Праздник Воздвижения

Праздник Воздвижения

Праздник Воздвижения, посвященный Кресту Христову, выражает литургический (богослужебный) аспект почитания христианами Голгофского Креста как орудия спасения человечества. Название указывает на торжественное поднятие Креста вверх ("воздвижение") после обнаружения его в земле. Это единственный двунадесятый праздник (т. е. один из двенадцати величайших праздников годового цикла), исторической основой которого явились не только новозаветные события, но и более поздние – из области церковной истории.
Рождение Богоматери, праздновавшееся шестью днями ранее, – преддверие тайны воплощения Бога на земле, а Крест возвещает о Его будущей жертве. Поэтому праздник Креста тоже стоит в начале церковного года (14/27 сентября). Его происхождение связано с тор-жеством христианства в IV веке. Вспомним историю Святых мест.
Тремя столетиями ранее, весной 30 года, въезжая в Иерусалим за неделю до страданий, Христос, – пишет евангелист Лука, – «заплакал о нем и сказал: "О, если бы в этот день и ты уразумел, что ведет к миру! Но это сокрыто ныне от глаз твоих. И вот постигнут тебя такие дни, когда твои враги возведут против тебя осадные башни, и возьмут тебя в кольцо, и отовсюду будут тебя теснить, и повергнут во прах тебя и обитающих в тебе, и не оставят у тебя камня на камне..."» (19:41–44).
Прошло сорок лет, и римские оккупанты, жестоко подавившие восстание жителей Палестины, взяли штурмом Иерусалим. При этом сгорел Храм (70 г., сентябрь), единственное дозволенное в Ветхом Завете место поклонения Единому Богу, и с тех пор богослужения в собственном смысле (жертвоприношения) у иудеев не совершаются.
Во II веке император Адриан, разгромивший последнее антиримское восстание Бар-Кохбы (132–135), враждебный как к иудеям, так и к христианам, решил уничтожить все следы ненавистных ему религий. Он полностью перестроил Иерусалим (ставший эллинистическим городом, пребывание в котором евреям было запрещено под страхом смерти) и назвал его, в честь жены, Элия Капитолина. На два столетия Святой город словно бы исчез с лица земли .
На месте Голгофы и Гроба Господня был построен храм Венеры, а на террасе бывшего Иерусалимского храма – храм Юпитера. Роща Адониса окружила Вифлеемскую пещеру.
Только после 313 г., когда "Миланский эдикт" (точнее – рескрипт) римского императора Константина I Великого (306–337) предоставил христианам свободу вероисповедания, началось восстановление пору-ганных Святынь. Сам император приказал построить храм Воскресения (греч. Анастасис) на месте Голгофы и пещеры Гроба Господня после произведённых на этом месте раскопок. Его освящение состоялось 13 сентября 335 г., и было решено праздновать Воздвижение Креста 14 сентября (по юлианскому календарю). По преданию, хранившийся в Иерусалиме Крест Господень был незадолго до этого (в 325 или 326 г.) найден ("обретён") матерью Константина, вдовствующей императрицей Еленой, совершившей паломничество по Святым местам и лично возглавившей раскопки Голгофы. (Римская церковь празднует "Обретение Святого Креста Господня" 3 мая, согласно указанию древних авторитетных месяцесловов.) Официальное церковное сказание об установлении праздника читается у византийских историков уже следующего (V-го) столетия; при этом они приводят различные варианты этого события.
Согласно Феодориту Кирскому († ок. 466 г.), царица Елена, "увидев место, принявшее спасительные для всего мира страдания, тотчас повелела разрушить постыдное капище (храм Венеры) и вывезти сор. Когда же открылась гробница, то явились три креста, зарытые при Гробе Господнем. Тут все несомненно уверились, что один из них был крест Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, а прочие кресты распятых с Ним разбойников, но никто не знал, который именно прикасался к телу Господню и принял капли драгоценной Его крови. Мудрейший Макарий, предстоятель города (архиепископ Иерусалимский), разрешил это недоумение следующим образом. Одна знаменитая женщина одержима была продолжительной болезнью. Возлагая на неё с молитвой и благоговением каждый из этих крестов, он узнал силу креста Спасителя, который, лишь только коснулся той жены, тотчас исцелил тяжкую её болезнь. Таким образом мать царя достигла того, что составляло предмет её пламенных желаний" (Церковная история 1, 18). По версии же другого историка, Созомена († сер. V в.), подлинность Голгофского Креста выявилась при возложении на него покойника, немедленно воскресшего.
