«Мы победим!»

«Мы победим!»

«Мы победим!» — это послание выбито гильзами на шпале, хранящейся в новгородском музее. Тогда она лежала на тропе  выхода из окружения  2-ой ударной армии в лесу между Любанью и Мгой. Пять суток голодные бойцы скитались по вражеским тылам. «Днем отсиживались в укрытии, ночью шли на восток, ориентируясь по зарницам далекой канонады. Уставшие, без коней, которые в большинстве своем пошли на питание, день и ночь болотами мы пробивались из-под Любани к Мясному Бору. Твердо решив в плен не сдаваться, последние патроны берегли для себя».

«Мы победим!»  на темной шпале хорошо выделялись набитые гильзами три слова. Когда на буквы попадал свет, они становились видны издалека. Проблеск надежды – это много или мало для солдата в условиях окружения?

Изучение исторических событий, которые привели к Победе нашего народа в ВОВ  цель очередного организованного клубом «ОСТ» мотопрохвата, состоявшегося 18 июля в Гатчинском районе Ленинградской области.

В том же порядке, в котором мы следовали из пункта в пункт во время нашего пробега, в первые годы войны развивались важнейшие события на стратегически важном Лужском рубеже:

1) деревня Пижма (бои в августе-сентябре 1941 года);

2) деревня Мины (выход ополченцев из котла окружения; приказ об отступлении генерала Астанина от 22 августа 1941 года);

3) деревня Савкино (13 кавалерийский корпус, февраль-июнь 1942 года).

1) Двадцать три дня сдерживали натиск гитлеровцев у деревни Пижма ополченцы 267-го отдельного батальона Балтийского завода и Куйбышевского района. Все попытки противника одним броском перемахнуть лощину, чтобы двинуться прямо по дороге на Гатчину, были отбиты. Здесь возле памятника ополченцам, где покоятся 50 бойцов, отец Вячеслав рассказал о строительстве оборонительных заграждений Красногвардейского укрепрайона, который, несмотря на малое оснащение, не дал врагу схода взять Ленинград. В августе 1941 гарнизон состоял из 18 артиллерийско-пулеметных батальонов (ОПАБ), испытывавших сильный недостаток в вооружении (не хватало даже винтовок), двух слабо вооруженных дивизий народного ополчения (2-я и 3-я ДНО) и 291-ой стрелковой дивизии.

Передовой рубеж центрального сектора находился как раз у речки Пижма — позиции 267 ОПАБ. Историк  и художник Денис Базуев на схемах показал и рассказал, как проходил бой. 

Благодаря его рассказам, представить, с какой стороны прорывался враг, где наши заминировали берег, как был подбит на мосту немецкий танк, загородивший проход, было легко. «23 и 24 августа Пижму штурмовала 1-я немецкая танковая дивизия. Она Пижму захватила, вклинилась в основные позиции центрального сектора обороны Красногвардейского УРа, но дальше пройти не смогла. И лишь в сентябре 1941 года в районе Пижмы немцы прорвались дальше. Это сделала дивизия СС “Полицай”».

Дот лейтенанта Карпова у дороги был расстрелян с тыла танками. Судя по следам осколков внутри дота, его гарнизон погиб. Проезжая колонной мимо, мы увидели на нем изображение Георгия Победоносца, и отметили, что дот украшен венками. Это свидетельствует о посещаемости места. Гарнизон лейтенанта Дёмина вынужден был подорвать себя вместе с сооружением, чтобы не сдаваться врагу. Такой вывод можно сделать, основываясь на том, что осталось от дота, и на характере разрушений.

Рядом с Вырицей и петляющей рекой Оредеж, там, где раньше был дом отдыха Ленинградской швейной фабрики, нацисты, позиционирующие себя освободителями Европы, просвещающими отсталые народы, устроили детский концентрационный лагерь.

Рядом с памятником, где мы служили панихиду, было реальное захоронение замученных детей (предположительно 400 человек). На этом особенном месте лежали игрушки и цветы, стояли лампадки и звучали слова «Со святыми упокой».

