ДОРОГА ЖИЗНИ

ДОРОГА ЖИЗНИ

 

 

В день святого благоверного князя Александра Невского, защитника и покровителя нашего города, в 1941 году в осажденный и заблокированный Ленинград (в котором оставалось на тот момент муки лишь на две недели)  по зарождающейся «Дороге Жизни» в город был доставлен первый обоз с продовольствием. Это был знак, что город не будет оставлен и сдан врагу, что победа будет за нами, что святые защитники Отечества вместе с народом всегда.

12 сентября 2015 года в память о событиях 1941 года состоялся мотопробег «Первый обоз», начавшийся с молебна и панихиды у братской могилы у стен Александро-Невского храма на железнодорожной станции Апраксин. В годы Великой Отечественной войны здесь шли бои, станция Апраксин — была основным острием Синявинских операций. Над могилой высится скульптурный памятник святому благоверному князю Александру Невскому, под ним крестообразно расположены памятные плиты с описанием операций по освобождению Ленинграда.

 

В песне «Георгиевская ленточка» поется  о станции Апраксин, на которой только тени и призрачные видения напоминают о войне, да еще ржавые каски в траве... И вот теперь здесь стоит храм-памятник, а в братской могиле похоронены 129 найденных поисковиками «известных солдат». Так написано в эпитафии: «Их судьбы известны народу, их подвиги известны Отечеству, а имена — известны Богу».

«Подними меня браток, я Вершинин Саня, 3-й минометный полк, родом из Рязани» — на эти пронзительные строки отвечает отец Вячеслав: «Мы подняли тебя, Саня. И похоронили». Вероятно, это имя выдумано поэтом, но вот здесь лежат 129 незабытых солдат...

Отец Вячеслав напомнил, как имена святых князей были  «реабилитированы» с началом войны, когда даже воинствующие безбожники признали свое бессилие в деле воодушевления народа на подвиг защиты Отечества без обращения к народной памяти о его святых заступниках и обратились к народу на языке Церкви. Тогда неожиданно для них открылось, что Церковь, ее наследие, язык ее проповеди находит живой отклик в народе, что так неистребимы в людях те единство и верность, что воспитаны христианскими идеалами. И в этом залог победы, залог крепости государства. «Не в силе Бог, а в правде», «Взявший меч от меча и погибнет» — вот те евангельские слова, которыми говорит Александр Невский, в одноименном фильме. Эти слова стали тогда мощнейшим стимулом в борьбе с захватчиками. Образ святого князя, не только доблестного воина, но и мудрого правителя-дипломата, который может быть смиренным — вот тот пример, который явлен нам в истории. 

О заступничестве святого покровителя невской земли не раз вспоминалось во время поездки. И таким неслучайным казалось все невероятное и изумляющее, что мы узнали о подвигах тех, кого мы поминали... 

Летчики, вылетавшие двое против двадцати, без оглядки на смерть. Бесстрашные, верившие в свое бессмертие, как верят в него лишь святые и дети... Железнодорожники, строившие и ремонтировавшие дорогу Победы под обстрелами, машинисты, летящие сквозь адский коридор... Водители «полуторок», в который раз пересекающие Ладогу с ее коварным льдом. И те из них, кто в короткий перерыв, смочив свои руки бензином, поджигали их,  чтобы очнуться от сковывающего сна, отогреть закоченевшие от мороза пальцы, и снова вывозить людей из царства смерти, а обратно везти муку и топливо... 