После этого архиепископ Макарий высоко "воздвиг" (поднял) Животворящий Крест над молящейся толпой жителей Иерусалима и паломников, давая возможность всем увидеть святыню. Согласно современной православной традиции, накануне праздника Воздви-жения (за Всенощным бдением, после "Великого славословия"), священник выносит изображение креста (распятие) из алтаря на середину храма, возлагая его на аналой. В соборных церквах существует обычай медленно "воздвигать" его на четыре стороны света при пении "Господи, помилуй!" Поскольку Крест – символ страданий, то в день Воздвижения установлен пост.
Сказание об обретении Креста следует оценивать не в историческом, но в богословско-символическом аспекте (подобно Введению Богородицы во Храм), поскольку современникам Константина и Елены оно неизвестно. Сам имп. Константин в поздравительном письме к архип. Макарию, предлагая украсить недавно открытый гроб Господень, ничего не говорит о Кресте. Не знает о нём и "Паломник из Бордо" (333 г.), описавший Голгофу и храм Воскресения. Знаменитый историограф константиновой эпохи Евсевий, архиепископ Кесарии Палестинской (в подчинении которого находилась тогда Иерусалимская Церковь), в своем "Похвальном слове императору Константину" (335 г.) и "Жизни Константина" также не упоминает об обретении Креста. При этом он подробно описывает его строительную деятельность на месте воскресения Христова, предшествующие раскопки Гроба и даже паломничество по Святым местам Елены. (Разумеется, такое нарочитое игнорирование величайшей христианской Святыни было бы невозможным даже для объективного языческого историка, тем более для правящего архиерея, в епархии которого будто бы произошло это знаменательное событие!) Во 2-й пол. IV в. архиеп. Кирилл Иерусалимский уже говорит о почитании Креста Господня в Иерусалиме и о том, что частицы его разнесены христианами по всей империи.
Вероятно, в это время начинает формироваться цикл легенд об обретении Креста Господня. Сюжетно они объединены образом благочестивой женщины, нашедшей на Голгофе три креста и через излечение (или воскрешение) человека определившей истинный Крест. Впервые о нахождении Креста Еленой пишет в 395 году Амвросий Медиоланский (западный епископ, не бывавший в Иерусалиме!). У другого западного писателя и поэта Павлина Ноланского (403 г.) появляются подробности – о призвании Еленой на Голгофу, в качестве советников, еврейских и христианских мудрецов и о божественном вдохновении, разрешившем недоумение императрицы. В сирийских вариантах легенды среди по-мощников Елены, кроме архиепископа Макария, фигурируют другие персонажи (в том числе последний иудео-христианский епископ Иерусалима Иуда Кириак). Ещё одна версия приписывает первое обретение Креста мифической Протонике, именуемой женой имп. Клавдия (41–54 г.). Святой Иоанн Златоуст (†407 г.) противопоставляет этим легендам утверждение об эсхатологическом смысле Креста, который не остался на земле, но был взят Спасителем на небо, чтобы вновь явиться с Ним лишь во время Второго Славного Пришествия. (В других текстах с именем этого автора – текстологи признают их неподлинными – приводится традиционное сообщение о находке трех крестов.)
Лит.: Скабалланович М. Н. Воздвижение Честного и Животворящего Креста Креста Господня. Киев, 2004; Chirat H. Cross. Finding of the Holy // New Catholic encyclopedia. Palatine, 1981. Vol. 2, p. 479–482.
Ю. Рубан