Неделя 3-я по Пасхе, святых жен-мироносиц

Неделя 3-я по Пасхе, святых жен-мироносиц

26 апреля в 2015 году

Апостольское чтение

Деяния Апостолов 6:17.Зачало 16

[Умножение учеников. Первые «служители» (диаконы)]

В те дни, когда продолжало умножаться число учеников[1], среди эллинистов[2] возник ропот на евреев. Они жаловались на то, что при ежедневном служении неимущим не оказывали внимания их вдовам[3].

2 Тогда Двенадцать [апостолов], созвав собрание всех учеников, сказали: «Не годится, чтобы мы, забросив слово Божие, стали обслуживать столы. 3 Поэтому, братья, присмотрите из своей среды семь человек, имеющих доброе свидетельство, исполненных Духа и мудрости; их и поставим на это дело[4]. 4 Мы же будем постоянно пребывать в молитве и служении Слову».

5 Такое предложение понравилось всему собранию, и тогда избрали Стефана, человека, исполненного веры и Святого Духа, а также Филиппа, Прохора, Никанора, Тимона, Пармена и Николая, прозелита из Антиохии. 6 Их поставили перед апосто­лами, и те, помолившись, возложили на них руки[5].

7 И слово Божие возрастало, и быстро умножалось число учеников в Иерусалиме; и даже множество священников с покорностью принимало веру.

(Русский перевод архим. Ианнуария (Ивлиева))


[1] В отличие от евангельских учеников, лично знавших Иисуса, здесь впервые в Новом Завете слово «ученик» употребляется для обозначения просто христианина (хотя само слово «христианин» появится позднее; см.: Деян 11:26).

[2] Это т. н. иудеи диаспоры (рассеяния), говорившие не по-арамейски, а по-гре­чески. Они также имели свои синагоги в Иерусалиме. Инициатива распростра­нения христианства за пределами Палестины принадлежит эллинистам.

[3] Многие иудеи рассеяния (эллинисты) в преклонном возрасте или будучи больны­ми приезжали в Иерусалим, чтобы умереть в Святом Городе. Сопровождавшие их жены пополняли ряды бесправных и обездоленных вдов, живших только за счет благотворительности. Подробнее об отношениях эллинистов и евреев см. в книге: Левинская И. А. Деяния апостолов. Главы. I–VIII. Историко-филологический комментарий. М., 1999.

[4] Неоднократное употребление термина «служение» (греч. диакониа) при избрании этих семи привело к появлению предания, ошибочно называющего их «диаконами» в современном иерархическом смысле. Они были избраны, вероятно, по образцу иудейского городского самоуправления, во главе которого ставилось «семь добрых мужей» (Талмуд. Гемара Иерусалимская, Мегилла, III, 74a; Иосиф Флавий. Иудейская война. II, 20, 5). Все семеро носят греческие имена, поэтому логично предположить, что и сами они, избранные для защиты интересов эллинистов, происходят из их среды. Их дело – «служение» хозяйственным нуждам Церкви: сбор и распределение пожертвований, устроение общих трапез (в том числе и евхаристических), организация похорон бедных, помощь узникам.

[5] Это первое в Новом Завете упоминание о передаче дара и права церковнослужения через возложение рук (греч. хейротониа, хиротония). Сам этот сакраментальный жест восходит к ветхозаветным обычаям (Числа 27:18).


 

Евангельское чтение

[Погребение Господа. Жены-мироносицы у гробовой пещеры]

Евангелие от Марка 15:43 – 16:8. – Зачало 69

В то время пришел Иосиф из Аримафеи, уважаемый член Совета [Синедриона], который и сам был из числа ожидающих Царства Божия. Он отважился войти к Пилату и попросил тело Иисуса.

Пилат выразил удивление, вправду ли Иисус уже мёртв, и, вызвав центуриона, спросил, давно ли Он умер? Выслушав ответ центуриона, он дозволил Иосифу забрать мертвое тело; и тот, купив саван (плащаницу), снял Его <с креста>, завернул в саван и положил Его в гробнице, которая была высечена в скале, и привалил ко входу в гробницу камень. И видели Мария Магдалина и Мария, мать Иосии, где Его погребли.

Когда же миновала суббота, Мария Магдалина и Мария, мать Иакова, и Саломия купили благовоний, чтобы пойти умастить Его. И рано поутру, в первый день недели, подходят они к гробнице, когда взошло солнце. И переговаривались они между собой: «Кто же отвалит нам камень от входа в гробницу?»

И, подняв глаза, видят они, что камень отвален; а был он очень большой. И, войдя в гробницу, увидели, что с правой стороны сидит юноша, облаченный в белую одежду; и они ужаснулись.

Он же говорит им: «Не ужасайтесь! Вы ищете Иисуса Назарянина, распятого. Он восстал (букв. был воскрешён, поднят), Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. А вы идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он ожидает вас в Галилее. Там Его увидите, как Он сказал вам». И они, выйдя наружу, побежали прочь от гробницы; потому что объяли их трепет и восторг (греч. экстасис), и не сказали они никому ничего: так им было страшно.

