"Надо засучивать рукава и работать"

 из интервью митрополита  Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия газете «Православная Москва»

— Ваше Высокопреосвященство, любовь к Богу в человеке закладывается с юного возраста. Что Вы вынесли из своего детства?

— Родился я в селе Малиновка Аркадакского района Саратовской области. У нас была многодетная верующая семья. Жили мы очень скромно. Впрочем, так жили в то время многие. Единственно, что отличало нас от других односельчан это то, что все мы были верующими. Мы поддерживали друг друга в молитве, в посте, в посещении храма. Оглядываясь в прошлое, понимаю, как важно иметь дружную, православную семью, которую Христос называл малой Церковью. К вере я пришел через маму. От кого можно взять любовь к Господу? Только от родителей. Я всю жизнь хожу под благословением своей мамы Антонины Леонтьевны Судаковой-Позоровой, она, слава Богу, еще жива.

Храмов поблизости от нашего села не было. Поэтому мы пользовались любой возможностью хоть что-то узнать о Церкви. Если какая-то информация доходила до нас, — а это были отдельные чудом сохранившиеся листочки из священных книг, тетради с молитвами, которые верующие люди передавали друг другу, — то мы старались их переписать, чтобы у нас тоже это дома хранилось.

После армии мне посчастливилось побывать в Троице-Сергиевой лавре, в Псково-Печерском монастыре, в Успенском Пюхтицкой обители. Я чувствовал, что меня все больше и больше тянет к Богу. В какой-то момент понял, что готов полностью отдаться церковному служению. Это была и мамина мечта, она очень хотела, чтобы кто-то из ее детей посвятил себя служению Господу. А выбор мною монашеского пути своим жизненным примером определил архимандрит Модест (Кожевников), в схиме Михаил, настоятель Михаило-Архангельского собора города Сердобска Пензенской области. В этом доме Божием я после демобилизации из армии служил алтарником. С рекомендацией архимандрита Модеста в 1976 году поступил в Московскую духовную семинарию. Постоянно посещал братские молебны в Троице-Сергиевой лавре. И уже тогда четко решил для себя принять постриг. Господь избрал меня из пастухов — я ведь родился и жил в селе — для того, чтобы я стал пастырем овец словесных.

Теперь стараюсь служить Богу теми дарами, которыми Господь всех нас награждает, когда мы переступаем ограду церковную. Каждый человек приходит на эту землю с какой-то целью. И я думаю, что с Божией помощью каждый из нас может и должен оправдать то доверие и тот замысел, которые возложены на него Господом.

— На каждом историческом отрезке перед Церковью стоят определенные задачи. Что, на Ваш взгляд, самое актуальное для Церкви сейчас?

— Я начну с конкретных примеров. Возьмем Москву. Здесь уже восстановлено много храмов, и значит, можно вплотную перейти к социальной деятельности. У нас в Мордовии в некоторых селах только приступают к реставрации церквей, значит и первоочередные задачи там иные. Конечно, когда храм уже поднялся из руин, надо больше заниматься катехизаторской, социальной, просветительской деятельностью, работой с молодежью. Чтобы приход стал настоящей христианской общиной, служение людям должно пронизывать всю его деятельность. Чтобы никто не остался без внимания: ни дети, ни молодежь, ни взрослые, ни старики. Здесь, конечно, непочатый край работы у актива этой общины. Святейший Патриарх Кирилл призывает нас, чтобы мы вводили в штат приходов людей, отвечающих за социальную деятельность. Это должны быть такие подвижники, которые будут исполнять слова Христа: «Идите, научите все народы» (Мф. 28:19), а также: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16:15). Мы должны как можно больше людей охватить учением Христовым, Евангелием.