Не доезжая до Кобоны, мы остановились у деревни Выстав  и прошли к небольшой роще, чтобы почтить память летчиков «державших воздух» над Ладогой. Как известно, поздней осенью 1941 года, по окончании навигации, по ладожскому льду была организована переправа, впоследствии названная «Дорогой Жизни». Не только продукты перевозились по ней в осажденный город, но и боеприпасы, топливо. Из Ленинграда по ней эвакуировали жителей, везли снаряды, которыми продолжали снабжать фронт ленинградские предприятия. Самым уязвимым участком ледовой трассы был участок от Кобоны до острова Зеленец. Для обеспечения прикрытия здесь, в восьми километрах от Кобоны, на полевой аэродром у деревни Выстав был перебазирован 13-й истребительный авиаполк. Уже в январе за особые отличия в боях над Ладожским озером, 13 ИАП был преобразован в 4-й гвардейский истребительный авиаполк, ставший легендарным. О подвигах его отважных летчиков можно прочитать в воспоминаниях Василия Федоровича Голубева в книге «Балтийское небо» и посмотреть художественный фильм с одноименным названием... 

Отслужив панихиду на месте захоронения ладожских авиаторов, отец Вячеслав напомнил нам о том, что не вернувшийся из боевого вылета летчик, без вести пропавший, не имеет могилы, даже самой скромной и затерянной. Но здесь, на памятнике увековечены имена не только тех летчиков, что похоронены здесь, но и отдельно тех, кто, вероятно, покоится где-то на дне Ладожского озера. И это благодаря неравнодушным к их памяти людям. И действительно, история здесь не может представляться чем-то отдаленным и невещественным. Директор кобонского музея «Дорога жизни»  Сергей Марков рассказал о том, что за недавнее время, в результате исследовательских погружений на дно Ладоги, были найдены обломки трех самолетов. Среди них части того первого в истории сбитого нашей авиацией самолета Хейнкель, который немцы считали непобедимой «воздушной крепостью». Вскоре мы могли увидеть в Кобоне, в музее под открытым небом, и поднятый за три дня до нашего приезда двигатель учебно-тренировочного самолета, на котором совершил свой последний боевой вылет Герой Советского Союза полковник Сурков. 1 января 1942 года он был сбит вражеской авиацией. После этого трагического случая летчикам было категорически запрещено вылетать без прикрытия. Вообще же, несмотря на значительное численное превосходство немцев, наши летчики побеждали благодаря умению и отваге. В 4-м ГИАП было пять Героев Советского Союза.

«Истребительная авиация здесь воевала на самолетах И-16, так называемых  «ишачках». Они выполняли несвойственную для истребителей задачу, им приходилось оказывать сопровождение и транспортной авиации, коридор которой проходил через Кобону, через эти места, и осуществлять разведывательные, штурмовые операции... В этих лесах лежит самолетов гораздо больше, чем нам сейчас известно...

Если говорить о потерях полка, то в течение полугода летный состав экипажа менялся практически полностью. Тот, кто совершал более трех боевых вылетов, уже считался долгожителем» — рассказал Сергей Марков.

Если учесть, что именно Дорога Жизни стала той артерией, которая помогла выстоять городу и способствовала его освобождению, то ее прикрытие было для балтийских авиаторов, несомненно, делом жизни и смерти. Светлана Владимировна Громова зачитала стихи своего мужа Громова Сергея Вячеславовича. Оба они являются учителями суховской основной школы, в прошлом году Сергей Вячеславович рассказывал много интересного о летчиках, похороненных здесь, в этот день он не смог присутствовать на встрече, но в стихотворении передалось нам то искреннее чувство, с которым он относится к памяти летчиков. Стихотворение было посвящено памяти 4-го гвардейского истребительного авиаполка и основано на событиях героической гибели летчика Александра Байдракова в мае 1942 года.

Значимым событием дня было освящение здания  музея "Дорога Жизни" в Кобоне, недавно восстановленного после полного уничтожения пожаром в 2010 году. Всего несколько дней назад состоялось открытие музея, и мы были одними из первых, кто его посетил. Участники мотопробега смогли осмотреть воссозданную экспозицию, прослушали интереснейшие рассказы сотрудников музея. Директор музея, Сергей Марков, в частности, рассказал о заместителе начальника Ледовой дороги Семене Гельберге, дневник которого послужил основой экспозиции. В дневнике не только запечатлены ежедневные наблюдения, но и проведен их анализ, дневник богат фактологическим материалом и представляет собой кладезь информации для историков. Кроме того его автор, будучи не только инженером, но и художником, сопровождает записи рисунками, глядя на которые можно лучше представить себе тяжелые будни Дороги Жизни. Обращают на себя внимание такие яркие образы, как «лица ленинградцев», изможденные и строгие, удивительно похожие друг на друга люди, обращенные к зрителю пронизывающими взглядами...

