Неделя 22 по Пятидесятнице

Неделя 22 по Пятидесятнице

9 ноября в 2014 году

Апостольское чтение 

(Послание к Галатам 6:11–18. – 215 зачало)

[Обрезание и Крест Христов]

Братья, посмотрите, какими большими буквами я написал вам своей рукой. Все те, которые желают покрасоваться в плоти, принуждают вас к обрезанию, лишь бы не быть гонимыми за Крест Христов. Ведь обрезывающиеся и сами не соблюдают Закон, но желают вашего обрезания, чтобы вашей плотью похвалиться.

А я не желаю хвалиться, разве только Крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, но новое создание. Тем, которые поступают по этому правилу, – мир и милость им, и Израилю Божию.

В остальном же никто не отягощай[1] меня, потому что я ношу клейма (знаки)[2] Господа Иисуса в теле моём (в себе). Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братья. Аминь.


 

[1] Буквально, «не возлагай бремени» или «не доставляй мне трудностей». Здесь резюмируется смысл всего послания к Галатам: или «рабство» Иисусу, или – «неудобоносимым» бременам Моисеева Закона. Или – или. Никто не может служить двум господам. (Благодарю за разъяснение этого «темного» места  своего друга архимандрита Ианнуария (Ивлиева). – Ю. Р.).

[2] Греч. стигмата – рабские клейма на теле, знаки принадлежности тому или иному господину. В религиозном смысле, как знак принадлежности Богу, у иудеев – это обрезание (видимый знак на крайней плоти), у христиан – крещение и волевая всецелая преданность Богу (невидимые знаки-стигматы). Павел – раб Христов и не будет подчиняться больше никому. (В скобках заметим, что никакого отношения к кровоточащим «стигматам» на руках и ногах это место не имеет.)


Евангельское чтение

Евангелие от Луки 8:2639. – 38 зачало

[Исцеление Гадаринского бесноватого]

В то время приплыл Иисус в окрестности Герасы (в страну Гадаринскую), что через озеро напротив Галилеи.

А когда же сошел Он на берег, встретился Ему человек из города, одержимый бесами; он давно уже не носил одежды и жил не в доме, а в могильных пещерах. Увидев Иисуса, он с воплем кинулся Ему в ноги и вскричал: «Чего Ты хочешь от меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? Умоляю Тебя, не мучь меня!», – потому что Иисус повелел нечистому духу выйти из этого человека. А бес уже много раз обуревал его, так что его приходилось вязать цепями по рукам и ногам и стеречь; а он рвал цепи, и бес гнал его в пустынные места.

И спросил его Иисус: «Как тебе имя?» И тот сказал: «Легион», – потому что много бесов вселилось в того человека. И они просили Иисуса, чтобы Он не посылал их в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы Он дозволил в них вселиться; и Он дал им дозволение.

Бесы, выйдя из человека, вселились в свиней, и ринулось стадо с кручи в озеро, и утонуло.

Пастухи, видя происшедшее, побежали и разнесли весть по городу и окрестностям. И вышли люди посмотреть, что случилось; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и стало им страшно. А очевидцы рассказали им, как был спасен бесноватый.

И просил Его весь народ окрестностей Герасы удалиться от них, потому что обуял их великий страх. И Он, войдя в лодку, отплыл назад.

А человек, из которого вышли бесы, просил Его дозволения быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав: «Возвращайся домой и расскажи, что Бог сделал для тебя».

И тот пошел и стал возвещать по всему городу, что сделал ему Иисус.

 

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)

Исцеление гадаринского бесноватого

Евангельский рассказ, который мы только что слышали, ставит нас лицом к лицу с тремя различными и несовместимыми положениями. Мы видим, во-первых, отношение к одержимому человеку сил зла, бесов; сил зла, которые всячески стараются его поработить, не оставить в нем ничего, что не было бы им подвластно, что не принадлежало бы им до конца, чем они не могли бы воспользоваться, чтобы творить свое зло. И эти проявления бесовских сил можно назвать любыми именами человеческого греха: ведь если только мы даем власть в себе какому-либо одному греху, мы делаемся рабами греха как такового (об этом и апостол Павел говорит подробно). А если мы делаемся рабами греха, то перед нами – участь этого человека: всю жизнь прожить как орудие зла на земле, в безумии, в страдании, в злодеяниях.

Но за этим стоит нечто более страшное. Бесы просили, чтобы Христос послал их в свиное стадо; а свиньи для евреев означали крайнюю нечистоту. Поэтому выбор бесов – войти в стадо свиней – свидетельствует о том, что всё зло, которое в нас живет и которое мы творим, к которому мы прилеп­ляемся и которому мы даем власть над собой, – это именно осквернение и предельная нечистота. А предел этого порабощения мы видим опять-таки в судьбе свиного стада: оно погибло, от него ничего не осталось. Стадо выполнило свое задание, и было уничтожено. Именно таково отношение сил зла к нам – к каждому из нас и ко всем нам в совокупности: к семьям, общинам, государствам, вероисповеданиям, – ко всем без исключения!

И одновременно мы видим отношение к человеку Спасителя Христа. Перед Ним – вся трагедия Вселенной, но Он, как бы забывая эту трагедию Вселенной, – вернее, видя ее трагически воплощенной в одном человеке, – всё оставляет ради того, чтобы спасти этого человека. Умеем ли мы так делать? Можем ли мы забыть о грандиозных целях, о которых мы мечтаем, ради того, чтобы кому-то отдать свое сердце до конца, чтобы сосредоточить свое внимание на одной-единственной нужде, которой мы можем помочь?

И третий образ – это образ жителей гадаринских, которые хорошо знали состояние одержимого и видели ужас его бесноватости. Теперь же они услышали о том, что Христос его исцелил; но исцелил какой ценой? Ценой гибели их стада свиней! И они пришли ко Христу, прося Его уйти, оставить их пределы, не творить более чудес, которые им «дорого стоят», – стоят даже не жизни, не покоя, а лишь вещественного богатства… Вот о чем они просили: «Уйди от нас! Твои чудеса, Твоя Божественная любовь слишком для нас накладны. Уйди!»

Нам надо подумать о себе. Мы можем и себя увидеть в образе этого бесноватого, потому что каждый из насво власти тех или

других страстей. В ком нет зависти, в ком нет горечи, в ком нет ненависти, в ком нет тысячи других грехов? Все мы в той или иной мере одержимы, то есть находимся под властью темных сил; а это как раз и является их целью – овладеть нами, чтобы мы стали лишь орудием зла, которое они хотят творить, но могут творитьтолько через нас. Одновременно они хотят сделать нас не только творцами зла, но и страдальцами

Подумаем о своем отношении к другим людям: не хотим ли мы ими обладать? Не стараемся ли мы над ними властвовать, их поработить, сделать из них орудия нашей воли, предметы наших вожделений? Всякий из нас может в себе найти именно такие свойства, такие поступки, и увидеть вокруг себя такие именно жертвы.

Наконец, подумаем о том, что мы – Христовы. Неужели мы, будучи Христовыми, не выберем путь Христов, крестный, жертвенный путь, который может дать свободу другим, новую жизнь другим, если только мы оторвемся от всего того, что нас занимает, ради того чтобы обратить внимание на одну реальную, жгучую нужду? Подумаем об этом; потому что Евангелие обращается к нам не только для того, чтобы преподнести нравоучительные образы. В Евангелии мы слышим призыв и вызов: где ты стоишь, кто ты, с кем ты?.. И каждый из нас должен ответить себе и ответить Богу: кто мы? где мы?  Аминь!