Празднование Казанской иконе Божией Матери


4 ноября (22 октября по ст. ст.) 

(в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 г.)

Тропарь праздника

Заступница усердная, Матерь Господа Всевышнего, Ты о всех молишься Сыну Своему, Христу Богу нашему, и содействуешь спасению всех, прибегающих под Твою могущественную защиту. О, Госпожа Царица и Владычица, защити и нас всех, обременен­ных многими грехами, находящихся в искушениях, скорбях и болезнях, ныне предстоящих и молящихся Тебе со слезами, с умиленным духом и сокрушенным сердцем пред Твоим пречистым образом и имеющих на Тебя непостыдную надежду на избавление от всякого зла, – даруй всем полезное и спаси всех нас, о Богородица Дева, ибо Ты – Божественный покров Своим рабам! 

 

Икона «Смутного времени»

«Осенняя Казанская» – так издавна зовется в народе церковный день 4 ноября (22 октября по старому стилю). С самого начала, задолго до объявления его государственным праздником, он был для православных россиян не только церковным, но и общенациональным торжеством. Да и сама Казанская икона – это один из самых почитаемых на Руси Богородичных образов. Между тем его тайна до сих пор не раскрыта. Вспомним историю явления иконы.

Ее обретение и прославление связано с Казанью, чем и объясняется название. Согласно преданию, в 1579 году, в этом городе, незадолго до того (в 1552 г.) ставшим христианским, Дева Мария яви­лась во сне девятилетней девочке Матроне и велела вырыть из земли Ее икону. Вскоре из-под пепелища сгоревшего дома извлекли чудесный образ Пречистой Девы. Написанная на доске из кипариса, икона представляет поясное изображение Богоматери с Младенцем, восседающим на Ее левой руке. Событие обретения иконы описал настоятель казанской Никольской церкви священник Гермоген, впоследствии святейший патриарх Москов­ский и всея Руси, а на месте явления иконы по велению царя Ивана IV основали Казанский женский монастырь. В 1595 г. был установлен праздник ее явления (в народе – «Летняя Казанская», 8/21 июля).

Второе прославление иконы, ставшей для нас «иконой-спаситель­ницей», связано с трагическими событиями «Смутного времени».

В 1605 г. умирает Борис Годунов; московские воеводы-предатели убива­ют его сына Федора, и в столицу въезжает Лжедмитрий I. Правда, через год он убит. Царем избран Василий Шуйский (1606–1610), но смута продолжа­ется. В 1608 г. появляется Лжедмитрий II; войска Шуйского разбиты. Начина­ется прямая интервенция: в 1609 г. польские оккупанты осаждают Смоленск, Троице-Сергиев монастырь (будущую лавру) под Москвой и вскоре входят в столицу. По дотла разоренному царству бродят ватаги разбойников и мароде­ров. В 1610 г. Шуйский свергнут; изменники-бояре избирают польского королевича Владислава на Московское царство. Православная Русь на краю гибели. Казалось, всё кончено. Но государство было спасено Церковью.

Троице-Сергиев монастырь не был взят, и позднее его келарь Авраамий Палицын, участник того страшного времени, высказал свой взгляд на причины смуты. Они кроются в грехах русских людей пред Богом. Главный же грех – это «всего мира безумное молчание»: подавление общественной инициативы, обернувшееся губительным для страны социальным эгоизмом. В решающий момент, оставшись без законного царя, «безумно молчащее» русское общество не смогло достойно перенести испытание и распалось на противоборствующие группы, руководимые своекорыстными интересами. В итоге безначальная Русская земля «побрела розно». В этом и заключалась суть наказания Божьего: «и сего ради попусти ны (нам) в самовластии быти».

Поэтому Церковь прежде всего зовет к покаянию. В 1610 году находя ­щийся под стражей патриарх Гермоген призывает всех подняться на защиту веры и Отечества. Он сумел тайно отправить в Нижний Новгород воззвание: «Пишите в Казань митрополиту Ефрему, пусть пошлёт в полки к боярам и к казацкому войску учительную грамоту, чтобы они крепко стояли за веру, унимали грабёж, сохраняли братство и, как обещались положить души свои за Дом Пречистой и за чудотворцев, и за веру, так бы и совершили. Да и во все города пишите, <…> везде говорите моим именем».

