Чтобы помнить…

Чтобы помнить…

Поездка на Левашовскую пустошь в день памяти новомученников и исповедников российских уже стала традиционной во многих приходах. Приходом Скорбященского храма, была совершена она и в этом году.

После воскресной Литургии автобус с прихожанами-паломниками 13 февраля направился в Левашово практически тем самым путем, которым когда-то везли расстрелянных (Шпалерная,25 – Левашово). На месте захоронения десятков тысяч пострадавших в страшное время репрессий была совершена панихида.

У входа на пустошь настоятель нашего храма, протоиерей Вячеслав Харинов обратил внимание паломников на памятник: железная машина, готовая в один миг разрубить хрупкое живое человеческое тело пополам. После панихиды отец Вячеслав произнес слово о том, что при изучении материалов, документов поражает не ужас происходившего, к нему привыкаешь, но – радость и покой. В предсмертных записках, наряду с обстоятельным перечислением издевательств и пыток, которые доводилось переносить, можно найти и свидетельства о том, как велико утешение. О том, как люди чувствовали себя радостными и спокойными. Как архиереи благословляли палачей. И те, потрясенные, отказывались стрелять. И им на смену приводились другие. А для того, чтобы история не повторилась, жертв выводили на расстрел обритыми, в солдатских шинелях и спиной к палачам.

Позже, у одного из памятных крестов, отец Вячеслав зачитывал материалы о том, какими нечеловеческими способами умервщлялись служители церкви - архиереи, священники, монашествующие - уже в 1918 году. Как обливали на морозе водой, как опускали в прорубь, как сажали на кол, как закапывали живыми, как живыми варили в котлах со смолой. И всё это так странно и вместе с тем так обнаженно и пронзительно правдиво звучало сегодня свидетельством неизбежно обреченного на поражение гордого человеческого безумия в тишине удивительно красивого, мудрого, хранящего молчание сказочного зимнего леса. Под высоким, бездонным, бесконечным, безоблачным вечным зимним небом...

Анастасия Лысенко