Из воспоминаний В.И. Пантелеевой, малолетней узницы фашистских концлагерей:

«По приказу бургомистра Кондрашова из оккупированного Шлиссельбурга в Вырицу вывезли 112 детей. Из них в живых остались только пятеро. У нас постоянно брали кровь для раненых фашистов и делали уколы. Четыре года тому назад в Шлиссельбурге скончался один из бывших малолетних узников – Н.М. Трумелев, который жестоко пострадал после прямого переливания крови раненому генералу. Вначале кровь генералу переливали от девочки, но она умерла практически сразу. Николая Михайловича также посчитали мертвым и выбросили на место складирования трупов. К счастью, собаки признали его живым. Добрые люди передали весть о том, что мальчик еще дышит, его матери, и несчастной женщине удалось унести своего ребенка.

А всего в этом лагере проживали 500 детей, которых постоянно свозили со всех концов Ленинградской области. Я приехала в Вырицу в возрасте 7 лет и провела в лагере 2 года.»

  

Отец Вячеслав рассказывал о страданиях мирных жителей, женщин и детей, о мальчике во Мге, который махнул рукой, показывая на самолет, и был расстрелян, о пророчестве святого изможденного старца Серафима Вырицкого при посещении его немцами.

Рядом в селе Рождествено (около 20 тысяч узников)(1), в деревне Выра (около 15 тысяч узников), в Сиверской , в Гатчине («Дулаг 154») действовали  концлагеря для пленных красноармейцев. Там свирепствовал сыпной тиф: люди болели и голодали, но их заставляли работать. Много тайн скрывают здешние леса: лишь поисковики и местные жители догадываются о неисследованных захоронениях военной поры. Мы можем только представлять, как горячо молился на своем камне старец, зная о существовании лагерей рядом. Одно преподобный знал твердо: мы победим! Поэтому и ответил в лицо немецком офицеру: «Никогда ваши войска не пройдут по Дворцовой площади», а приходящим к нему за помощью жителям говорил: «Победа будет за нами, ждите!»

2) Следующим пунктом прохвата  была деревня Мины - памятник окруженцам. На нем изображен раненый журавль, который стремится подняться вверх, вырваться, оторваться от земли.

Здесь отец Вячеслав рассказал об общих чертах всех «котлов», которые  немцы выстраивали  по одной схеме.

В условиях окружения большое значение приобретали отношения между людьми: командиры и подчиненные одинаково голодали, мучились и умирали. Для того чтобы избежать ощущений безнадежности своего положения и бессмысленности дальнейшего сопротивления, требовалась духовная сила.

Отец Вячеслав сказал: «Окруженцы – особый вид русского солдата. Даже если кто-то чудом спасался, потом ему приходилось доказывать, что он не предатель, не дезертир».

От Дениса Базуева мы узнали что, когда еще положение не было таким безнадежным, у армии был приказ двигаться на северо-восток со всем вооружением и ранеными. Скорость мощной артиллерийской дивизии была 1,5 километра в сутки по мшинским болотам. Когда котел сомкнулся, техника пропала, однако наши солдаты могли бы спастись в большем количестве, если бы были налегке. Из 43 тысяч человек только 10 тысяч вышли: часть – через Пушкин и Шушары, 111-я стрелковая дивизия – через Погостье. В плен попало 20 тысяч человек, около 13 тысяч погибло.

Монолог убитого…

На лице от росы прохлада,

В небесах голубая синь.

Занемело плечо от приклада,

Есть охота – проси, не проси…

Я вчера свой сухарик последний

И конины жесткий кусок

На прощанье оставил Сергею –

Продержись хоть немного браток.

У него смертельная рана,

Он остался в сыром блиндаже.

Понимали мы с капитаном,

Что к нему не вернемся уже…

Вспомнили медсестричку Аленку,

Та в атаку пошла, как все…

Схоронили ее в воронке,

С алой кровью на русой косе.

Окруженья, котлы, заслоны –

Сколько смерти еще впереди?

Ты ответь комиссар батальонный,

Как нам Оредеж перейти?

Что сказал бы товарищ Сталин,

И почему среди этих болот

Умирать нас одних оставил,

И когда нам подмога придет?

Не дожить мне до края просеки,

Бьет прицельно фашистский гад…

Здесь найдет меня поздней осенью

Поисковый сводный отряд.

Не бросайте нас здесь под соснами –

Кто убит, кто не смог идти…

И, конечно, Сережку с Аленкою

Обязательно надо найти!

Эдуард Брюквин,
начальник штаба ПО Гатчинского района, командир ПО «Гром»

В этих местах работают тринадцать поисковых отрядов. Благодаря их усилиям на месте возле памятника, где мы служили панихиду, было найдено и захоронено 390 бойцов.

