Протоиерей Вячеслав Харинов, настоятель

Протоиерей Вячеслав Харинов, настоятель

настоятель Успенского храма с.Лезье-Сологубовка Кировского р-на Лен. Области (Тихвинская епархия), духовник и преподаватель СПбДА; руководитель сектора сухопутных войск Епархиального отдела по взаимодействию с ВС РФ, член Комиссии по вопросам помилования при Губернаторе Лен.области

Дата рождения: 27.03.1961 

Образование: Ленинградский политехнический институт (1984), Университет музыкального искусства (1983), Санкт-Петербургская Духовная семинария (1999), Санкт-Петербургская Духовная академия (2003) 

Хиротония: 10.8.1998 (диакон), 22.8.1999 (священник) 

В Скорбященском храме: с ноября 2003 

Семья: 3 дочери, 2 воспитанницы, 3 внуков

«Крестили меня в раннем детстве на Вологодчине, где священствовал, кстати, и мой двоюродный дед. Религиозное сознание проявилось в пятилетнем возрасте, уже тогда было это ощущение невыразимости высокого образами и словами. В старших классах школы я много занимался музыкой, и один из моих учителей оказался священником. Мы с ним не говорили об этом, но он давал мне книги, я много читал, и таким образом мои занятия музыкой и развитие религиозного сознания шли параллельно. Уже тогда я очень хотел стать священником и мечтал и был готов поступать в семинарию, несмотря на несогласие родителей и на все те сложности, которые бы неминуемо за этим поступлением последовали. Но все планы разрушились вместе со смертью Владыки Никодима, Ректора Семинарии: он был единственным человеком, который реально мог помочь мне преодолеть все внешние преграды, стоявшие между мной и учебой в Духовной школе: нам, ленинградским школьникам, преграждали путь в Семинарию уполномоченные КГБ...

По примеру отца я поступил в Политехнический институт, однако параллельно получал свободную профессию в Университете музыкального искусства. Наличие одновременно инженерного и музыкального образования позволило мне заниматься историей и устройством музыкальных инструментов, и я даже дослужился до старшего научного сотрудника Музея музыкальных инструментов. Работал я также и исполнителем, играл музыку самую разную: старинную, джазовую, позже сотрудничал с рок-музыкантами, когда понял, что только рок-музыканты в нашей стране были настолько свободны, что могли в своем творчестве не врать и не приспосабливаться.

К перестройке все мои друзья разъехались по заграницам, меня тоже пригласили в Париж и Мюнхен, и почти год я работал с лучшими музыкантами Европы. После чего я понял, что нигде кроме России мне не хочется быть, вернулся, стал заниматься церковной благотворительностью, был связан с большой благотворительной организацией, в которой прошел путь от переводчика до директора регионального российского отделения. Было очень много сделано, и в это время возобновились мои связи с Духовной школой.

В какой-то момент преподаватели прямо спросили меня: что с твоей детской мечтой, ты хотел быть священником, хочешь или нет? В то время я уже был взрослым сложившимся человеком, состоявшимся музыкантом, успешным также и на ниве благотворительности (только в больницы города было доставлено более 60т госпитального оборудования), у меня уже было двое детей. Надо было многое из привычных дел оставить, но я сказал, что конечно, хотел и хочу. Начал готовиться, поступил, и учился, бесконечно ценя каждый день и каждый час, проведенный в Духовной школе.

В то время священников не хватало, и мне не раз предлагали рукоположиться и приглашали меня в разные городские приходы. Но я не дерзал. В 1995 году я увидел разрушенный храм в деревне и заболел им, понял, что как-то недостоин золота городских куполов. Храм напомнил мне песню Юрия Шевчука: "Я - церковь без крестов. Лечу, раскинув руки." Начал, поначалу на общественных началах, заниматься его, храма, восстановлением. Отец Василий Стойков, тодашний ректор семинарии, хорошо ко мне относился, мы с ним организовали приходы в Отрадном, в Лезье, во Мге,  и немало прослужили вместе. И вот в 1998 я понял, что пора, и был рукоположен, сначала в диакона, через год в священника.

Уже будучи священником, я продолжал учебу в Духовной академии. Впоследствии получил предложение Владыки Амвросия стать духовником и преподавателем, которое воспринял как высокие честь и доверие. Для меня быть причастным к нашей Духовной  школе, воспитавшей столько замечательных людей, ученых и пастырей, - огромная привилегия и награда.

Восстановив Лезьенский Успенский храм и развив его в крупнейший миротворческий проект между Россией и Германией, я, по-видимому, хорошо зарекомендовал себя перед Владыкой Митрополитом. Меня, еще молодого священника, ввели в Епархиальный совет, позже сделали благочинным Кировского округа, а также перевели служить и в городе, в Скорбященский храм. Пришлось немало потрудиться: я пришел в практически пустой храм. Прихода нет, иконостаса нет, солеи нет, несколько икон, и все прихрамовые помещения в ужасающем состоянии. За 12 лет приход очень развился, мы занимаемся самой разнообразной деятельностью, и это такая, вероятно, наша общая награда.

Я счастлив быть священником. Я уверен, что из занятий на земле нет ничего выше. Это очень жертвенное служение, необходимо уметь быть всем для всех. Всегда, не уставая. И награда священника в том, чтобы первым - на амбразуру.