Неделя 5-я по Пятидесятнице


 

Апостольское чтение

Послание ап. Павла к Римлянам 10:1–10

[Оправдание верой, или «Конец Закона – Христос»]

Братья! Доброе намерение моего сердца и мольба к Богу о них [израильтянах] – во спасение. Ведь свидетельствую им, что они имеют рвение о Боге, но не по разумению (рассудку). Ибо, не зная праведности Божией и пытаясь утвердить собственную праведность, они не подчинились праведности Божией. Потому что конец Закона – Христос, к праведности всякого верующего[1].

Моисей ведь пишет о праведности по Закону: “Исполнивший его человек будет жить им”[2]. А праведность по вере так говорит: “Не говори в сердце твоем: кто взойдет на небо?” (Втор 9:4; 30:12–13) – чтобы Христа свести. Или: “кто сойдет в бездну?” – чтобы Христа из мертвых возвести.

Но что она[3] говорит? “Близко к тебе слово, [оно] в устах
твоих и в сердце твоем” (Второз 30:14), – это [то] слово веры, которое возвещаем. Потому что, если ты исповедаешь (признаешь) устами твоими Иисуса Господом и поверишь в сердце своем, что Бог воскресил Его из мертвых, – ты будешь спасён. Ведь сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению.

Евангельское чтение на Литургии

Евангелие от Матфея 8:28 –9:1

[Исцеление Гадаринских бесноватых]

[В то время,] когда приплыл Он [Иисус] на другой берег, в окрест­ности Гадары[4], навстречу Ему вышли из могильных пещер двое бесноватых (одержимых демонами), до того жут­кие, что по той дороге никто пройти не мог. И вот возопили они, вопрошая:

«Что Тебе нужно от нас, Сын Божий? Уж не пришел ли Ты сюда, чтобы прежде срока помучить нас?!»

А в отдалении от них паслось большое стадо свиней. И стали бесы просить Его, говоря: «Если Ты нас изгоняешь, отошли нас в это свиное стадо!» И Он сказал им: «Идите!»

И они, выйдя, вселились в свиней. И вот устремилось всё стадо по крутизне в море, и погибли они в водах.

Пастухи же убежали и, достигнув города, рассказали обо всём, и о том, что было с бесноватыми. И вот весь город вышел навстречу Иисусу, и когда Его увидели, стали они просить Его оставить их края. И Он, войдя в лодку, переправился обратно и приплыл в Свой город[5].


[1] В своей «ревности» – то есть стремлении следовать букве Моисеева Закона (Торы) – иудеи не поняли, что конечная цель и смысл всего Моисеева Закона – приход Христа (Мессии). Это – один из центральных пунктов богословия апостола Павла. Да и само Послание к Римлянам можно считать суммарным изложением всей его богословской системы. Его основная тема – спасение через веру, и она указана уже в начале Послания (1:16–17).

[2] Но уже сам Моисей указывает на то, что, кроме праведности по Закону (Левит 18:5), есть оправдание верой (Втор 30:12–14). Чтобы оправдаться верой, не нужно сводить Христа с Неба, – потому что Он уже Сам сошел и вочеловечился. Не нужно возводить Его из «сени смертной» на лицо земли, – потому что Он уже воскрес. Наше искупление уже совершилось, нужно только уверовать в него сердцем («всякий верующий в Него не постыдится» – Исайя 28:16) и исповедовать эту веру устами («всякий, кто призовет имя Господне, – спасётся» – Иоиль 2:32).

[3] То есть это говорит праведность («она»). Так в научном греческом издании Нового Завета. В старом традиционном тексте – «говорит Писание». – Ю. Р.

[4] Или: «страна Гадаринская»; в Синодальном переводе – «страна Гергесинская». Библейские карты различают города Гергеса (на восточном побережье Тивериад­ского озера) и Гадара (к юго-востоку от него). В любом случае, эта территория входила в Декаполь, или Десятиградие – союз десяти заиорданских самоуправ­ляемых эллинистических городов, населенных, в основном, язычниками. Именно они и разводили свиней, что иудеям было строго запрещено Моисеевым Законом.

[5] Имеется в виду Капернаум, город на северо-западном побережье Тивериадского озера, служивший пристанищем Христу и апостолам во время служения в Галилее. См.: Мк 1:21–34; 2:1–17; Лк 7:1–10; 10:15.


