ЛЮБОВЬ И ВЕРНОСТЬ

Миновала уже вторая седмица по Пасхе, и сегодня – третья пасхальная "неделя" (воскресенье), которая в православном богослу­жебном Календаре озаглавлена как "Неделя Жен-Мироносиц" (т. е. "Неделя женщин, несущих миро"). Здесь же перечислены имена семерых женщин, известных нам из евангельского повествования, которые и причисляются традиционно к «мироносицам».

Это – Мария Магдалина, исцеленная Иисусом Христом от страшного недуга; Мария Клеопова, мать Иакова и Иосии; Саломия, жена рыбака Зеве­дея и мать апостолов Иакова и Иоанна Богослова; Иоанна, жена Хузы, домо­правителя царя Ирода Антипы; Марфа и Мария, сёстры Лазаря, близкого друга Иисуса Христа, которого Он воскресил из мертвых незадолго до Своего церемониального Входа в Иерусалим; а также Сусанна, о которой нам ничего не известно. Евангелисты упоминают и о «многих других» женщинах из Галилеи, служивших Иисусу и вместе с Ним пришедших в Иерусалим на Его последнюю Пасху. Но история не сохранила нам даже их имен.

Мироносицы, эти простые женщины, не отличавшиеся ни знатностью, ни образованием, часто сопровождали Иисуса Христа и Его учеников в миссионерских путешествиях, принимали их у себя, стараясь помочь всем тем, чем может помочь заботливая хозяйка и мать. Без сомнения, они еще меньше, чем апостолы (до Дня Пятидесятницы), понимали конечный смысл пришествия и спасительных деяний Мессии-Христа: для них Он был, в первую очередь, сыном их рано овдовевшей подруги Марии, избравшим многотрудную и неблагодарную стезю странствующего учителя (равви). Но они прево­сходили апостолов своей любовью и верностью. Вспомним, что будущие столпы Церкви, сочтя дело своего Учителя «проигранным», в страхе разбежались из ночного Гефсиманского сада и даже не почтили последних минут Его земной жизни у Голгофы. Из них один лишь юный апостол Иоанн пребывал у подножия Креста, не заботясь опасениями собственной безопас­ности. «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх. <...> Боящийся несовершенен в любви», – напишет он позднее (1 Послание Иоанна 4:18).

Стоя у Лобного места и глядя на страшные мучения Распятого, жены-мироносицы утешали несчастную Мать, пребывавшую в полуобморочном состоянии, а затем проводили скромную погребальную процессию до пещеры (Матфей 27:61). Как и все, они были вынуждены соблюдать праздничный субботний покой и не могли дождаться, когда же можно будет воздать сыну их убитой горем подруги последний долг любви – помазать Его истерзанное тело благовонными и бальзамирующими веществами (миром), довершив тем самым дело спешного погребения накануне еврейской Пасхи. С этими благовониями они и отправились в предутренней мгле ко Гробу, еще не зная, что их ожидает там великая награда – первыми услышать от ангелов о Воскресении Спасителя и возвестить эту неимоверную радость апостолам (Лука 24:22–23). Это – награда за любовь и верность, выше которых нет ничего на свете. Неудивительно, что день Жен-Мироносиц часто называют и праздником Женщины-Христианки.

Сегодня же Церковь прославляет Иосифа Аримафейского и Никодима, двух «тайных учеников» Иисуса Христа, знатных и бога­тых иудеев, не побоявшихся испросить у префекта Иудеи Понтия Пилата разрешения с честью похоронить Распятого Страдальца. Иосиф добился выдачи ему тела Иисуса и похоронил Его в своей новой родовой гробнице. «Пришел и Никодим, – навещавший некогда Иисуса ночью, – и принес около ста фунтов благовонных масел, смесь смирны с алоэ. Они взяли тело Иисуса и завернули его в пропитанный благовонным маслом саван, как это было принято у евреев при погребении. В том месте, где был казнен Иисус, был сад, а в саду – новая гробница, в которой еще никто не был положен. <...> В ней Иисуса и похоронили» (Иоанн 19:38–42).

Многие, вероятно, не отдают себе отчета в том, сколь велика перед Вселенской Церковью заслуга этих двух людей, так, вероятно, и не ставших «христианами» в нашем понимании. Ведь если бы не их быстрое и решительное ходатайство, то тело Иисуса Христа подверглось бы еще и посмертному поруганию.

Как сын бедного галилейского плотника Христос не обладал статусом римского гражданина и не мог рассчитывать на «привиле­гированную смерть» через отсечение головы (как позднее апостол Савл-Павел). Нет, Господь, по словам церковных песнопений, был «к злодеям сопричтён», а по­тому подвергнут казни рабов и уголовных преступников[6]. И Его тело было бы просто спешно сдернуто с креста и брошено римскими солдатами в безымянную братскую могилу вместе с телами двух разбойников, распятых с Ним вместе. Более того, Иосиф Аримафейский, – уточняет евангелист Матфей, – «похоронил Иисуса в своей новой гробнице, которую недавно вы­сек в скале» (Матфей 27:60), – пожертвовав заранее приготовленной родовой усыпальницей.

Юрий Рубан, канд. ист. н., канд. богословия