Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице » Центр «ЛЕСТВИЦА» » Память славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла

Память славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла

Тропарь:

Апостолов первопрестольницы и вселенныя учителие (Первоверховные Апостолы и учителя вселенной), Владыку всех молите мир вселенней даровати, и душам нашим велию (великую) милость.

Кондак:

Твердыя и Боговещанныя проповедыватели, верх Апостолов Твоих, Господи, приял еси в наслаждение благих Твоих и покой: болезни бо онех и смерть приял еси паче всякаго всеплодия, Едине сведый сердечная.

Непоколебимых и боговдохновенных проповедников, первоверховных Апостолов Своих, Ты принял, Госпо­ди, в Свои обите­ли для блаженст­ва и упокоения, ибо страдания их и смерть благо
волил Ты принять выше всякой жер
твы, Ты – Один знающий наши сердца.
  

 

РЫБАК И КНИЖНИК

Сегодня, 12 июля (29 июня по старому стилю), – память святых Первоверховных апостолов Петра и Павла. День – значительный для наших горожан не только в сугубо церковном отношении.

Действительно, имена апостолов Петра и Павла сопровождают нас с детства и повсюду: едем ли мы гулять на Петровский остров, слушать концерт в Павловск или загорать у теплых стен "Петропавловки". Последнее слово знаменательно. Ведь в названии крепости и ее славного собора, над которым парит осеняющий город ангел, история соединила имена очень несхожих по происхождению, образованию и характеру людей. Не считая возможным отдать приоритет одному из них, христианская Церковь присвоила обоим титул "Первоверховных Апостолов" и установила один день празднования. И это не случайность. Но что нам достоверно известно об их жизни и в чем сущность апостольского служения?

"Петрос" – значит "Камень"

Несколько слов о понятии "апостол". Греческое слово апостолос заимствовано из дипломатического лексикона и переводится как "посланник", "посол". Иисус Христос, потомок царя Давида, основал Свое "Царство" в образе Вселенской Церкви и сформировал "Двор". Первые Двенадцать учеников и стали Его "чрезвычайными и полномочными представителями" в многоязычной Вселенной – Римской империи. Один из них, галилейский рыбак Симон, первым торжественно исповедал Своего Учителя Мессией (Христом) и Сыном Божиим, а потому получил символическое имя и был назначен Им старейшиной коллегии апостолов и главой будущей Церкви. «Блажен ты, Симон, сын Ионин, ибо не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах. И Я говорю тебе: Отныне ты – Петр ("Камень", "Скала"), и на этой Скале Я воздвигну Мою Церковь, и силы ада не одолеют ее» (Евангелие от Матфея 16:17–18).

Миссионерская деятельность Петра протекала первоначально в Иерусалиме и странах Переднего Востока. По преданию, позднее он стал первым епископом ("блюстителем") столичной Римской Цер­кви, передав свое главенство преемникам – римским папам. Истори­чески это весьма сомнительно, и далеко не все церковные ученые склонны принимать эту версию. Но в древности так считали: первоверховный апостол не может не быть епископом столичной Церкви! С такими символическими легендами спорить не принято.

Во время первых гонений на христиан (66–67 гг.), развязанных безумным императором Нероном, Петр был арестован и приговорен к распятию. Этот период его жизни многим из нас знаком по роману Генрика Сенкевича "Камо грядеши" и двум (если не ошибаюсь) вер­сиям одноименного фильма. Считая себя недостойным умереть так, как Учитель, он попросил, чтобы его распяли на кресте вниз головой.

 
"Апостол языков"

Совершенно иная судьба складывалась первоначально у другого первоверховного апостола, не принадлежавшего к Двенадцати и даже не видевшего Христа при Его земной жизни. Савл (точнее Шауль) родился около 10 г. н. э. в Тарсе (южное побережье Малой Азии) в богатой еврейской семье, обладавшей ценной привилегией – правом наследственного римского гражданства, и его официальное римское имя было Павел. Изучив Священное Писание и овладев богатым арсеналом античной культурной традиции (что явствует из его блестящих Посланий), молодой книжник отправился в Иерусалим и вступил в школу известного законоучителя Гамалиила.