 

ЛЮБОВЬ И ВЕРНОСТЬ

Миновала уже вторая седмица по Пасхе, и сегодня – третья пасхальная "неделя" (воскресенье), которая в православном богослу­жебном Календаре озаглавлена как "Неделя Жен-Мироносиц" (т. е. "Неделя женщин, несущих миро"). Здесь же перечислены имена семерых женщин, известных нам из евангельского повествования, которые и причисляются традиционно к «мироносицам».

Это – Мария Магдалина, исцеленная Иисусом Христом от страшного недуга; Мария Клеопова, мать Иакова и Иосии; Саломия, жена рыбака Зеведея и мать апостолов Иакова и Иоанна Богослова; Иоанна, жена Хузы, домоправителя царя Ирода Антипы; Марфа и Мария, сёстры Лазаря, близкого друга Иисуса Христа, которого Он воскресил из мертвых незадолго до Своего церемониального Входа в Иерусалим; а также Сусанна, о которой нам ничего не известно. Евангелисты упоминают и о «многих других» женщинах из Галилеи, служивших Иисусу и вместе с Ним пришедших в Иерусалим на Его последнюю Пасху. Но история не сохранила нам даже их имен.

Мироносицы, эти простые женщины, не отличавшиеся ни знатностью, ни образованием, часто сопровождали Иисуса Христа и Его учеников в миссионерских путешествиях, принимали их у себя, стараясь помочь всем тем, чем может помочь заботливая хозяйка и мать. Без сомнения, они ещё меньше, чем апостолы (до Дня Пятидесятницы), понимали конечный смысл пришествия и спасительных деяний Мессии-Христа: для них Он был, в первую очередь, сыном их рано овдовевшей подруги Марии, избравшим многотрудную и неблагодарную стезю странствующего учителя (равви). Но они превосходили апостолов своей любовью и верностью. Вспомним, что будущие столпы Церкви, сочтя дело своего Учителя «проигранным», в страхе разбежались из ночного Гефсиманского сада и даже не почтили последних минут Его земной жизни у Голгофы. Из них один лишь юный апостол Иоанн пребывал у подножия Креста, не заботясь опасениями собственной безопасности. «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх. <...> Боящийся несовершенен в любви», – напишет он позднее (1 Послание Иоанна 4:18).

Стоя у Лобного места и глядя на страшные мучения Распятого, жены-мироносицы утешали несчастную Мать, пребывавшую в полуобморочном состоянии, а затем проводили скромную погребальную процессию до пещеры (Матфей 27:61). Как и все, они были вынуждены соблюдать праздничный субботний покой и не могли дождаться, когда же можно будет воздать сыну их убитой горем подруги последний долг любви – помазать Его истерзанное тело благовонными и бальзамирующими веществами (миром), довершив тем самым дело спешного погребения накануне еврейской Пасхи. С этими благовониями они и отправились в предутренней мгле ко Гробу, ещё не зная, что их ожидает там великая награда – первыми услышать от ангелов о Воскресении Спасителя и возвестить эту неимоверную радость апостолам (Лука 24:22–23). Это – награда за любовь и верность, выше которых нет ничего на свете. Неудивительно, что день Жен-Мироносиц часто называют и праздником Женщины-Христианки.

Сегодня же Церковь прославляет Иосифа Аримафейского и Никодима, двух «тайных учеников» Иисуса Христа, знатных и бога­тых иудеев, не побоявшихся испросить у префекта Иудеи Понтия Пилата разрешения с честью похоронить Распятого Страдальца. Иосиф добился выдачи ему тела Иисуса и похоронил Его в своей новой родовой гробнице. «Пришел и Никодим, – навещавший некогда Иисуса ночью, – и принес около ста фунтов благовонных масел, смесь смирны с алоэ. Они взяли тело Иисуса и завернули его в пропитанный благовонным маслом саван, как это было принято у евреев при погребении. В том месте, где был казнен Иисус, был сад, а в саду – новая гробница, в которой еще никто не был положен. <...> В ней Иисуса и похоронили» (Иоанн 19:38–42).

Многие, вероятно, не отдают себе отчета в том, сколь велика перед Вселенской Церковью заслуга этих двух людей, так, вероятно, и не ставших «христианами» в нашем понимании. Ведь если бы не их быстрое и решительное ходатайство, то тело Иисуса Христа подверглось бы ещё и посмертному поруганию.

Как сын бедного галилейского плотника Христос не обладал статусом римского гражданина и не мог рассчитывать на «привиле­гированную смерть» через отсечение головы (как позднее апостол Савл-Павел). Нет, Господь, по словам церковных песнопений, был «к злодеям сопричтён», а потому подвергнут казни рабов и уголовных преступников[6]. И Его тело было бы просто спешно сдернуто с креста и брошено римскими солдатами в безымянную братскую могилу вместе с телами двух разбойников, распятых с Ним вместе. Более того, Иосиф Аримафейский, – уточняет евангелист Матфей, – «похоронил Иисуса в своей новой гробнице, которую недавно высек в скале» (Матфей 27:60), – пожертвовав заранее приготовленной родовой усыпальницей.

Юрий РУБАНкандидат исторических наук, кандидат богословия

 


 

[6] Римский историк Тацит называет распятие "рабской казнью" (Taciti Historiae IV, 11).


Фото Владимира Нифонтова