученики обращаются к Нему, чтобы Он отослал толпу, потому что день на исходе, а ближайшие селения далеко. Люди ослабеют в пути от усталости и ночных сумерек, если останутся дольше, – ведь они не ели весь день, вслушиваясь в животворящие Христовы слова. Христос же говорит ученикам: «Нет, им не нужно уходить, – а вы дайте им есть...». Но как же они могут накормить такую толпу людей – мужчин, женщин и детей, – если у них всего пять хлебов и две рыбки? Здесь  – вызов Христа и ученикам, и всем нам.

Да, один только Бог может совершить такое чудо, но только в том случае, когда и мы содействуем этому чуду нашими открытыми сердцами и щедрыми руками, вложив в чудо всё, что у нас есть. Христос не сказал ученикам: «Сберегите то, что вам нужно самим, а отдайте остальное, отдайте другим то, что останется». Нет, Он сказал: «Возьмите всё, что у вас есть, и отдайте всё...».

Не говорит ли Господь и нам об этом сейчас, особенно в том случае, если мы богаты и благополучны, и при этом каждый день слышим о голоде, о нищенстве и о голодной смерти тысяч и тысяч людей? Господь нам говорит совсем просто: «Отдайте то, что у вас есть, и предоставьте Мне действовать дальше. И не просите Меня о чуде, когда вы сами можете сделать то, что нужно...».

Апостолы могли сделать немного – они могли только разделить пять хлебов и две рыбы, но ведь мы можем поделиться неизмеримо большим! Если бы наши сердца были открыты – и если бы наши каменные сердца Бог претворил в сердца плотяные, если бы мы научились хоть немного – о, хоть самую каплю! – деятельной любви к ближнему, – то не было бы голода в мире.

И сегодняшнее Евангелие нам говорит: «Оглянись вокруг и посмотри на каждого человека, который голоден, бездомен и в нужде, и помни, что каждый из этих людей – твоя ответственность, что весь их голод, вся их бездомность,  всё их нищенство в конечном итоге – результат твоего благополучия, твоего удобства, твоей обеспеченности и твоего отказа поделиться и дать. Дать не больше того, что есть, а просто дать.

Будем помнить слова одного святого (имени его я сейчас не припомню): когда я съедаю кусок сверх своей необходимости, когда я приобретаю или удерживаю что-то сверх своей строгой нужды, – то я краду это у голодного, я краду это у бездомного, я краду это у замерзающего; то есть я – вор! Не относится ли это в гораздо большей степени к нам, чем к этому подвижнику?

Нам следует задуматься над этим. Ведь мы ведём себя как плохие, нечестные управители; потому что наряду с управлением существует и ответственность за богатство – интеллектуальное, эмоциональное, нравственное, материальное. Вероятно, вы помните рассказ о неверном управителе, который мошенничал и обкрадывал своего хозяина. А когда хозяин обнаружил его нечестность, и пришло время для расчёта, то управитель позвал тех, кто был должен его хозяину, и списал или уменьшил их долг. Вот нечто, чему мы можем научиться. Он обратился к людям, и помог им, чем только мог. Мы этого не делаем.

Задумаемся над словами Христа: «Людям не нужно уходить от Меня, чтобы насытиться, но вы дайте им то, что нужно...». И, если бы мы посмотрели вокруг себя – не куда-то в заморские края, а просто вокруг себя – на нужды людей, которые голодны, бездомны, лишены прав, или просто на соседа, на ближнего, который временами так одинок, так нуждается в поддержке, дружбе и солидарности, – мы начали бы выполнять этот завет Христа.

При этом не станем обманываться: мы не сможем исполнить его лишь добрым словом и ласковым жестом. Христос сказал: «Отдайте всё, что у вас есть...». Но, быть может, учитывая нашу малую веру, узость и жесткость наших сердец, Он скажет: «Дайте лишь то, что в вашей жизни лишнее, ненужное, – и честно скажите себе, что такое этот излишек, что вы тратите на себя, даже не получая от этого ни радости, ни удовольствия, ни выгоды. Отдайте это, а потом предоставьте Богу восполнить ваш дар и сделать остальное».

Это – суд Божий и надо мной, и над всеми нами; и это призыв, с которым Бог обращается к каждому из вас. Аминь!

13 августа 1989 г.