Воспоминания Тризно Л.В.: "У меня на всю жизнь осталась в памяти переправа частей 41 стрелкового корпуса через реку Оредеж.

В лесу у берега реки Оредеж собирались отступающие части для форсирования последней. Командование сделало ложную переправу в 2-х километрах левее настоящей. Саперы рубили, колотили, шумели, строили плоты для "предполагаемой" переправы. Противник с ленинградского берега засек эту переправу и ждал когда пойдут войска и техника.

Помню, рано утром река была затянута туманом, тишина зловещая, только слышно на левом фланге работа саперов на ложной переправе.

Вот двинулись к берегу – штаб корпуса, дивизий которых прикрывала рота НКВД, потом пошли разные части, строго по порядку. Ведь решающую роль здесь играли – тишина и внезапность. Подходя к реке, раздевались и шли на другой берег по горло в воде. Сначала все шло хорошо. В дальнейшем многие стали тонуть и конечно орали о спасении. Я был со связным тов. Лившицом – бывшим начальником бюро обслуживания нашего завода и когда мы подошли к берегу, он меня толкнул в воду и не дал мне раздеться или хотя бы снять шинель, так как нас обнаружили немцы и от ложной переправы шли танки. Каждая минута была дорога. Вот так в шинелях мы с ним и другие, по горло в воде, перешли реку. На другом берегу, я все-таки был вынужден снять сапоги и выкрутить мокрые портянки, так как невозможно было идти. И вот в таком виде мне со связным пришлось идти целый день, пока на нас все не высохло. Вот здесь много народу погибло, так как переправа была закрыта и скопившиеся части попали в "мешок".

Здесь в последний раз на переправе видел часть наших ополченцев Балтийцев.

Помню ехал на лошади товарищ из охраны завода (т. Адамюк \Данилюк), он имел орден Ленина (Красного знамени) и не желая бросить лошадь так и застрял на переправе."

Есть сведения, что пытавшиеся прорваться соединения оставили около пятисот раненых на южных окраинах Вырицы. Дальнейшая их судьба не известна. Скорее всего они попали в шталаг № 320 в городе Луга.

Возле деревни Куровицы курсанты-пограничники обнаружили много подбитых немецких танков, и рядом лежали останки кавалеристов и лошадей. Кем были эти безымянные жертвовавшие собой кавалеристы, не дававшие немцам замкнуть кольцо окружения вокруг Лужской группы? Эти страницы истории должны быть исследованы, чтобы мифологема «С шашками на вермахт!» не была абстрактно безжалостной и даже намеки на «бессмысленный героизм» были исключены.

3) В деревне Савкино установлен поклонный крест казакам 13-го кавалерийского корпуса. Именно через Савкино по берегу Оредежа в феврале 1942 года бойцы генерал-майора Николая Гусева из 2-й ударной армии Волховского фронта пытались прорваться к заблокированному Ленинграду. Метровые сугробы железнодорожного полотна на станции Конечки стали преградой для дальнейшего освобождения от врага и продвижения кавалеристов.

«Большая часть исследований, посвященных 2-й ударной армии, сфокусирована на ее гибели в волховском котле, – отмечает историк Денис Базуев. – Однако в тени остались те герои, которые в самом начале нашего наступления, в феврале 1942 года, на 75 км ушли в глубокий немецкий тыл. А ведь они поставили противника на грань военной катастрофы – именно так оценивал ситуацию немецкий историк, непосредственный участник боев под Ленинградом Хартвиг Польман. Особенно отличился кавалерийский корпус генерала Гусева. Кавалеристы очистили берег Оредежа от немцев на протяжении 37 километров, уничтожив захватчиков в прибрежных деревнях.

Вражеский гарнизон в деревне Савкино был сметен атакой в конном строю эскадронами 87-й кавалерийской дивизии. В боях отличились и конники майора Александра Смирнова-Бардова из 25-й кавалерийской дивизии.

В середине мая 1942 года 13-й кавалерийский корпус был отведен в резерв фронта, а в июне снова брошен в бой. Именно он 21 июня прорвал окружение 2-й ударной армии под Мясным Бором и несколько дней удерживал «коридор», по которому вышли около 6 тысяч бойцов».

