Неделя 20-я по Пятидесятнице

Неделя 20-я по Пятидесятнице

21 октября в 2012 г.

Память святых отцов VII Вселенского Собора (787 г.)

 Апостольское чтение  (Послание к Галатам 1:11–19, – 200 зачало)

 [Павел получил апостольский дар от самого Христа]

11Знайте же, братья: Еванге­лие, которое я возвестил вам, – не вымысел человеческий. 12Ведь и меня научил ему не человек, и принял я его не от какого-то человека, но через откровение Иисуса Христа.

13 Вы, конечно, слышали о моей прошлой жизни в иудей­стве: о том, что я со всею жесто­ко­стью гнал Церковь Божию, разорял её 14и превосходил в иудействе многих ровесников из моего народа, потому что беспредельной была моя ревность об отеческих преданиях.

15Но когда Бог, избравший меня еще во чреве моей матери[1] и призвавший меня благодатью Своею, соблаговолил 16открыть во мне Сына Своего, чтобы я возвещал Евангелие о Нем среди язычников, – я не стал тотчас советоваться с плотью и кровью[2] 17и не поднялся в Иерусалим к тем, которые стали апостолами до меня, но ушел в Аравию, и снова вернулся в Дамаск.

18Только потом, спустя три года, я поднялся в Иерусалим, чтобы познакомиться с Кифой [Петром], и пробыл у него пятнадцать дней. 19Из других же апостолов никого, кроме Иакова, брата Господня, я не видел.

(Русский перевод архим. Ианнуария)


[1] Здесь Павел сравнивает себя с великими библейскими пророками, получавшими право совершать свое служение непосредственно от Самого Бога (см. Исайя 49:1; Иеремия 1:5). Никакое благословение (или «рукоположение») от иерусалимского первосвященника им уже не требовались. В настоящее время, когда любое иерархическое служение правомочно лишь после преподания благодати в таинстве Священства (хиротония или хиротесия от архиерея), подобное «внеличностное рукоположение» для церковного христианина (православного или католика) в принципе невозможно.  (В ответ на это «харизматичные» протестанты, стремящиеся возродить принципы христианской жизни апостольских времен, справедливо указывают, что «Дух дышит, где хочет» – Иоанн 3:8, и что сила Его такова же, как и во времена апостолов). Исключение у нас составляет особое служение юродивых (в том числе женщин), пребывающих вне иерархической лестницы священно-церковнослужителей.

[2] То есть «с людьми». Библейское выражение «плоть и кровь» (или «тело и кровь») означает «человек», «личность». Именно в таком смысле Христос говорит на Тайной вечере о таинстве Своего «тела» и «крови», – то есть о таинстве теснейшего общения с Ним Самим, живущим в Церкви, воскресшим Богочеловеком. К сожалению, популярная традиция, связанная с забвением библейских реалий, трактует эти слова абсолютно неверно – в духе «гомеопатического» лечения, что дает повод (основанный лишь на невежестве) обвинять христиан в сохранении  ими – в «завуалированной», «символической» форме – древнего каннибализма. (Но это – особая тема.)

Евангельское чтение (Евангелие от Луки 7:11–16, – 30 зачало)

 [Воскрешение сына наинской вдовы]

[В то время Иисус] пошел в город, называемый Наин; и вместе с Ним шли ученики Его и множество народа.

А когда Он подошел к городским воротам, – то как раз выносили покойника, который был у своей матери единственным сыном; а она была вдова. И много народа из города шло вместе с ней.

Увидев ее, Господь сжалился над ней и сказал ей: «Не плачь!» И, подойдя, прикоснулся к одру. Несшие же остановились. И Он сказал: «Юноша! Тебе говорю, встань!» И умерший сел и начал говорить; и передал его Иисус его матери.

Всех объял страх, и стали они славить Бога, говоря: «Ве­ликий Пророк явился среди нас, и Бог посетил народ Свой!»

 

 

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)

Воскрешение сына наинской вдовы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодняшнее Евангелие представляет нам два образа предель­ного человеческого горя: вдовства и лишения единст­вен­ного сына. Женщина, встреченная Христом во вратах города, потеряла мужа – человека, которого в юные годы она так возлю­била, что оставила отца и мать, и всё, чтобы быть с ним. Плодом их любви стал сын, в которого они вложили, верно, всю свою надежду и всю свою ласку. Они думали, что он успоко­ит их последние дни, поддержит их старость, утешит их во всяком горе.

Но вот, умер муж, первая любовь этой женщины, а теперь она хоронит своего сына. И во вратах города ей встречается Христос. Он пронзен жалостью и состраданием, и обращается к ней со словами, которые сразу говорят о том, что пришел конец её горю: «Не плачь!» Он не говорит: «Утешься, твой сын воскреснет в последний день». Он не говорит ей о том, что это – общая судьба людей, что ей выпала особенно горькая доля, но при этом Бог не оставит ее. Он просто говорит «Не плачь!» – и она останавливается. И здесь Христос Своим державным словом возвращает к жизни последнюю её надежду, – всё, что у неё оставалось. Причём, осталось не только на земле, но и то, что соединяет её с вечностью, потому что любовь срывает преграды и смерти, и расстояния, и времени, и переносит нас в вечность.

Многим за последние десятилетия <…> пришлось пережить горе, подобное горю этой матери. Сколько погибло мужей на поле брани, в болезни, сколько детей погибло преждевременно, и сколько материнских слез было пролито. И каждой матери говорит Господь: «Не плачь, поверь! Не ищи своего сына, своего мужа и свою любовь где-то в прошлом. В прошлом – только прошедшее. Но любовь не умирает, любовь крепче смерти, любовь уже сейчас соединяет нас и на земле, и в вечности».

Но и у того, кто так не пострадал, не претерпел вдовство,  не схоронил своего ребенка, – и у того, порой, наступает крах всей жизни. Бывает, что человек живет надеждой, живет близостью Бога. Он чувствует, что жизнь победоносно и ликующе несется вперед... И вдруг эта жизнь, эта надежда и эта радость приходят к концу! Бывает, что человек в течение целой жизни носит в своем сердце (как мать под сердцем) мечту, любовь, надежду... Но приходит время, когда вдруг, каким-то непонятным образом, всё сокрушается, всё умирает, и человек остаётся, как эта наинская вдова, как эта мать, хоронящая своего сына. Всё прошло, всё умерло, ничего не осталось.

Тогда и говорит нам Христос в Своем великом сострадании: «Не плачь, остановись! Я здесь!...» И Своим державным словом Он может восстановить в наших сердцах – в наших душах и жизни – всё, что пропало как будто бесследно.

Поэтому научимся от Христа с подлинным состраданием относиться к человеческому горю. С какой любовью Он сказал «не плачь!» – чтобы эта женщина не была оскорблена, унижена и возмущена такими словами. Нам надо научиться так говорить, чтобы наши слова о надежде, о вере, о жизни, о Боге были не оскорблением, не унижением, не причиной гнева, а утешением и радостью. От нас должно постоянно исходить и утешение в земном горе, и помощь в возрождении вечной надежды и силы жить.

Дай нам Господь такое сострадание и такую любовь, чтобы те, кому мы скажем слово веры, надежды и утешения, ожили, – ожили вечной надеждой, всё побеждающей верой и уверились бы, что всё до конца побеждается любовью – и Божией, и человеческой. Аминь.