Невероятным и даже мистическим показался рассказ о феномене Ладожской Атлантиды. Мы узнали о том, что та отмель, на которой появилась возможность построить порт, показалась из воды именно к началу войны, а в 1944-м уровень воды снова поднялся, воды поглотили отмель и порт прекратил свое существование.

«В принципе, как такового навигационного  понятия «кареджской косы» не существует — отметил Сергей Марков. — Есть мыс Литтиг, есть острова Кареджи, между ними есть отмель. В 1941 году Ладожское озеро опустилось на аномальный для него уровень воды.  В результате падения уровня Ладоги, отмель поднялась примерно на полтора метра над водой, что позволило провести железнодорожные ветки, построить там топливоперекачивающий пункт, провести оттуда линии электропередач до Осиновца. Все это просуществовало до конца блокады. В 1944 году уровень Ладоги начал подниматься и льдами, которые шли на берег этот порт был просто сметен с лица земли. Порт просуществовал два с половиной года, выполнил свою функцию, спас Ленинград, позволил выжить людям, помог освободить город и прекратил свое существование. Сейчас от него остались лишь фрагменты свай под водой, мы иногда  находим рельсы, стрелки. Его практически не существует. Порт включал в себя около восемнадцати пирсов, это были угольные причалы, паромные переправы». 

 

В завершение поездки по памятным местам, связанным с историей Дороги Жизни, участники мотопробега, отведав полевой кухни прямо на берегу озера, осмотрели фрагменты техники, поднятой со дна Ладоги. О каждом экспонате можно было услышать много интересных фактов, делающих недавнее прошлое таким близким и трогающим сердце. 

Под впечатлением от поездки одна из ее участниц, прихожанка Скорбященского храма на Шпалерной, Наталия Васильева написала стихотворение:

 

 

 Посвящено моей маме Донской Элеоноре Юрьевне,

 пережившей Блокаду, и всем Ленинградцам..

 

 

 

 

 

В кольцо Блокады

вражеской захваченный,

Попав под взрывы и бомбежек град,

В дыму пожаров, голодом охваченный,

Ты не сдавался — Город Ленинград.

 

Пройдя через страданья, скорби, горести,

Плач матерей, смертей несчетный ряд,

Истерзанный, голодный, но не сломленный,

Ты выстоял — Священный Ленинград.

 

Трещал, ломался лед суровой Ладоги,

Машины с хлебом в громе канонад…

Дорога Жизни от дороги к смерти

Спасла тебя — Блокадный Ленинград.

 

Врачей и медсестер великим подвигом,

И мужеством, не знающим наград,

И кровью пролитой погибших наших воинов,

Ты был спасен — Любимый Ленинград.

 

И Эрмитажа ценности укрытые,

 И шпилей маскировочный «наряд»

Стихи Берггольц и музыка великая

Спасли тебя — Культурный Ленинград.

 

В промозглый долгий холод, в стужу лютую,

Теплом сердец, не знающим преград,

Святыми, неустанными молитвами,

Ты был, храним — Духовный Ленинград.

 

Ты выжил! И не меркнет слава подвига,

Превышены возможности в сто крат,

Единством, силой духа и достоинством,

Ты победил — Великий Ленинград!

 

Наталия Васильева, сентябрь 2015 г.

 

 

Текст и фотографии подготовили сестры Свято-Георгиевского сестричества Наталия Введенская и Рушана Ибрагимова