Алексей Юрьевич Баштин, атаман невского Казачьего округа, рассказал о казачестве, кавалерии и конных мобильных группах в годы ВОВ. Значение кавалерии в предвоенные годы было недооценено. Её богатую историю и эффективность  вспомнили, когда стало понятно, что в ходе войны без этих маневренных оперативных частей не обойтись (особенно это относилось к лесисто-болотистой местности в условиях сложностей с техническим оснащением армии). К этому времени количество кавалерийских подразделений уже значительно сократили. Статистика боевых и небоевых потерь казачьих частей в годы Первой Мировой войны (96% к 4 %) заставляет задуматься не только о большом военном значении конницы, но прежде всего о людях, верно служащих Отечеству. Казачество издавна было воплощением самоотверженности, отваги, высоты духа. Это сословие веками передавало из поколения в поколение опыт жизни, укорененный в Православии. Недаром сохранились слова: Казак без веры – не казак. Кавалерия, конечно, уходит в прошлое, но чрезвычайно важно восстановление памяти о героически сражавшихся кавалерийских группах, сохранение и возрождение традиций казачества – как неотъемлемой части истории России.

"Тактика кавалеристов в Великую Отечественную заметно отличалась от тактики времен гражданской. Казаки в основном воевали пешими. По воспоминаниям очевидцев (а мне довелось побеседовать с несколькими участниками кущевской атаки) – основным оружием казака в Отечественную была винтовка, а чуть позже — автомат. Удобный в рукопашной кинжал был всегда на поясе. А вот сабли чаще всего лежали в обозе. С собой прагматичные казаки брали их только в кавалерийские рейды по вражеским тылам — в остальное время проку от сабель не было. Кони же использовались больше как транспортное средство, но не как «боевая техника». По возможности верхом совершались переходы. На конной тяге передвигались пулеметы и пушки. Не саблями, а с помощью пушек, противотанковых ружей и танков приданной корпусу танковой бригады Орловского училища была остановлена под Кущевской фашистская бронетехника. А уже потом, когда вражеские танки и самоходки горели, а пехота замешкалась – была сабельная атака. И в этих условиях она была даже менее самоубийственной, чем штыковая атака пехоты. Да – всадник более удобная мишень, чем пехотинец. Но это — для подготовленного стрелка в укрепленной позиции. А для только что наступавшего автоматчика пехотинец предпочтительней. Он и бежит дольше. И в рукопашной ты с ним – на равных. Вы поставьте себя на место гитлеровского автоматчика. Минуту назад в поле никого не было, но вот тебя уже рубят. Да-да – именно рубят. Тебя учили приемам против ударов штыком или прикладом, но не сабли… Кстати – немаловажно: большинство сабельных атак (а тогда она была не только под Кущевской, но и под Шкуринской, и на других участках Ейского оборонительного рубежа) были контратаками. То есть кавалерия не кидалась на пристрелянные пулеметы, а рубила лишенного укрытий пешего неприятеля. То есть осознанно, умело и успешно использовала те немногие преимущества, которые кавалеристы имели над пехотинцами в поле». (http://nnm.me/blogs/shamba/s_sablyami_na_tanki/)

В своем рассказе атаман упомянул о том, что император Константин Великий увидев знак – знамение креста на солнце, – приказал изобразить его на щитах своих солдат и, несмотря на численное преимущество противника, одержал победу. Крест как основополагающий символ жертвенности за Родину для казаков (да и для всех православных воинов во все времена) – утверждение всепобеждающей веры во Христа «Сим победиши!», «Яко с нами Бог!».

Обители севера строгого,

Накрытые небом, как крышей!

На вас, захолустные логова,

Написано: сим победиши. (Борис Пастернак)

После братской трапезы участники пробега разошлись на время по лесу, наполненному светом, щебетом птиц и черникой, и хранящему тайны о минувших днях напряженных сражений.

 Фотографии Елены Пузановой

 

Использованные материалы:

1)http://www.lokos.net/rcp/rcp2004/data/school/%C3%E0%F2%F7%E8%ED%F1%EA%E8%E9/Vsc2005/ref2.htm

2)      http://www.moshlisselburg.ru/newz/1504-bez-vystrela-na-zemle

3)      http://centralsector.narod.ru/opabs/274_1.htm

4)      http://serafim.com.ru/site/nstr_50_70_Vyr-VOV.html

5)      http://nnm.me/blogs/shamba/s_sablyami_na_tanki/

6)      http://www.skvk.org/25209