 


Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

 

ДВЕ ВОЛИ, НЕРАЗРЫВНО СОЧЕТАЕМЫЕ

 

Сегодня праздник Святых отцов шести Вселенских Соборов. Те из вас, кто знаком с историей Церкви, помнят, что на последнем из этих шести соборов, который состоялся почти полторы тысячи лет тому назад в Константинополе (680–681 г.), был утвержден догмат о двух волях, действовавших в Иисусе Христе. Это означает, что у Богочеловека Христа неразрывно сочетались как две природы, – божественная и человеческая, – так и две воли, два хотения, желания: божественное и человеческое. И одно желание в Нем полностью согласно с другим. Это – в отличие от обычных людей, у которых не две самостоятельные воли, а только одна воля, человеческая. О божественной воле мы знаем, но знать о чём-то – ещё не означает иметь это. Мы знаем о воле Божией и стараемся следовать ей, но чаще всего уклоняемся от нее. Во Христе всё было не так. Его человеческая воля была полностью согласна с волей Бога в Нем.

Ещё мы сегодня слышали с вами два библейских чтения: из послания апостола Павла к Римлянам и из Евангелия от Матфея, историю об исцеленном паралитике. К сожалению, далеко не все внимают читаемому в Церкви. По разным причинам. Во-первых, потому, что на читаемое и слышимое в храме очень многие вообще не обращают внимания. Вот причаститься, помазаться – это важно. Важно спеть хором Отче наш или молитву Богоматери. А вслушиваться в читаемое как-то нет привычки. Во-вторых, читается всё на церковнославянском языке, и поэтому не очень понятно, а иногда и совсем непонятно.

На всё это надо сказать следующее. Наша Литургия делится на две части. Первая называется Литургией Слова, или Литургией  Оглашенных.  Она длится до Херувимской песни. На ней присутствуют все, как крещёные, которых называют «верными», так и ещё не крещёные, но только готовящиеся к принятию крещения. Их называют оглашенными. Центром этой первой половины Литургии является причащение (через слушание) Слову Божию, написанному и читаемому для нас.

Перед второй частью Литургии произносятся слова: «Оглашенные, изыдите!» В Древней Церкви после этих слов оглашаемые уходили. В храме оставались только верные, и начиналась Литургия Верных. Так было повсеместно в Древней Церкви. Но так бывает и сейчас на некоторых приходах, на которых придается серьезное значение прекрасным церковным традициям, а не просто произносятся заученные традиционные слова. Центром Литургии Верных является тоже причащение Слову Божию, но не написанному, а воплощенному, то есть причащение Телу и Крови Господа под видом хлеба и вина.

Но не следует пренебрегать первой частью Литургии. Надо очень внимательно слушать то, что читается в церкви*. А если непонятно то, что читают по-славянски, то ведь у каждого есть дома календарь. Посмотрите перед службой, что должно читаться сегодня, и почитайте самостоятельно дома. Но помните, что Слово Божие – действенное слово, и, пренебрегая им, вы лишаете себя очень, очень многого.

(27  июля 2003 г.)

 

*Примечание.  «Вера – от слышания, а слышание – от Слова Божия», – писал апостол Павел римским христианам (Рим. 10:17). С самого начала храм Божий для хри­стиан был не только Домом Молитвы, но и Школой. Достаточно сказать, что первая часть православной Литургии до сих пор носит название «Литургия оглашенных», что можно перевести как «Литургия учащихся» или «Ли­тур­гия обучаемых». Дело в том, что, до появления книгопечата­ния, большин­ство людей практически не пользовалось конспектами и учеб­никами, как это делаем мы, потому что писчий материал был слишком дорог, а процесс созда­ния каждой книги (всегда в единственном экземпляре!) растя­ги­вался на меся­цы и даже годы. Поэтому люди учились «с голоса» (отсюда и термин «оглаше­ние»), то есть внимательно слушали наставника и запоминали сказанное. К VIII столетию, в связи с христианиза­цией Ви­зан­тий­ской им­пе­рии и распростра­нив­шейся прак­тикой крещения детей, институт оглаша­е­мых поте­рял свой первона­чаль­ный смысл, но «Литургия оглашен­ных» сохра­ни­лась, потому что была предназ­на­чена для всех: с принятием крещения человек перестаёт быть «огла­шен­ным», но никогда не перестает быть «учащимся» в широком смысле этого слова. – Ю. Р. 

 


[1] Можно перевести: «Я-то ведь [человек] Павла, я же – [человек] Аполлоса…» и т. д. (замечание архим. Ианнуария).