Сейчас, когда многие церкви уже восстановлены, необходимо заниматься именно социальной деятельностью, и работать активнее, не покладая рук. Это начало большого и, наверное, тернистого пути. У нас в стране еще много народа неверующего, маловерующего, есть и те, кто увлекся оккультизмом, попал в сети различных тоталитарных сект. Сегодня их надо возвращать в лоно Церкви. Для этого, конечно, потребуются усилия не одного священника, а всего приходского актива. Это и есть тот новый определенный этап, который наступает в жизни нашей Церкви.

— Владыка, современное общество разделилось на две части. Одни наши сограждане считают, что страна катится ко дну, что ее будущее непредсказуемо. Другие говорят о том, что мы возрождаемся, что страна на подъеме. Что Вы ответите тем и другим?

— Я оптимист. Стопроцентный. Потому что верю в Промысл Божий. Верю в то, что Господь нас никогда не оставит, что Он дает нам возможность преображать этот мир. А мир нам от Бога достался прекрасный! Путешествуя по стране, вижу, какие богатства мы имеем — какие леса, реки, озера. У нас есть все. Что нам еще надо? И отчего нам быть пессимистами? И тем и другим отвечу: надо засучивать рукава и работать. Если мы будем каждый клочок своей земли обрабатывать, доводить до культурного состояния, мы будем богаче всех на свете. Но надо трудиться. И тогда не будет времени для пессимистических мыслей. Пусть поначалу что-то не получается, но в конце концов всего можно достигнуть.

Церковь показывает пример такой созидательной деятельности. Посмотрите, в то время когда все кругом рушится — у нас в Церкви все расцветает: возводятся новые храмы, реставрируются старые, открываются обители. Потому что люди церковные начали работать над возрождением своей веры. Разве это не пример для тех, кто пессимистически смотрит на жизнь? Если мы возрождаем приходы, храмы, монастыри, почему мы не можем возродить свои заводы и фабрики? Все можем! Нужно только иметь крепкую веру в Бога и уповать на Него. И при этом трудиться. И тогда все получится.

Но для нас, людей православных, главное не материальные блага, наша цель — стяжать Царство  Небесное. Ради этого мы трудимся. И в знак любви Божией мы устраиваем и благоукрашаем наши храмы, наши монастыри.

Я думаю, если русский народ захочет все делать во славу Божию и быть Его соработником, то, конечно, мы преобразуем нашу жизнь. Господь даст нам сил на это. У нас все получится. Я верю в наш народ.

— На чем, на Ваш взгляд, основан пессимизм? На безверии?

— Такое явление всегда существовало в истории. Вспомним библейский пример, когда Моисей выводит израильтян из Египта. Одни идут уверенно в землю обетованную, а другие ропщут: давайте вернемся назад, зачем нам неизвестность. Есть такие люди, которым неплохо было бы существовать по старинке, они всегда живут прошлым, потому что боятся будущего. А будущее — это как раз и есть самое интересное.

Я не могу ответить на вопрос, на чем основан пессимизм — об этом надо у пессимистов спросить. Я, например, об этом даже и не задумываюсь. Просто всегда перед собой ставлю какие-то задачи, придумываю новые проекты, пытаюсь найти идеи, чтобы их осуществить. Такие, какие полезны для Церкви, для людей. Вот и все. И когда берешься за такой проект, то с помощью Божией все получается.

— Что бы Вы сказали людям, которые все откладывают на потом: пойду на пенсию — прочитаю всю Библию; сегодня поем скоромное, а в следующий пост обязательно возьмусь за себя…

— Это все от  лукавого. Мы же не знаем, что с нами будет завтра. Поэтому каждую минуту жизни надо использовать на свое совершенство: мы же не знаем, какими предстанем перед Господом. Ничего нельзя откладывать на завтра, надо все делать сегодня. Сказано в Евангелии от Матфея: «Ищите же прежде Царства Божиего и правды Его, и это все приложится вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы» (Мф. 6:33-34). Исправление своей жизни надо начинать сегодня.

«Православная Москва» (опубликовано в № 13, 2010).