Нижегородцы откликнулись на призыв Первосвятителя. Собранное Кузьмой Мининым ополчение возглавил князь Димитрий Пожарский. Присоединившиеся к нему казанские дружины принесли с собой список с Казанской иконы и передали князю Димитрию с верой, что Пресвятая Богородица возьмёт ополчение под Своё покровительство. Перед Ее образом совершались молебны. Наши предки поняли, что все беды обрушились на страну за народные грехи, и стали готовиться к битве постом, молитвой и покаянием. После этого воинство двинулось на штурм оккупированной Москвы.

В ночь на 22 октября (по старому стилю) 1612 года томившемуся в плену архиепископу Арсению Элассонскому явился преподобный Сергий Ра­донежский и сказал: «Арсений, наши молитвы услышаны; заутро Москва бу­дет в руках осаждающих, и Россия спасена». Это радостное известие разле­телось по войскам, и, подкрепляемые силой Свыше, русские воины в этот же день штурмом взяли Китай-город (прилегающий к Кремлю район Москвы), а через четыре дня польский гарнизон в Кремле капитулиро­вал. Страшный зверь по имени «Смута» был повержен. В 1613 г. избрали за­конного царя – Ми­хаила Романова, сы­на будущего патри­арха Филарета (1619–1633), и Рос­сия стала возрож­даться. Поэтому именно в перелом­ный для судьбы страны день 22 октября (по старому стилю) стали совершать особое празднование в честь Казанской иконы Божией Матери. Сначала это был лишь московский праздник, а с 1649 года он справедливо стал всероссийским.

Но Казанская икона преподнесла нам еще один урок, смысл которого мы только начинаем усваивать. Где же тот первый чудесно явленный образ? (Не будем критиковать предание!) Известно, что наиболее почитаемые списки (копии) чудотворной иконы издавна хранились в Казанских соборах Москвы и С.-Петербурга. При этом каждый собор ревниво утверждал, что хранит именно ту первую, обретенную в Казани, чудотворную икону! Появление Ка­занской иконы в нашем богоспасаемом граде символически приурочено к учреждению новой столицы Российского государства. Вероятно, ее привезла в 1710 г. из Москвы царица Параскева Феодоровна.

Еще один чудотворный список иконы пребывал в Успенском соборе Казанского женского монастыря, но 29 июня 1904 года был похищен святотатцами и бесследно исчез. Тщательные розыски результатов не дали. Знаменательно, что это произошло незадолго до новой – самой кровавой и продолжительной – смуты в нашем Отечестве.

В конце XX столетия много писали и говорили об иконе, находившейся в Ватикане и недавно возвращенной в Москву. Некоторые надеялись, что нашлась та самая чудесно явленная в Казани икона. Однако еще до ее возвращения было установлено, что это – довольно поздний список, не ранее XVIII в. Другие сохранившиеся – Московский и Петербургский – списки иконы датируются примерно тем же временем. Таким образом, ни «оригинал» и ни один из древнейших списков времени прославления Казанской иконы в конце XVI столетия нам пока вновь не явлен.

Возможно, это произойдет с окончательным прекращением смуты в нашем многострадальном Отечестве, и день празднования Казанской иконе действительно станет Днем народного единства и примирения? Будем молиться, работать и ждать.

Литература: Казанская чудотворная икона Божией Матери, нахо­дя­ща­яся в С.-Петербургском Казанском соборе. СПб., 1891; Покровский И. М. Яв­лен­ная чудотворная Казанская икона Божией Матери: по поводу святотат­ственного похищения из Казанского женского монастыря 29 июля 1904 года // Православный собеседник. 1904. Июль–август. С. 254–285; Сказание о яв­лен­ной Казанской иконе Божией Матери, бывшей от нее чуде­сах, уста­нов­лении повсеместного празднования ей в России с 1649 года и о чти­мых спи­сках с нее, прославившихся чудотворениями. М., 1907; Скрынни­ков Р. Г. Лихолетье. М., 1988; Рубан Ю. Икона Смутного времени // «Вода живая»: Санкт-Петербургский церковный вестник, №11/2007 (94).

Ю. Рубан