Митрополит Антоний (Сурожский)

Исцеление двух бесноватых

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Раз за разом мы слышим евангельские рассказы о людях, исцелённых от болезней. В Евангелии это кажется таким простым и ясным: вот, существует нужда – и Бог на нее отзывается. И встает перед нами вопрос: почему же это не случается с каждым из нас? Ведь каждый из нас нуждается или в исцелении тела, или в исцелении души, а исцеляются только немногие?! Почему?

Когда мы читаем Евангелие, то упускаем из виду, что Христос не исцелял всех и каждого: один человек в толпе оказывался исцеленным, а многие, тоже недужные телом или душой, исцелены не были. И это происходит потому, что для того, чтобы принять действие благодати Божией во исцеление тела или души, мы должны раскрыться Самому Богу; раскрыться не исцелению, а Богу.

Мы часто хотели бы (и хотим) исключить болезнь из нашего жизненного опыта не только потому, что она затрудняет жизнь, не только потому, что болезнь идет бок о бок с болью, но также – или даже главным образом! – потому, что она напоминает нам о нашей хрупкости. Болезнь словно бы говорит нам: «Не забывайся! Ты смертен, ты смертна! И это твое страдающее тело сейчас обращается к тебе и говорит: "У тебя нет власти вернуть мне здоровье; ты ничего не можешь сделать; я могу умереть, угаснуть; я могу обветшать и зачахнуть – и это будет конец твоей земной жизни..."» Не это ли главная причина, почему мы изо всех сил боремся за выздоровление, хотим вымолить себе здравие?

Если мы только из таких побуждений просим Бога нас исцелить, вернуть нас в состояние цельности, – то это значит, что мы просим только о забытье, о том, чтобы забыть о нашей смертности, вместо того, чтобы она была нам напоминанием и пробуждением, и мы осознали бы, что дни проходят, что время коротко. Если мы хотим достичь полного роста, к которому мы призваны на земле, мы должны спешить стряхнуть с себя всё, что в нас самих есть смертоносного. Потому что болезнь и смерть обусловлены не только внешними причинами. В нас

присутствуют и злопамятство, и горечь, и ненависть, и жадность, и множество других чувств, которые убивают в нас жизнь духа и не дают нам спокойно жить теперь, в настоящем времени, вечной жизнью; – то есть жить той вечной жизнью, которая и есть попросту жизнь в буквальном смысле слова, жизнь в ее полноте.

Что же мы можем сделать? Мы должны в полной мере осознавать свои цели. Когда мы приходим к Богу с просьбой об исцелении, мы должны ещё раньше приготовить себя к исцелению. Потому что быть исцеленным – не значит лишь стать «целым» для того, чтобы вернуться к такой жизни, какой мы жили прежде. Нет! Это значит стать целым для того, чтобы начать новую жизнь, как если бы мы осознали, что мы умерли в исцеляющем действии Божием. Наш «ветхий человек» (тело тления), о котором говорит апостол Павел, – тот ветхий человек должен уйти, чтобы жил «новый человек». Мы должны быть готовы стать этим новым человеком через смерть прошлого для того, чтобы начать жить заново, как Лазарь, который был вызван из гроба не просто обратно в прежнюю его жизнь. В исцелении мы призваны к тому, чтобы, пережив нечто, не поддающееся описанию никакими человеческими словами, войти в жизнь вновь, на новых основаниях.

Способны ли мы принять такое исцеление? Готовы ли мы, согласны ли мы принять на себя ответственность новой цельности для того, чтобы снова войти в мир – в котором мы живем – с вестью о новизне, чтобы быть светом, быть солью, быть радостью, быть надеждой, быть любовью, – то есть жить новой жизнью, отдавая себя и Богу, и людям?

Задумаемся над этим, потому что мы все больны, так или иначе, мы все хрупки, мы все слабы, мы все неспособны жить полнотой даже той жизни, которая нам дарована на земле! Задумаемся над этим и попытаемся стать способными открыться Богу так, чтобы Он не только мог сотворить Свое чудо исцеления, сделать нас новыми, но и так, чтобы мы несли свою новизну – поистине Божию новизну – в мир, в котором мы живем. Аминь.

23 июля 1989 г.