Гамалиил возглавлял "либеральную" фарисейскую школу, а его оппонентом был ригорист равви Гиллель. Наставник будущего апостола Павла зарекомендовал себя человеком благоразумным: он считал излишним преследовать только что зародившееся христианство и апеллировал к нелицеприятному суду Истории, безжалостно предающей забвению самые громкие утопии. "Оставьте этих людей (христиан), – говорил он членам Синедриона (верховного еврейского Совета), – ведь если их дело и учение основано только на человеческом вымысле, то оно само собой разрушится; если же оно от Бога, то вы не сможете разрушить его, и берегитесь, чтобы вам не оказаться еще и богопротивниками" (Деяния Апостолов 5:38–39). (Этот знаменитый "совет Гамалииила" многочисленные гонители христианства безуспеш­но пытаются опровергнуть уже почти два тысячелетия.)

Внял ли его примеру способный ученик, молодой фарисей Савл? О нет! Савл не обладал терпимостью Гамалиила, а потому принял участие в казни перводиакона Стефана, побитого камнями (Деяния 7:58), а затем направился в Дамаск, чтобы и там преследовать бежавших христиан, казавшихся ему кощунственными разрушителями Моисеевой религии. "Савл! Савл! За что ты гонишь Меня?", – услышал он вдруг голос явившегося ему Иисуса Христа. Гонитель понял, что чудовищно заблуждался, что распятый Иисус из Назарета – не самозванный обманщик, но истинный Мессия, в Котором и воплотился конечный смысл всей ветхозаветной истории ожидания начиная от Авраама.

Какова его дальнейшая судьба? Фарисей Савл стал апостолом Павлом и охватил миссионерскими путешествиями всю Римскую империю. В своих "Посланиях" он заложил основы христианской богословской науки, переведя простые религиозно-нравственные евангельские истины на язык греческой философии, сделав их тем самым универсальными и достойными внимания образованных язычников. (Христианское преда­ние рассказывает о знакомстве апостола Павла с римским философом-стоиком Сенекой и хранит их апокрифическую переписку.) Так христи­анство, в котором первоначально видели лишь иудейскую секту мало­ культурных фанатиков, стало Вселенской религией, а Павел был назван историками «Вторым основателем Христианства».

По преданию, Павел тоже погиб в Риме, вскоре после смерти апостола Петра, около 67 г. н. э., но, как римский гражданин, был удостоен "привилегированной смерти" – казнен мечом. Христиан­ская иконография почти всегда совмещает их образы. При этом атрибутом ап. Петра являются ключи, а ученого ап. Павла – книга.

Иногда приходится слышать наивный вопрос, особенно от школьников и гостей нашего города: название Петербурга связано с апостолом Петром или с его основателем царем Петром (как говорили в советское время иные экскурсоводы)? Ведь в течение десяти лет – с 1914 по 1924 – он приземлённо так и назывался – Петроград, то есть просто "Город Петра" (а не Святого Петра)?!

Конечно же, нет! Вспомните, что недавно мы праздновали очеред­ной День города, 16/27 мая 1703 г. Но эта дата – условно-символическая. Хорошо известно, что, вопреки красивой легенде, Петра I тогда на Заячьем острове не было, и закладку крепости вел его "друг сердешный" А. Д. Меншиков. А потому днем основания города претендует быть и сегодняшний праздник, – ведь 29 июня 1703 г. заложили церковь Петра и Павла, ознаменовав событие пальбой из пушек, а царь праздновал "день Ангела" – свои именины. (На всякий случай напоминаю, что в XVIII в. праздник приходился на 10 июля по григорианскому календа­рю.) И не в свою честь (!), а в честь своего небесного покровителя Петр I назвал новую столицу Санкт-Питербурхом – «Городом Святого Петра». В этом глубокий смысл. Апостол Петр – хранитель ключей от врат рая. Поэтому и город его имени сам становится "ключом" от Балтийского моря и "окном в Европу", выводя Россию из варварской изоляции.

А как говорит простой народ об этом дне? В народном календаре "Петров день" – разгар лета. Но все же: "Петр и Павел час убавил". В С.-Петербурге с этого праздника вновь зажигаются ночные городские фонари. Грустно, что так быстро прошли наши ностальгические "белые ночи".

Ю. Рубан («Вода живая: С.-Петербургский церковный вестник», 2007. №7)